Логотип



Procanvas.ru - Печать на холсте

МАЛЬТИЙСКИЕ РЕЛИКВИИ В РОССИИ

История и обряды Ордена Св. Иоанна оказали заметное воздействие на различные стороны культурной жизни Европы. К.- Е. Энжель посвятила специальное исследование отражению образа мальтийского рыцаря в западноевропейской литературе 98. Явное влияние обрядности госпитальеров можно проследить в геральдике многих стран. В частности, учрежденный королем Фридрихом II прусский орден „Pour le mérite”, несомненно, имеет своим прообразом восьмиконечный крест мальтийских рыцарей.

Не избежала увлечения мальтийскими ритуалами и Россия. Мальтийский крест стал у нас символом воинской доблести. При Павле I, отменившем некоторые ордена, учрежденные Екатериной II, им награждали за воинские заслуги взамен креста Св. Георгия. Мальтийский крест был собственноручно пожа-{140}лован Павлом I А. В. Суворову накануне знаменитого Итальянского похода. В эпоху Александра I, вплоть до 1817 года, когда императорским указом было запрещено русским подданным носить мальтийские кресты, ими награждали как военной наградой.

Восьмиконечный крест украшал фронтон великолепного Мальтийского дворца, в котором после ликвидации великого приорства российского разместился Пажеский корпус. Ранее это величественное здание, образец раннего творчества Растрелли, принадлежало канцлеру М. И. Воронцову. В наши дни в нем размещается суворовское училище. О временах мальтийских рыцарей напоминают кресты на сводах дворцовой церкви, построенной по проекту Кваренги. Сохранились бронзовые люстры XVIII в. и оконные витражи с мальтийской символикой.

В среде воспитанников корпуса насаждался дух рыцарской доблести. Его выпускники носили серебряный перстень с мальтийским крестом.

Облик многих архитектурных ансамблей Ленинграда и его окрестностей проникнут рыцарской романтикой. Среди них знаменитый Михайловский замок, Гатчинский дворец, Приоратский дворец в гатчинском парке, сооруженный как резиденция для великого приорства российского. В коллекции Павловского дворца-музея можно видеть золотистый далматик, сшитый по эскизу императора Павла I.

Судьба мальтийских реликвий в России оказалась сложной. После того, как Гомпеш официально подал в отставку с поста великого магистра Ордена Св. Иоанна, он при посредничестве австрийского императора Франца II переслал мальтийские реликвии в Петербург. 12 октября 1799 г. Джулио Литта во главе депутации рыцарей передал в Гатчине императору реликвии госпитальеров: часть правой руки Иоанна Крестителя, фрагмент голгофского креста и священную для рыцарей икону богоматери Филермо, написанную, как считали рыцари, евангелистом Лукой.

До 1917 года мальтийские реликвии находились в Зимнем дворце в Петербурге. В 1919 году священник Богоявленский, отступая с войсками Юденича, вывез их в Ревель. Они были переданы русскому военному атташе в Париже графу Игнатьеву для вручения их матери Николая II, Марии Федоровне, жившей в Копенгагене. После смерти Марии Федоровны реликвии оказались у короля Георга II Греческого, который отправил их югославскому королю Александру. Одно время рука Иоанна Крестителя была выставлена для поклонения в королев-{141}ской часовне в Белграде. После оккупации Югославии фашистами король Петр II, вынужденный покинуть страну, направил реликвии госпитальеров в один из черногорских монастырей, где следы их затерялись, разделив судьбу других реликвий госпитальеров, вывезенных Наполеоном с Мальты”.

Неизвестно и местонахождение крестов, принадлежавших ля Валетту и де Лиль Адаму, которые были переданы императору Павлу I в знак признательности за то, что он провозгласил себя протектором Ордена Св. Иоанна. До недавнего времени в экспозиции музея А. В. Суворова в Ленинграде можно было видеть золотой с эмалью крест на черном банте, который считался принадлежавшим Павлу I. Атрибуция этого креста, как нам объяснил сотрудник этого музея Б. Г. Кипнис, была произведена еще хранителями старой суворовской коллекции, находившейся до 1950 года в Артиллерийском музее. К кресту имеется футляр, на котором написано „Крест малтийский”. Нельзя исключать, что этот крест принадлежал кому-то из императорской фамилии, возможно, императрице Марии Федоровне, поскольку ее крест, по сохранившимся описаниям, действительно был золотым с эмалью и крепился на черном банте. Крест же, принадлежавший ля Валетту, был серебряный, с изображением мадонны Филермо в середине и носился на массивной серебряной цепи. В собраниях Эрмитажа и Оружейной палаты таких крестов не значится.

Утеряны и следы Большого креста, которым был награжден на Мальте Б. П. Шереметьев, первый мальтийский кавалер России. По воспоминаниям современников, он очень гордился этой наградой. Изображение креста Б. П. Шереметьева можно видеть на его портрете работы Грота.

После избрания Павла I великим магистром Ордена Св. Иоанна по его приказу было изготовлено шесть так называемых „мальтийских” тронов. Три из них сохранились и находятся в настоящее время в Эрмитаже, Оружейной палате и в Гатчинском дворце.

Также по приказу императора, страстно приверженного орденским ритуалам, русскими мастерами были изготовлены корона великого магистра, „кинжал веры” и большая орденская печать. Их изображение можно видеть на парадном портрете Павла I в облачении великого магистра Ордена Св. Иоанна работы Тончи. По решению великого приорства российского Александр I отправил их в 1803 году великому магистру Томмази в знак признания его избрания главой Ордена госпитальеров. 21 августа 1803 г. они были доставлены в Мессину, где в то время находился Томмази, кавалером Рачинским, ранее привозив-{142}шим мальтийские кресты в Петербург, и членом великого приорства российского Д. Монкларом. Ими были доставлены также архивы, присланные Гомпешем в Петербург, а также часть архивов великого приорства российского. В настоящее время корона великого магистра, „кинжал веры” и большая орденская печать находятся в Мальтийском дворце в Риме (виа Кондотти, д. 68)100. Там же хранится портрет Павла I, подаренный Николаем II великому магистру Гогенштейну в 1908 году.

Интересно, что корону великого магистра, принадлежавшую Павлу I, можно видеть и в экспозиции Оружейной палаты Московского кремля. Специалисты давно спорят о том, какая из двух корон — итальянская или русская — является подлинной. Замечательный знаток павловского времени, бывший главный хранитель Павловского дворца-музея, лауреат Ленинской премии А. М. Кучумов считает, что подлинная корона великого магистра Ордена Св. Иоанна, принадлежавшая Павлу I, находится в Оружейной палате. До начала 60-х годов она экспонировалась в Павловском дворце, и Кучумову приходилось не раз держать ее в руках. По его словам, тафтяная подкладка короны засалена и слабо пахла потом, что доказывает, что ее носили.

Не логично ли предположить, что Александр I послал Томмази в 1801 году дубликат короны великого магистра? Тем самым сын 71-го великого магистра Ордена Св. Иоанна как бы поставил финальную точку в этой трагикомической истории, расквитавшись с госпитальерами, также направившими его отцу мальтийский крест, принадлежность которого знаменитому ля Валетту весьма сомнительна. {143}

 

Далее