Логотип



Procanvas.ru - Печать на холсте

ПОСЛЕДНИЕ КРЕСТОНОСЦЫ

При самом въезде в Валлетту, между городскими воротами и бастионом Св. Михаила, нависающим над садами Флорианы, стоит здание необычной постройки. По форме оно напоминает усеченную пирамиду. Его мощные стены выложены из грубо отесанных камней, в расщелинах которых зеленеют побеги вьюна и молодой травы. Это угрюмое на вид здание, когда-то входившее в систему укреплений городских ворот, развернуто фасадом в сторону круто убегающей вниз улицы Старой пекарни. На уровне 8—10 метров от земли несколько небольших оконцев, сбоку от арочного входа — овальная табличка, на которой написано: „Посольство Иерусалимского, Родосского и Мальтийского державного военного Ордена госпитальеров Св. Иоанна”.

Обычно вход в посольство наглухо закрыт. Но однажды нам повезло: одна створка ворот оказалась полуоткрытой, на пороге стоял мужчина, одетый в строгий темный костюм и при галстуке.

На прекрасном английском языке наш новый знакомый подтвердил, что в посольство, действительно, нет доступа посторонним. Но, увидев, наши расстроенные лица, улыбнулся и пригласил войти.

В вестибюле пахнуло промозглой сыростью нежилого помещения. Трудно было представить себе, что за порогом осталась духота августовского вечера, необычайно жаркого даже для Мальты в это время года.

Вестибюль, стены и потолок которого выложены плитами тщательно отшлифованного темно-серого гранита, был практически пуст. Лишь у стен стояли старинные деревянные скамьи, над которыми висели восемь флагов по числу языков, входивших в Орден. На правом от входа простенке — восьмиконечный крест Св. Иоанна, подсвеченный снизу электрическими светильниками.

Наш спутник провел нас в просторный пустой зал, у дальней торцевой стены которого берут начало две лестницы, ведущие на крышу бастиона. Единственное украшение зала — гербы всех 28 великих магистров Ордена, правивших на Мальте. Наш любезный гид пояснил, что раньше в этом зале постоянно находилось около 200 рыцарей, несших круглосуточную охрану резиденции великого магистра. Указав на камни, вмурованные в стены, он пояснил, что раньше здесь крепились подпорки скамей, на которых спали рыцари в перерывах между дежурствами. {138}

Пройдя в арку слева от входа, мы очутились в длинном коридоре. Указав на два отверстия в стенах у самого пола, наш провожатый сказал, что это подземные ходы, которые вели в разные места Валлетты.

— Скалы древней Валлетты испещрены подземными ходами. По преданию, где-то здесь есть даже ход, ведущий в форт Сент-Эльмо.

— Но это же полтора-два километра отсюда!

— Не удивляйтесь,   ответил наш спутник. — Рыцари располагали целым лабиринтом подземных ходов, и мы до сих пор обнаружили далеко не все из них.

Коридор перешел в сводчатую галерею, широким зигзагом уходящую вверх. Пол выложен уступами таким образом, чтобы не скользили копыта поднимавшихся по нему коней. Этой галереей поднимались на крышу пушки, по ней же могли следовать рыцари верхом и в полном вооружении.

Запомнилась местная достопримечательность: дверь, сработанная в 1564 году. Наш провожатый с гордостью заметил, что более чем за четыре века дверь не стала менее прочной, она ни разу не ремонтировалась.

Поблагодарив любезного спутника, мы покинули здание посольства. На прощание притронувшись к стене, хранящей вечный холод, ощутили странное чувство: голос судьбы, голос рока, неожиданно прорывающийся сквозь пеструю ткань обыденного. За спиной лязгнула щеколда засова.

Судьба Ордена в наши дни оказалась печальной. Вот уже в течение полутора веков он медленно угасает, расколовшись на множество ассоциаций, соперничающих, а то и враждующих друг с другом. Суверенный военный Орден госпитальеров Св. Иоанна, в посольстве которого мы только что побывали, имеет, как принято считать, наибольшие права считать себя потомком некогда славных мальтийских рыцарей. С 1834 года его штаб-квартира находилась в Риме. Орден представлен национальными ассоциациями и посольствами, имеющими дипломатический статус, во многих странах, в том числе и на Мальте. Есть, однако, и другие претенденты на наследство госпитальеров. Британский орден находится под протекцией английской королевы. Существует прусский лютеранский орден в Германии, ордена в Нидерландах и Швейцарии.

Современная деятельность Ордена Св. Иоанна очень схожа с работой Красного Креста. Орден содержит госпитали, клиники, медицинские лаборатории и институты и даже банк для переливания крови в различных городах Италии. Два госпи-{139}таля Ордена работают в Испании, один — в Лондоне, два — в ФРГ; имеются у него различные лечебно-оздоровительные учреждения и миссии в Австрии и Канаде. В парижском госпитале Св. Людовика госпитальеры взяли на себя уход за прокаженными. Национальные ассоциации Ордена направили медицинские миссии в ряд африканских, азиатских и латиноамериканских государств.

Русский православный Орден рыцарей Св. Иоанна был возрожден великим князем Александром Михайловичем в 1913 году в Нью-Йорке, где с 1890 года существовала русская ветвь Ордена во главе с полковником Вильямом Лэмбом, потомком находившегося на русской военной службе Ивана Лэмба, которого Павел I назначил в 1800 году консерватором Ордена. Его деятельность несколько оживилась в конце 20-х годов, когда часть русской аристократической эмиграции перебралась из Парижа в Нью-Йорк. С 1964 года русский православный орден имеет свою ассоциацию на Мальте.

Однако не все эмигранты-монархисты вошли в нью-йоркский орден. В Париже была воссоздана ассоциация потомков наследников русских командорств Мальтийского ордена. После смерти Александра Михайловича в 1938 году великий князь Андрей был избран президентом парижской ассоциации. Отношения между ассоциацией и православным Орденом, обосновавшимся в Америке, очень плохие 97.

 

Далее