Логотип



Procanvas.ru - Печать на холсте

РОЖДЕНИЕ ВАЛЛЕТТЫ

Сразу же после того, как осада была снята, рыцари принялись обживать остров. Стены Витториозо — так были названы в честь великой победы сросшиеся вместе города Биргу и Сенглеа — были полуразрушены. Новую столицу следовало построить быстро и в соответствии с требованиями военной науки. Герой Великой осады магистр ля Валетт превратился в архитектора и военного инженера.

Местом строительства новой столицы был избран полуостров Шиберрас, позволявший контролировать и Большую гавань, и находящуюся рядом гавань Мерсамшетт. У него были, конечно, свои недостатки. Берега полуострова представляли собой отвесные скалы из песчаника, удобных мест для причала на нем не было. Кроме того, на полуострове не было источников воды. Однако его доминирующее положение в Большой гавани предопределило место строительства будущей столицы Мальты.

Папа Пий IV, одобрив намерение ля Валетта, направил на Мальту знаменитого инженера Франческо Лапарелли, находившегося в то время на службе у герцога Козимо Медичи. Уже через три месяца после снятия осады, в декабре 1565 года, Лапарелли прибыл на остров. Совместно с находившимися на службе у Ордена архитектором Джероламо Кассаром он разработал детальный план фортификаций будущего города. Восковая модель будущей столицы Мальты была направлена королю Филиппу II Испанскому, который после некоторых изменений одобрил ее.

Сложнее обстояло дело с финансированием задуманного гигантского строительства. Европейские монархи не спешили подкрепить свои добрые чувства к защитникам христианства финансовой помощью, и, если бы не пожертвования рыцарей  и мальтийцев, добровольно согласившихся платить на период строительства повышенные налоги, строительные работы растянулись бы на долгие годы. Камень в основание будущего города был заложен ля Валеттом 28 марта 1566 г. К этому времени, впрочем, основные контуры будущих фортификационных сооружений были намечены траншеями и глинобитными сте-{45}нами. На строительстве одновременно работали до 8 тыс. сицилийцев и рабов из числа захваченных рыцарями пленных. Престарелый великий магистр ежедневно бывал на месте будущей столицы, однако завершенными ему удалось увидеть лишь небольшую часовню и несколько бастионов. 28 августа 1568 г. ля Валетт скончался и был погребен в построенной им часовне. Впоследствии прах его был перенесен в алтарную часть собора Св. Иоанна.

Сменивший ля Валетта великий магистр Пьетро дель Монте с огромной энергией продолжил дело своего предшественника. Буквально на глазах росли стены будущего города, окруженные глубокими рвами, возводились мощные бастионы, башни и кронверки. Всего лишь через пять лет после начала строительства стены и укрепления Валлетты — так была названа будущая столица — были в целом завершены. В 1571 году длина ее стен составляла уже около 2 миль, включая 30 хорошо укрепленных бастионов от 60 до 170 футов высотой. В город можно было проникнуть через ворота Сент-Джордж — со стороны будущего предместья Валлетты — Флорианы — и через так называемые Морские ворота, выходившие в гавань Мерсамшетт, где предполагалось содержать военный флот Ордена.

За стенами в короткое время вырос город дворцов и соборов. Новая столица вполне отвечала архитектурным идеалам XVI века. Она раскинулась на склонах холма Шиберрас, вершина которого была срыта. Улицы были спланированы строго перпендикулярно друг другу. Продольные были достаточно широки, чтобы дать разъехаться двум экипажам, а поперечные были уже и короче и предназначались для пешеходов и портшезов.

15 марта 1571 г. великий магистр дель Монте совершил торжественный въезд в новый город. После того как была отслужена праздничная месса, великий магистр направился в дом своего племянника Евстахио в сопровождении всех рыцарей Большого креста и свиты. На следующий день дель Монте отправился выбирать место для собственного дворца. По преданию, земельный участок, на котором он был построен, подарен Ордену благородной мальтийской семьей в вечное пользование за символическую плату в пять зерен пшеницы и стакан воды из колодца, находившегося во внутреннем дворике дворца.

Здание для будущей резиденции великих магистров неоднократно перестраивалось, но и сегодня, любуясь его фасадом, выходящим на площадь Республики, как бы мысленно переносишься на четыре столетия назад — архитектурный ансамбль {46} этого старинного квартала складывался по мере того, как росла и укреплялась столица Мальты.

Неподалеку от Дворца великих магистров расположена, пожалуй, главная достопримечательность Валлетты — кафедральный собор Св. Иоанна. Собор поставлен необычно — вдоль оси улицы Республики. Фасад его выходит в небольшой переулок. У бокового крыла, напротив здания Верховного суда Мальты, — памятник рыцарям — героям Великой осады.

Вокруг собора с утра кипит шумное торжище. Здесь десятки небольших магазинов, витрины которых привлекают многочисленных туристов. Небольшую площадь перед фасадом собора облюбовали уличные торговцы, с раннего утра располагающие здесь свои товары. Однако, когда старинный колокол на башне собора бьет один раз, площадь пустеет. Каждый день в один и тот же час торговцы изгоняются от стен храма.

Фасад собора по-монашески строг. Единственное его украшение — балкон, нависающий над входом и опирающийся на две коринфские колонны. С него великие магистры в дни церковных праздников обращались к народу. Отсюда же герольды впервые возвещали имя нового главы Ордена. Фасад венчают две небольшие квадратные башенки, которые когда-то украшали островерхие восьмигранные шпили, придававшие собору сходство с рыцарским замком. Они были сняты в годы второй мировой войны, когда налеты немецкой авиации потрясали собор до основания.

Собор — ровесник Валлетты. Храм во имя Св. Иоанна, покровителя Ордена, рыцари решили воздвигнуть через два года после того, как переехали в свою новую столицу. Строительство велось в 1573—1577 годах на средства великого магистра Жана де ля Кассьера. Собор был торжественно освящен 20 февраля 1573 г.

Строительство собора Орден поручил мальтийскому архитектору Джероламо Кассару, помощнику знаменитого Лапарелли. К этому времени Кассар уже построил церковь Св. Марка в пригороде Мдины Рабате и имел репутацию лучшего архитектора острова. Фасадная часть собора Св. Иоанна повторяет в несколько измененном виде один из эскизов Микеланджело для церкви Сан-Лоренцо во Флоренции.

Внутреннее великолепие собора резко контрастирует с его внешней суровостью. Собор был предметом особой гордости и заботы Ордена. Каждый великий магистр после избрания и каждый рыцарь после повышения в следующий ранг были обязаны делать вклады и преподносить собору богатые подарки. {47} Особой щедростью в его украшении отличались великие магистры братья Рафаэль и Никола Котонеры, чьи гербы особенно часто встречаются на стенах собора. Великий магистр Карафа преподнес выполненный из мрамора и бронзы великолепный алтарь. В 1685 году его стоимость составляла 4500 золотых эскудо. Раймонд де Переллос подарил знаменитые голландские гобелены, выполненные по картинам Рубенса, Пуссена и Маттио Прети. Их и сегодня можно видеть в музее собора. В течение веков здесь скопились несметные сокровища, часть из которых была вывезена рыцарями еще с Родоса. Недаром собор Св. Иоанна, пока его не разграбили гренадеры Наполеона в 1798 году, пользовался славой одного из богатейших католических храмов Европы.

Особую историческую и художественную ценность имеют пол и потолок собора. Осторожно ступаем по плитам из цветного мрамора. Это надгробия 356 захороненных здесь рыцарей. Мраморной цветной мозаикой изображены похоронные процессии, морские битвы, кипарисы над могилами, тюрьмы, черепа, маленькие ангелы с лавровыми венками в руках, амуры. Мозаика выложена на черном фоне с использованием кусочков лилового, желто-золотистого, ржаво-коричневого и вишневого оттенков. Над каждой надгробной плитой — герб рыцаря, украшенный мальтийским крестом. Буквы девизов и надписи — золотые.

В соборе нашли последний приют 26 из 28 великих магистров Ордена, правивших на Мальте. Только два магистра, Дидье де Сен-Жайль и Фердинанд фон Гомпеш, умерли и похоронены за пределами Мальты. 12 гроссмейстеров, среди них де Лиль Адам, ля Валетт, Алоф де Виньякур, похоронены в крипте, подвальном помещении под алтарем. Единственный рыцарь, удостоившийся чести быть похороненным в крипте, — сэр Оливер Старки, секретарь великого магистра ля Валетта и последний из рыцарей английского языка на Мальте. Старки, особо отличившийся в дни Великой осады, пользовался таким уважением среди рыцарей, что, когда он скончался в 1588 году, Совет Ордена принял решение похоронить его с особыми почестями.

Многие великие магистры похоронены в часовнях своих языков, где им сооружены великолепные надгробные памятники. Каждая из часовен, расположенных в боковых нефах собора, посвящена святому, являвшемуся патроном того языка, которому она принадлежала. Декретом великого магистра Алофа де Виньякура от 19 февраля 1603 г. часовни были распределены между языками по старшинству в следующем порядке: Про-{48}ванс, Овернь, Франция, Италия, Арагон, Англия, Германия и, наконец, Кастилья, Леон и Португалия.

Ближнюю с правой стороны к алтарю часовню до сих пор называют часовней мадонны Филермо. Здесь хранилась одна из реликвий Ордена — древняя византийская икона, вывезенная рыцарями с Родоса. Сейчас ее место занимает образ мадонны, перенесенный из часовни Св. Екатерины, принадлежащей итальянскому языку. Ее иногда называют мадонна Карафа, поскольку образ был преподнесен Ордену семьей великого магистра Карафы.

Свод главного нефа собора расписан кистью Маттио Прети. Эль-Калабрезе, как называют его хранители Ордена, появился на Мальте в начале 1661 года в зените славы одного из лучших  художников Италии. К этому времени им уже были выполнены фрески в храмах Модены, Неаполя и других итальянских городов.

15 сентября 1661 г. Маттио Прети предложил Совету Ордена расписать и декорировать за свой счет свод собора Св. Иоанна. Совет не только в тот же день утвердил проект, представленный художником, но и сделал его рыцарем. 38 лет своей жизни Прети посвятил работе в соборе Св. Иоанна. Разделив свод нефа на шесть частей, он расписал его сценами из жизни Иоанна Крестителя. Его кисти принадлежит и настенная роспись, изображающая сцены из жизни Ордена. По проектам Эль-Калабрезе исполнена и резьба по камню, украшающая часовни собора. Из уважения к заслугам Маттио Прети он похоронен в храме, его могила находится слева от главного входа.

Маттио Прети и сегодня чтут и помнят на Мальте. В музее изящных искусств действует постоянная экспозиция его картин, среди которых выделяется выразительностью и колоритом полотно „Мученичество Св. Екатерины”.

С кафедральным собором Ордена связано и имя другого гиганта позднего Возрождения — Микеланджело Мерити да Караваджо. На Мальте Караваджо работал с июля 1607 года. Им написаны два портрета Алофа де Виньякура, один из которых сейчас в Лувре, другой — в галерее Питти. В музее собора можно видеть еще два полотна, написанных знаменитым художником, — „Усекновение головы Иоанна Крестителя” и „Св. Иеремия”.

Картины Караваджо находятся сегодня в капелле правого крыла собора, сооруженного в начале XVIII века. Здесь рыцари собирались вместе для обсуждения текущих дел. Здесь же находится и один из трех органов, установленных в соборе: два других, расположенных над алтарем, изготовлены в конце XVII века. {49}

В капелле собрано немало великолепных произведений искусства, но главные из них — картины Караваджо. Как известно, творчество великого художника характеризовало мастерское использование света и тени, оказавшее огромное влияние на последующее развитие живописи.

В примыкающем к часовне музее можно видеть великолепный реликварий работы Джованни Бернини, в котором хранилась главная реликвия Ордена — правая рука Иоанна Крестителя.

История этой реликвии весьма поучительна. Предание гласит, что первым обладателем фрагмента правой руки Иоанна Крестителя, которой тот крестил Христа, был евангелист Лука. Рука хранилась в Антиохии, и первое упоминание о ней относится к эпохе императора Юлиана Отступника (362—363 гг.). Затем она попадает в Константинополь. Император Константин во главе большой процессии собственноручно отнес ее в церковь Св. Иоанна в Петре, где ей поклонялись до падения Константинополя в 1453 году. Мехмет II, завоеватель Константинополя, перенес руку в сокровищницу своего дворца, но там она находилась недолго. Султан Баязет II, желая продемонстрировать Ордену свое миролюбие, передал рыцарям бесценную реликвию. Его посол вручил кипарисовый ларец, в котором на розовом шелке лежала рука Иоанна Крестителя, великому магистру Пьеру д’Обюссону на Родосе в 1484 году. Специальная комиссия установила подлинность реликвии. Рыцари привезли руку на Мальту в 1530 году, и с тех пор в течение 268 лет она хранилась в соборе Св. Иоанна в прекрасном золотом реликварии, осыпанном драгоценными камнями. После оккупации Мальты французами великому магистру фон Гомпешу, удалившемуся в Триест, было позволено взять руку с собой 16.

Однако вернемся в собор. Один из самых замечательных памятников, находившихся в нем, — надгробие великого магистра Никола Котонера в часовне Арагона, Каталонии и Наварры. Надгробная композиция выполнена скульптором Доменико Гвиди (1628—1701 гг.) в Риме, затем перевезена на Мальту. Мраморный постамент, на котором установлен бюст великого магистра, опирается на фигуры двух полуобнаженных мужчин, выполненные из белого мрамора в полный рост. Они сгибаются под тяжестью пушек, груды оружия и военных трофеев. За головой Котонера — мраморная пирамида, по обе стороны которой изображены парящие ангелы. Один из них держит в руках герб великого магистра.

Левая фигура невольно привлекает особое внимание. Это обнаженный по пояс мускулистый человек, на гладко выбри-{50}той голове которого оставлен только длинный запорожский чуб — оселедец. Как удалось выяснить, есть две версии появления человека с внешностью запорожца в соборе Св. Иоанна. Согласно одной из них, фигура запорожца символизирует связи Ордена в середине XVII века с вольной казачьей республикой, боровшейся против своих извечных врагов — турок. Согласно другой, это польский князь Радзивилл, попавший в плен на турецкую галеру, а затем освобожденный рыцарями и долго живший на Мальте. В любом случае фигуру запорожца на памятнике Никола Котонеру можно считать свидетельством давних, но пока еще слабо изученных связей Польши и южной Украины с Орденом 17.

В том, что такие связи существовали, мы вскоре убедимся. Однако прежде остановимся на годах Корсо — так принято  называть период со снятия Великой осады до конца XVII века,  в течение которого госпитальеры были грозной силой в Средиземноморье.

 

Далее