Логотип



Procanvas.ru - Печать на холсте

„МАЛЬТА НЕ НУЖНА РОССИИ”

Уже через пять дней после восшествия на престол, 16 марта 1801 г., Александр I объявил манифестом о том, что он принимает Мальтийский орден под свое покровительство. Местом пребывания Ордена был назван Петербург; впредь до избрания великого магистра Н. И. Салтыкову было предписано оставаться его лейтенантом, или, как говорилось в манифесте, поручиком. Подтвердив готовность сохранить за собой звание протектора Ордена, Александр недвусмысленно дал понять, что не собирается возлагать на себя сан великого магистра. Для решения вопроса о великом магистре он призвал созвать капитул Ордена в Петербурге 87.

Отказавшись от звания великого магистра, Александр стремился отмежеваться от крайностей политики Павла I, но главное желание — вовлечь Мальту в орбиту русского влияния — оставалось на первых порах неизменным. До середины 1805 года мальтийский вопрос занимал важное место во внешней политике Александра I.

Россия была заинтересована в том, чтобы Мальта не досталась ни Англии, ни Франции. В связи с этим александровские дипломаты продолжали решительно настаивать на выводе английских войск с Мальты и возвращении острова его „законному” владельцу — Ордену Св. Иоанна.

Однако против этого выступили ведущие европейские державы. Талейран предложил превратить Мальту в общеевропей-{133}скую больницу. За этим внешне филантропическим предложением скрывалось стремление Франции укрепить свое влияние на Мальте. Осенью 1801 года бывший великий магистр Гомпеш был принят в Париже с официальным визитом. На это в ноябре последовал резкий протест русского правительства 88.

Великобритания также не поддерживала идею о возвращении Мальты госпитальерам. В условиях осложнившейся ситуации в Европе в Лондоне были заинтересованы прежде всего в том, чтобы вбить клин в улучшившиеся отношения между Францией и Россией. С этим расчетом английский кабинет предложил России в сентябре 1801 года установить свой протекторат над Мальтой и ввести на остров русские войска. 12 октября в Государственном совете состоялось обсуждение этого предложения. Под влиянием нового канцлера В. Кочубея Совет высказался против установления русского протектората над Мальтой, мотивировав свое решение тем, что подобный шаг мог втянуть Россию в конфликт с Францией. С учетом итогов этого обсуждения был подготовлен рескрипт Александра I русскому послу в Лондоне С. Р. Воронцову от 17 октября 1801 г., в котором император вновь предложил вернуть Мальту Ордену Св. Иоанна 89.

С осени 1801 года начались затяжные консультации трех держав по вопросу о Мальте. В ноябре в ходе лондонской прелиминарной конференции, готовившей текст мирного договора между Англией и Францией, английские дипломаты заявляли, что Великобритания была готова эвакуировать свои войска с Мальты. Одновременно английский кабинет вновь обратился к России с предложением ввести русские войска на Мальту, с тем чтобы гарантировать готовившуюся англо-французскую договоренность по мальтийским делам. Относительно ввода войск из Петербурга вновь последовал отказ, однако принять участие в гарантиях Россия, в принципе, согласилась, опасаясь, что в противном случае она будет отстранена от переговоров вокруг Мальты 90.

В результате дипломатических консультаций между Россией, Англией и Неаполитанским королевством, прошедших в Петербурге в ноябре — декабре 1801 года, было выработано следующее соглашение:

— Орден Св. Иоанна должен вернуться на Мальту, которая переходит под сюзеренитет Неаполя; на остров вводятся неаполитанские войска;

— провозглашается нейтралитет Мальты;

— окончательная договоренность между Англией и Францией о Мальте будет гарантирована Россией 91. {134}

Важно отметить, что в этот непростой для Европы период русских гарантий в мальтийских делах добивался и Наполеон, стремившийся притормозить и осложнить начавшееся русско-английское сближение.

Правительство Александра I могло быть удовлетворенным: в мальтийском урегулировании была выработана политическая формула, соответствующая его интересам. Уклонившись от чреватого опасностями протектората над Мальтой и подставив вместо себя в качестве протектора бессильный Неаполь, Россия вместе с тем обеспечивала преобладающее влияние на Мальте 92. В конце 1801 года русско-английские контакты по Мальте зашли так далеко, что по инициативе России была достигнута договоренность о допуске местных жителей к управлению островом.

Тем временем Александр I настойчиво стремился удержать Орден в орбите русского влияния. Он официально потребовал от папы легализовать акты Павла I как великого магистра и продолжал настаивать на том, чтобы избрание нового главы Ордена Св. Иоанна совершилось в Петербурге. В Риме понимали деликатность ситуации и предупреждали в этом смысле Бенвенутти.

Стремление Александра I решить вопрос о великом магистре в Петербурге было явно не по душе Риму. Папа ссылался на то, что в русской столице не присутствовали представители всех восьми языков, а большинство членов русского великого приорства были православными. В феврале 1802 года кардинал Консальи предложил, чтобы члены орденского капитула, рассеянные по всему свету, направили свои мнения относительно кандидатуры великого магистра непосредственно в Рим на утверждение папе.

Между тем баланс европейских сил в очередной раз изменился. Вторая коалиция закончилась миром между Англией и Францией, заключенным в Амьене 25 марта 1802 г. Статья Х мирного договора предусматривала возвращение Мальты Ордену. Эвакуация английских войск должна была последовать через три месяца после ратификации договора. Предусматривалось размещение на острове воинского контингента Неаполя численностью в 2 тыс. человек. В качестве гарантов этой договоренности назывались Франция, Англия, Австрия, Испания, Россия и Пруссия. Кроме того, в тексте договора прямо указывалось, что новый великий магистр должен быть избран капитулом Ордена, собранным на Мальте.

Россия не признала статей Амьенского договора, изменявших порядок выборов великого магистра и устанавливавших {135} новую, не соответствующую расчетам Александра I систему гарантий. На своих заседаниях 26 апреля и 3 мая 1802 г. Государственный совет рассматривал вопрос об отношении к Амьенскому миру. Несмотря на выявившиеся в ходе обсуждения неоднозначные подходы членов Государственного совета к мальтийским делам, возобладало мнение о том, что Амьенский мир фактически аннулировал предшествующие англо-русские договоренности о Мальте. Члены Совета выступили против участия России в системе гарантий. В пылу дискуссии А. Р. Воронцов, выражая мнение наиболее радикально настроенных членов Совета, предложил порвать связи России с Орденом Св. Иоанна.

В течение последующих месяцев англичане настойчиво добивались изменения позиции России в вопросе о гарантиях. Однако русское правительство проявило твердость. В июле 1802 года в ходе нового обсуждения в Государственном совете мальтийских дел Н. П. Румянцев заявил: „Мальта не нужна России. Гарантии могут лишь вовлечь ее в европейскую войну” 93.

Тем не менее под дипломатическим давлением Петербурга Англия и Франция приняли русский план, состоявший в том, чтобы выбор великого магистра, одобренный римским папой, был сделан из числа кандидатов, избранных приорствами 94. Рим также был вынужден согласиться с этим, учитывая, что Александр I разрешил прибыть в Петербург новому папскому нунцию.

Великое приорство российское избрало своих кандидатов 15 марта 1802 г. Наибольшее количество голосов (23) получил бальи Томмази. Список кандидатов был направлен также приорствам Баварии, Богемии и Германии, Португалии, Сицилии и Венеции. Рим, Пиза и Ломбардия оставили право выбора папе. Испанские языки не участвовали в голосовании. В сентябре 1802 года папа Пий VII назначил великим магистром байли Бартоломео Руспелли, представителя великого приорства римского, находившегося в Шотландии. Курьер из Рима спешно выехал в Шотландию, однако Руспелли категорически отказался принять титул великого магистра. Папа употребил все свое влияние, чтобы заставить Руспелли переменить решение, однако добился лишь того, что кандидат в великие магистры заявил, что вернется на Мальту и примет предложенный ему титул только в том случае, если на острове не останется ни одного иностранного солдата. Пий VII был вынужден отступить.

9 февраля 1803 г. папа дал согласие на избрание магистром Жана-Батиста Томмази, кандидатура которого была предложена {136} великим приорством российским. Одновременно папа санкционировал отставку Гомпеша, дав тем самым понять, что так и не признал избрание Павла великим магистром.

После получения известий о решении папы капитул Ордена, заседавший в Петербурге, сложил с себя полномочия и передал их новому великому магистру. Вскоре, однако, выяснилось, что Англия вовсе не собирается соблюдать положения Амьенского договора о передаче Мальты Ордену. Томмази решил перенести штаб-квартиру Ордена в Мессину.

Однако и после избрания Томмази судьба русских великих приорств оставалась неясной. На первых порах оба они управлялись сначала из Мессины, а затем, с 1804 года, из Катаньи, куда перебрался Томмази. Великим приором русского православного приорства остался сам император Александр I, а байли католического был назначен Н. И. Салтыков.

Не было ясности и в отношении того, как следовало распорядиться крупными финансовыми средствами, которыми располагал Орден в России. 29 апреля 1803 г. Н. И. Салтыков в отчете императору отмечал, что казна Ордена в России составляла 448363 рубля, из которых 159613 рублей принадлежало католическому приорству и 288750 — православному 95. Русский двор явно не хотел переводить эти деньги в Италию. Томмази было сказано, что средства Ордена, находящиеся в России, будут возвращены тогда, когда Орден постоянно обоснуется на Мальте. Однако этого не произошло. После смерти Томмази, последовавшей в 1805 году, начался длительный период упадка Ордена Св. Иоанна, продолжавшийся до 29 мая 1879 г., когда им поочередно правили семь лейтенантов великого магистра. В 1802 году от Ордена окончательно отпали четыре великие приорства испанские. В 1806 году наступил черед великих приорств Венеции, Ломбардии и Германии. В 1808 году из Ордена вышли великие приорства Баварии, Рима и Капуи, в 1825 году — великое приорство Мессины, а в 1834 году — великое приорство Португалии.

Свое существование в России Орден закончил в 1810 году. 26 февраля император Александр I указом на имя Н. И. Салтыкова передал финансовые средства Ордена в государственную казну. В апреле 1811 года Государственный совет утвердил распоряжение императора. 20 ноября 1817 г. специальным декретом русским подданным было запрещено получать или носить мальтийские кресты, поскольку великие приорства российские были объявлены аннулированными 96. {137}

 

Далее