Логотип




Северный Ледовитый — в океане филателии

Содержание

 

От издательства

Введение

Русские ледоколы и корабли

Гамбург—Япония через Советскую Арктику

Туристические арктические рейсы

Подледные плавания в Арктике

Земля Франца-Иосифа

Шпицберген

Дрейфующие станции США

Гренландия

Список литературы

Приложение. Животный мир арктического бассейна

 

379.45

С12

УДК 656.825

Сашенков Е. П.

С12   Северный Ледовитый — в океане филателии. М., «Связь», ,1976.

80 с. с ил. (Библиотека юного филателиста. Выпуск 1).

Книга «Северный Ледовитый — в океане филателии» поможет читателю определиться в такой обширной и многогранной области тематического коллекционирования, какой является полярная почта. В филателистической литературе еще не освещался накопившийся материал — марки, спецштемпеля и маркированные конверты Советского Союза и других стран, посвященные Северному Ледовитому океану, его морям и архипелагам. Не разрабатывались в филателистических публикациях и страницы почтовой истории этого района, в том числе интересной истории корабельной почты. Данная брошюра поможет заполнить пробел и сориентирует филателистов в собирании, разработке и систематизации соответствующих материалов.

Книга рассчитана на широкий круг читателей — от начинающих филателистов до опытных. 

Издательство «Связь», 1976 г.

Евгений Петрович Сашенков

СЕВЕРНЫЙ ЛЕДОВИТЫЙ —

В ОКЕАНЕ ФИЛАТЕЛИИ

Редактор М. Н. Носова. Художник И. А. Дутов. Технический редактор Г. И. Колосова. Корректор Н. С. Корнеева.

Сдано в набор 27/XI 1975 г. Подписано в печать 20/V 1976 г. Т-00459. Формат 70Х90/32. Бумага офсетн. № 1,2,92 усл.-печ. л., 2,95 уч.-изд. л. Тираж 53000 экз. Изд. № 17308. Зак. № 10585.

Цена 14 коп.

Издательство «Связь». Москва 101000, Чистопрудный бульвар, д. 2.

Типография издательства «Калининградская правда», 236000, Калининград обл., ул. Карла Маркса. 18.


ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

...Едва филателист раскроет альбом с почтовыми марками, как попадет в страну, чудесную и увлекательную, имя которой — Страна Филателия. Вся история че­ловечества предстает на страницах альбома, в котором под одной общей крышей собрались миниатюрные графические произведения — почтовые марки.

Не заблудиться в этом великом мире марок, правильно прочитать рассказ на языке почтовых штемпелей и конвертов сможет лишь тот, кто в дружбе с литературой по филателии. Коллекции растут и пополняются не только благодаря походам на почту, в филателистический магазин и обмену марками с друзьями. Не менее важный путь для совершенствования коллекции — пусть иногда и не столь короткий — это расширение своего филателистического кругозора. В этом, друзья, поможет выпускаемая специально для вас «Библиотека юного филателиста».

«Библиотечка» рассчитана на то, чтобы духовное обогащение, которому способствует занятие коллекционированием, могло протекать ярче. Авторы брошюр — опытные филателисты, желающие передать свои знания молодежи, которая приобщается к коллекционированию.

Если одни брошюры помогут практическими советами при подготовке коллекций к выставке, то другие научат пользоваться «оргтехникой» — альбомами, каталогами, инвентарем, познакомят читателя со страницами истории русской почты, введут его в многоликий мир тематической филателии...

И если, познакомившись с очередной брошюрой, наш юный филателист поднимет­ся еще на одну ступеньку, ведущую к зрелости и мастерству, эту «Библиотечку» мож­но будет с большим основанием считать причастной к хорошему делу пополнения великого племени собирателей. А в конечном счете серия таких брошюр должна послужить благородной задаче советской филателии по воспитанию у юношества жажды знаний.

В серию «Библиотека юного филателиста» входят следующие брошюры:

1. Революционные почтовые марки 1918 г.

2. Кто стучится в дверь ко мне?

3. Нарисовал художник марку.

4. Цельные вещи.

5. Оргтехника филателиста,

6. Северный Ледовитый — в океане фи­лателии.

7. Как подготовить коллекцию к выстав­ке.



ВВЕДЕНИЕ

 

В океане филателии, беспредельном и необъятном, занимает особое место Северный Ледовитый океан. Какой здесь простор для приложения сил любителю почтовых ма­рок, штемпелей и маркированных конвертов морской и арктической тематики!

Взгляните на карту: шестую часть суши, занимаемой Советским Союзом, омывает Северный Ледовитый океан. Он является как бы центральной зоной полярной области северного полушария Земли, называемого Арктикой.

 

 

 

Его окраинные моря — Баренцево, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское — омывают берега советской Ев­разии, а моря Бофорта, Линкольна, Баффиново, Гренландское и внутренние воды Канад­ского Арктического архипелага — берега Ка­нады и Аляски.

Расположение Северного Ледовитого оке­ана целиком в полярной зоне делает его са­мым суровым на нашей планете. Однако и здесь бьет ключом своя жизнь — и на таких высокоширотных архипелагах, как Земля Франца-Иосифа, и на многочисленных ост­ровах, и на извилистых арктических берегах.

Пытливый филателист найдет немало ма­рок советской Почты, которые посвящены метеостанциям и Гидрометеослужбе, ледо­колам и кораблям, вахте мужественных по­лярных исследователей, животному миру Арктики. Выпускались марки этой тематики и в ряде зарубежных стран, особенно интересны и познавательны выпуски почтового ведомства Дании для Гренландии, выпуски стран Скандинавии. В совокупности с другим коллекционным материалом эти марки поз­воляют филателисту раскрыть немало инте­ресных страниц в истории освоения Ледови­того океана или Северного морского пути.

 

РУССКИЕ ЛЕДОКОЛЫ И КОРАБЛИ

 

С расширением народнохозяйственных мероприятий в Арктике возрастает грузообо­рот на Северном морском пути. Он приобре­тает и международное значение: этот путь почти в два раза короче других морских пу­тей из Европы на Дальний Восток, например, пути через Суэцкий канал.

Однако продолжительное регулярное су­доходство возможно лишь при наличии мощ­ного ледокольного флота. Еще в конце прош­лого века вице-адмирал С. О. Макаров, вы­дающийся ученый, автор известных работ в области морского дела, произнес свои знаме­нитые слова: «Ни одна нация не заинтересо­вана в ледоколах столько, сколько Россия». Однако ледокольный флот дореволюционной России почти не участвовал в экспедициях, имевших важнейшее значение.

Только в годы Советской власти наша страна показала, на что способны арктические корабли — даже те, которые имеют уже весьма почтенный возраст. СССР, став одной из ведущих морских держав, обладает ныне и самым большим в мире современным ледо­кольным флотом.

 

 

Ледокольный флот имеет два типа кораб­лей: ледоколы и ледокольные корабли. Са­мые мощные ледоколы — линейные. В Совет­ской Арктике ходят первый в мире атомный ледокол «Ленин», линейные дизель-электри­ческие ледоколы типа «Москва». Их водоиз­мещение — до 13 тысяч тонн. Уступают им менее мощные суда типа «Капитан Воронин», а также еще остающиеся в строю ветераны типа «Красин». Кроме того, в торговом флоте действует большая группа транспортных су­дов ледового класса типа дизель-электрохода «Индигирка».

Вошел в строй и новейший атомный ледо­кол «Арктика», оснащенный по последнему слову техники, ледокол, с которым связыва­ют большие надежды на продление сроков навигаций в высоких широтах.

Люди всегда стремились сберечь для по­томства память о кораблях, делавших исто­рию в Арктике. В какой-то мере этой цели служат и почтовые сувениры — марки, кон­верты, штемпеля. Кстати, спецштемпелем отмечено 30 мая 1970 г. в Архангельске 100-летие Северного морского пароходства. На фоне земного шара — буквы СМП и изображение корабля.

Каждый русский ледокол, запечатленный на марке, — это знаменитость. Понятно, с ка­ким нетерпением ждали филателисты специ­альную серию ледокольных марок, объявлен­ную в плане выпусков 1976 г. К сожалению, почти ни одно судно отечественного ледо­кольного флота до 1976 г. почему-то не на­звано на марках по имени. Если архангельские мальчишки по появившимся вдалеке си­луэтам труб узнают ледоколы и по «голосу» отличают их один от другого, то филателисту нелегко опознать на марке безымянный, хотя и реальный, ледокол. Нередка путаница в опознании арктических судов на почтовых марках и цельных вещах СССР.

Вместе с тем ощущается отсутствие историко-филателистического свода важнейших сведений об известных судах советского арк­тического флота.

Корабельная почта в нашей стране разви­валась настолько неравномерно, что трудно дать ей характеристику в целом. В то время как многие суда пассажирского морского флота, обслуживающего туристские линии на Черном море или международные линии на Балтийском море и в Атлантическом океане, имеют свои постоянные почтовые отделения, преобладающее большинство судов, совер­шающих плавание в морях Арктики, лишено бортовой почты. За исключением нескольких ледоколов, суда на арктических линиях не имеют своих именных штемпелей, а исполь­зуют штемпеля общего применения. На них обозначена лишь линия, по которой курсиру­ет судно с почтой (например, Мурманск—Ар­хангельск) .

Тем не менее многие ледоколы и ледо­кольные корабли СССР в разное время попали на марки, цельные вещи, штемпеля. На­чиная с 1931 г. они постоянно находятся «в поле зрения» Министерства связи СССР. За это время по меньшей мере 16 арктических судов отмечены знаками почтовой оплаты.

Ледокол «Ермак». Едва Нансен возвра­тился в Норвегию, как в России родился но­вый план достижения Северного полюса — на ледоколе. План этот предложил вице-адмирал С. О. Макаров. По его проекту и был построен в 1898 г. на судоверфи «Армстронг» в Англии ледокол «Ермак» — первый в мире линейный ледокол. Характерен его силуэт: две высокие трубы и одна единственная мачта.

5 марта 1899 г. «Ермак» вышел в первое плавание, а через десять дней прибыл через льды Финского залива в Кронштадт. Сам Макаров совершил на нем два плавания — к Земле Франца-Иосифа и к Новой Земле. В июле 1934 г. ледокол прошел в западный сек­тор Арктики через пролив (Вилькицкого, а летом 1938 г. отметил юное 40-летие, достиг­нув 83° сев. шир. и побив тем самым рекорд свободного плавания во льдах Арктики. Его последняя навигация закончилась в 1964 г. в Белом море.

Почта участников этих русских экспеди­ций, несомненно, отправлявшаяся с «Ерма­ка», в руки коллекционеров не попала. Од­нако славная страница в истории отечественных полярных исследований не забыта в филателии. «Дедушка» русского ледокольно­го флота запечатлен на художественном мар­кированном конверте (№ 185) в 1955 г. По­свящались ему и местные конверты, выпу­щенные в Мурманске в 1965 г. На специаль­ных марках «Ермак» до 1976 г. не был изоб­ражен. Обстоятельства появления единствен­ной марки, одной из деталей рисунка кото­рой стал «Ермак», прямо не связаны с ледо­колом. Марка № 2287 вышла в 1959 г. в се­рии, посвященной 100-летию со дня рождения изобретателя радио А. С. Попова. На ней воспроизведен эпизод, когда 6 февраля 1900 г. Попов собственноручно передал через радио­станцию на острове Гогланд в Финском зали­ве радиограмму об унесенных на льдине ры­баках командиру «Ермака». Как известно, ледокол вышел в море, и рыбаки были спа­сены.

В 1974 г. построен в Финляндии по заказу СССР самый мощный в мире дизель-электри­ческий ледокол, получивший название «Ер­мак». Тогда же он впервые принял участие в арктической навигации. Порт приписки ле­докола — Владивосток, на борту имеется су­венирный штемпель.

Пароход ледокольного типа «Сибиряков». Построен на верфи Глазго в Англии в 1908 г. Под названием «Белль авантюр» («Счастли­вое приключение») плавал вначале на зверо­бойных промыслах у северных берегов Ка­нады. Во время первой мировой войны при­обретен Россией для зимней навигации в Бе­лом море и был приписан к Архангельскому порту. Впоследствии «Сибиряков» совершил рейсы на Новую Землю и Шпицберген. При­мечательно, что это первое судно, обогнув­шее архипелаг Северной Земли. Ледокольные пароходы этого типа, обладая меньшей мощ­ностью, но большим радиусом действия, чем ледоколы, хорошо зарекомендовали себя. В 1932 г. экспедиция на «Сибирякове» доказа­ла, что Северный морской путь можно прой­ти за одну навигацию. Выйдя из Архангель­ска, пароход через два месяца и четыре дня достиг Берингова пролива. Это принесло суд­ну и его экипажу мировую славу.

Но это был не единственный подвиг «Сибирякова». Он занимает почетное место и в списке кораблей-героев, прославивших оте­чественный флот в боевых операциях. Десять лет спустя после своего знаменитого похода, положившего начало транспортному освоению Северного морского пути, в 1942 г., во время Великой Отечественной войны, «Сиби­ряков» принял неравный бой с фашистским крейсером «Адмирал Шеер», в Карском море. Изуродованный тяжелыми снарядами, он не сдался врагу и предпочел самозатопление.

По мнению авторов ряда филателистиче­ских статей, судно, изображенное на марках серии «Второй Международный полярный год» в 1932 г. (№ 390, 391), и есть ледокольный пароход «Сибиряков».

Ледокол «Красин». Построен в Англии для России IB 1916 г. и был назван «Святогор», а известность получил под названием «Кра­син». Несколько лет ледокол нес вахту в Финском заливе, участвуя в весенних ледо­кольных кампаниях. Бессмертным примером мужества и гуманизма стала экспедиция на ледоколе «Красин», посланная в 1928 г. на выручку экипажа во главе с У. Нобиле, потерпевшего катастрофу во время полета дирижабля «Италия» к Северному полюсу.

В 1941 г., в конце навигации, «Красин» совершил в условиях второй мировой войны выдающееся плавание вокруг света. Следуя из Карского моря на восток и миновав порт Провидения, ледокол пришел через океан в Америку, в порт Сиэтл (14 ноября 1941 г.). Затем «Красин» проследовал Панамским ка­налом, бросил якорь в Балтиморе, а далее путь шел через Норфольк, Нью-Йорк. Порт­ленд, канадский порт Галифакс. К середине марта 1942 г. ледокол был в английском пор­ту Глазго, а затем отбыл в Исландию. Из Рейкьявика «Красин» отбыл на родину и 5 мая 1942 г. вошел в Кольский залив, закон­чив кругосветное плавание в Мурманске.

Сейчас «Красин» продолжает свою служ­бу в Мурманском морском пароходстве по­сле модернизации в 1960 г.

В некоторых исследованиях можно встре­тить версию, в соответствии с которой на марках серии «Второй Международный по­лярный год» (№ 390, 391) изображен ледокол «Красин».

Ледокольный пароход «Таймыр». Пост­роенное в 1908 г. в Петербурге, это неболь­шое судно вначале действовало на Дальнем Востоке. Прославилось тем, что совершило в 1913—1915 гг. вместе с кораблем «Вайгач» первое русское сквозное плавание Северным морским путем с востока на запад. Руково­дил походом известный полярный исследова­тель Б. Вилькицкий.

Другой блестящей страницей в истории парохода было участие в снятии зимовщиков первой в мире дрейфующей станции СП-1. Выйдя из Мурманска 3 февраля 1938 г., «Таймыр» пробился на 70° сев. шир. и 19 февраля успешно эвакуировал станцию. В то время она находилась у берегов Гренлан­дии. Обе акции советского ледокольного парохода нашли отображение в почтовых вы­пусках.

К 50-летию сквозного плавания Северным морским путем — в 1965 г. — вышла в свет специальная марка. На почтовой миниатюре (№ 3267), выпущенной в рамках полярной серии и отпечатанной в виде «сцепки», изо­бражен «Таймыр» в арктических льдах. Не­вдалеке следует и второе судно экспедиции Вилькицкого. Оба судна изображены и на крупном спецштемпеле, применявшемся в Архангельске в 1965 г. в память о сквозном плавании.

Участие «Таймыра» в эвакуации станции СП-1 отмечено на марках № 649, 650, кото­рые вышли в обращение в июне 1936 г. Ле­докольный пароход показан на заднем плане вместе с другим судном, участвовавшим в операции.

Ледокол «Мурман». Построен на ленин­градских судоверфях. Участвовал в 1938 г. в снятии зимовщиков со льдины, на которой дрейфовала станция СП-1, и отмечен иа мар­ках № 649, 650 (см. о «Таймыре»).

Ледокольный пароход «Вайгач». Построен в 1909 г. и вначале плавал на Дальнем Восто­ке. Как участник сквозного плавания Север­ным морским путем (см. о ледокольном пароходе «Таймыр») судно изображено на мар­ке № 3267 и спецштемпеле Архангельска 1965 г.

Ледокольный пароход «Челюскин». По заказу СССР построен в 1933 г. в Дании ко­пенгагенской фирмой «Бурмейстер и Вайн». Предназначался специально для плавания на Севере. «Челюскин» 10 августа 1933 г. вышел из Мурманска в рейс, которому суждено бы­ло стать для него первым и последним.

Задачей экспедиции было повторение по­хода «Сибирякова» для изучения пределов плавания на Севере грузовых пароходов (не ледоколов). Кроме того, планировалось сме­нить зимовщиков на острове Врангеля. Когда основная часть пути была позади, тяжелые льды сковали пароход. В Берингов пролив он вошел <в начале ноября вместе с дрейфующи­ми льдами. 13 февраля 1934 г. в результате сильного сжатия «Челюскин» затонул. Ровно два месяца люди жили в ледовом лагере, по­ка их не спасли летчики.

Челюскинской эпопее посвящена серия марок 1935 г.; одна из них (№ 486) изобража­ет ледокольный пароход во льдах рядом с портретом его капитана Героя Советского Со­юза В. Воронина.

Ледокольный пароход «Малыгин». Пост­роен в Глазго в 1912 г. и куплен Россией в первую мировую войну. В 1928 г. участвовал в спасательной экспедиции в Арктике после катастрофы дирижабля «Италия» с поляр­ными исследователями во главе с У. Нобиле. В послужном списке парохода есть и дру­гие мужественные акции. Но из всех его мно­гочисленных плаваний за Северным Полярным кругом на марках отмечено только од­но — плавание из Архангельска на Землю Франца-Иосифа с 18 июля по 20 августа 1931 г. Серия воздушной почты «Арктиче­ский рейс ледокола «Малыгин» (№ 379—382 без зубцов и № 383—386 с зубцами), получив­шая название «малыгинской», стала первой советской полярной серией и одновременно первой серией с изображением арктического судна. Все марки напечатаны по одному эс­кизу. Беззубцовая серия вышла к отплытию «Малыгина», зафрахтованного «Интуристом». Для гашения почты применялся специальный штемпель с изображением якоря и названи­ем судна по-французски. За месяц арктичес­кого плавания пароход прошел 8 тысяч кило­метров. «Малыгин» погиб 27 октября 1940 г. в Беринговом море.

Ледокольный пароход «Георгий Седов». Построенное в 1909 г. и под названием «Беотик» плававшее у берегов Ньюфаундленда и в заливе Св. Лаврентия, судно было куплено Россией в 1916 г., а с 1917 г. носило на борту имя русского полярного исследователя. В 1928 г. участвовало в спасении экипажа ди­рижабля «Италия». В 1929 г. на «Седове» от­правилась экспедиция к Земле Франца-Иоси­фа для оборудования радиостанции и метео­обсерватории. Поход этот стал, кстати, «арк­тическим крещением» для его руководите­ля О. Ю. Шмидта.

В 1937 г. во время научной экспедиции в районе Новосибирских островов ледоколь­ный пароход был закован льдами и лег в дрейф. 812 дней дрейфовал он в Ледовитом океане. Подвигу корабля посвящена серия марок 1940 г. «Полярный дрейф ледокола «Георгий Седов». На марке номиналом 30 коп. изображены судно и портрет его капитана К. С. Бадигина и помполита Д. С. Трофимова (№ 730).

Свою многолетнюю полярную службу «Седов» завершил 19 октября 1966 г. По воз­вращении из последнего 57-го арктического рейса в порт Архангельска на городском поч­тамте производилось гашение специальным штемпелем. На нем выгравирован текст: «Окончание арктического плавания ледоко­ла «Георгий Седов». 1909—1966». В центре штемпеля воспроизведен корабль-ветеран.

Ледокол «Сибирь». Построен в 1938 г. в СССР. В январе 1940 г. пробился к «Георгию Седову» в район северо-западнее Шпицбер­гена и освободил героический пароход из многомесячного ледового плена. В серии ма­рок 1940 г., отметившей эпопею «Седова», ледоколу посвящена первая миниатюра до­стоинством 15 коп. (№ 729). На марке поме­щены и портреты руководителя ледокольной экспедиции И. Д. Папанина и капитана ле­докола М. П. Белоусова.

Дизель-редукторный теплоход «Коопера­ция». Построен в 1929 г. на ленинградских судоверфях. Первые годы (1929—1937) регу­лярно курсировал по линии Ленинград — Гавр. После перелета В. Чкалова через Се­верный полюс в Америку «Кооперация» при­везла из Франции на родину самолет Чкало­ва. (Во Францию он был заблаговременно до­ставлен из Америки).

 

 

С 1954 г. теплоход работал в Арктике; в 1956 г. на нем доставлялись в советскую антарктическую обсерваторию «Мирный» уча­стники 2-й Советской антарктической экспе­диции, а в 1957 г. он совершил еще один дальний поход по этому маршруту. Впослед­ствии «Кооперация» продолжала работать в Арктике, обслуживая пассажирскую линию Мурманск — Тикси.

Теплоход запечатлен на художественном маркированном конверте Министерства свя­зи СССР в 1960 г. (№ 1421). Ему посвящена и почтовая миниатюра, выпущенная в 1959 г. в серии «Морской флот СССР» (№ 2299—2304). Однако это удается обнаружить, лишь вни­мательно изучая марку № 2302 с помощью лупы. На марке № 2302 «Пассажирская ли­ния Мурманск — Тикси» изображено судно, идущее на восток среди льдов. Оно не толь­ко внешними очертаниями напоминает теп­лоход «Кооперация». Через сильную лупу удается рассмотреть и надпись на борту: «Кооперация».

Ледокол «Москва». Новейшие суда арк­тического ледокольного флота СССР — это линейные дизель-электрические ледоколы типа «Москва». Они строились в 60-е годы в Финляндии на верфях «Вяртсиля» по советским проектам: «Москва» (1960 г.), «Ленинград» (1961 г.), «Киев» (1965 г.), «Мурманск» (1968 г.), «Владивосток» (1969 г.). Министерст­во связи СССР выпустило 27 июня 1966 г. ху­дожественный маркированный конверт авиа­почты {№ 4305). На обороте надпись: «Мага­данская область». На рисунке конверта вос­произведен ледокол «Москва».

Ледокол «Василий Прончищев». Построен в 1962 г., используется, главным образом, как портовый ледокол Северного морского паро­ходства в устье Северной Двины и на Белом море. С помощью этого ледокола Архан­гельск в последние годы почти на всю зиму становится фактически незамерзающим пор­том. Судно крошит лед на Северной Двине, и это дает возможность значительно про­длить навигацию.

Министерство связи СССР посвятило ле­доколу художественный маркированный конверт авиапочты с надписью: «Архан­гельск. Ледокол «В. Прончищев» на Север­ной Двине». Выпуск — 3.4.1972 г.

Атомный ледокол «Ленин». Построен Ад­миралтейским заводом в Ленинграде. Строи­тельство его продолжалось три года и два месяца. 5 декабря 1957 г. ледокол был спу­щен на воду и доводился у стенки завода до конца 1959 г. Первое в мире надводное атомное судно начало работать в 1960 г.

Ледокол плавает в составе Мурманского морского пароходства и приписан к Мурман­скому порту. Мощность его — 44 тысячи ло­шадиных сил, водоизмещение — 16 тысяч тонн. Первые годы атомоход плавал под на­чалом капитана П. А. Пономарева, впоследствии его капитаном стал Б. М. Соколов. Экипаж состоит из 218 человек.

 

 

Плавание первенца советского граждан­ского атомного флота в арктических водах щедро отмечено почтовыми выпусками. В де­кабре 1958 г., когда ледокол еще только проходил доводку у стенки завода, появилась в обращении серия марок «Всесоюзная промышленная выставка в Москве», на одной из которых был изображен атомный ледокол «Ленин» (№ 2271) в арктических льдах. А го­дом позже, 6 декабря 1959 г., изображение атомного ледокола впервые появилось на спецштемпеле. В тот день на почтамте Ленин­града производилось гашение, посвященное 250-летию Адмиралтейского завода. Годовщи­на выхода ледокола в плавание отмечена спецштемпелем 14 сентября 1961 г. Гашение проходило на Ленинградском почтамте толь­ко один день.

В течение первых навигаций на атомо­ходе не было своего отделения связи с собственным почтовым штемпелем. Уходив­шая с ледокола во время экспедиционного плавания почта обрабатывалась штемпелями береговых отделений связи. Так, в период знаменитого рейса из Мурманска в район севернее острова Врангеля в сентябре — октябре 1961 г., когда с помощью ледокола впервые высаживалась на лед дрейфующая станция (СП-10), почтовый мешок сдавали первый раз в Диксоне — через катер «Вихрь», а второй раз — у мыса Челюскин — через ледокол «Красин» в проливе Вилькицкого.

Почтовый бортовой штемпель появился на ледоколе «Ленин» 29 октября 1965 г. В тот день было отправлено несколько пи­сем, в том числе заказных. В первое время гашение производилось фиолетовой краской.

В 1968 г. был изготовлен бортовой штем­пель другого типа — без изображения ато­мохода, а только с надписью и передвижной календарной датой. Оба штемпеля применя­лись одновременно — иногда в один и тот же день, с использованием той же штем­пельной краски. Почтовые штемпеля первого в мире атомного ледокола привлекли внима­ние филателистов разных стран. Западно­германский журнал «Заммлер-динст» конста­тировал в 1968 г.: «Экипаж весьма благо­склонен к коллекционерам» *.

 

* «Заммлер-динст». Кобург, 1968, № 5, с. 321,

 

Та часть корреспонденции с борта ледо­кола, которая подписывается капитаном, отправляется на специальных бланках. На них зафиксирована принадлежность судна к Мурманскому морскому пароходству и помещен гриф «Капитан атомного ледокола «Ленин».

1960 г. Первая для ледокола арктическая навигация... В октябре атомоход «Ленин» впервые провел гигантский морской караван через льды пролива Вилькицкого —  этого труднейшего участка великой полярной трас­сы. С проливом связаны самые тревожные думы полярников. По воле течений и ветров льды блокируют эти ворота между востоком и западом Арктики. Проведя караван судов, ледокол осуществил небывалую по размаху арктическую операцию. Капитан Пономарев пользовался при этом советами с борта ле­дового разведчика — самолета. Момент про­водки и изображен на двух выпусках Ми­нистерства связи СССР — марке № 3268 (1965 г.) и идентичной цельной вещи № 4303 (1966 г.).

Аналогичный момент работы атомохода запечатлен на цельной вещи № 2316 (1962 г.), однако без географической «привязки» изо­бражения. 1961 г. Вторая арктическая навига­ция... В конце ноября 1961 г. атомоход «Ленин» завершил беспримерный в истории Арктики рейс. За восемь недель ледокол дважды про­шел Северным морским путем. Обратный путь в Мурманск он совершал полярной ночью в высоких широтах, побывав на 81° сев. шир. в 533 милях от Северного по­люса.

Популярность атомного ледокола вызва­ла к жизни довольно обильный филателисти­ческий материал. Выходили почтовые марки, цельные вещи, почтовые карточки, применя­лись специальные штемпеля СССР, Польши, Румынии, Панамы, Кубы.

Основными среди многочисленных марок Советского Союза следует считать только те, которые специально посвящены атомохо­ду и приводят его название. Их две: № 2271 (1958 г.) и № 3268 (1965 г.). Название атомо­хода приведено и на вертикальном купоне одной из марок «кляйнбогена», выпущенного к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина в апреле 1970 г. Здесь же помещено изобра­жение ледокола, проходящего через льды. В день столетнего юбилея В. И. Ленина, 22 апреля 1970 г., почтовым штемпелем ледокола было погашено несколько конвертов, имевших марку с этим купоном.

В группу советских марок иногда вклю­чают и знаки почтовой оплаты, на которых атомоход «Ленин» служит дополнительным компонентом рисунка, символизируя технический прогресс: № 2155, 2171, 2413, 2559, 2776.

За рубежом первым выпуском, отдавшим дань уважения выдающемуся достижению советского кораблестроения, стала марка Румынии. На почтовой миниатюре, выпущен­ной в 1959 г., изображены ледокол «Ленин» во льдах, эмблема атома и Герб Советского государства. Марка вышла в обращение 25 октября и стала, таким образом, самым оперативным откликом почты на первый пробный рейс атомохода 15 сентября 1959 г.

Ссылка на эту дату как на причину выпуска указана на самой марке, а также приводится и поясняется в каталогах «Липсия» (ГДР) и «Цумштейн» (Швейцария).

В 1955 г. выпустила авиапочтовую марку с изображением ледокола «Ленин» Респуб­лика Панама. Марка, отпечатанная в форме треугольника, вышла в серии, которая по­свящалась достижениям в использовании атомной энергии.

Атомоход «Ленин» — единственный в СССР и во всем мире ледокол, которому по­священо такое обилие официальных цель­ных вещей — художественных конвертов и почтовых карточек. Чествуя достижение оте­чественных кораблестроителей, Министерство связи СССР четыре раза выпускало мар­кированные художественные конверты, ни которых изображен атомный ледокол и при­ведено его название: в 1959 г. (№ 1059), 1961 г. (№ 1670), 1962 г. (№ 2316), 1966 г. (№ 4303). В 1962 г. выпущен и конверт (№ 2190) с изображением ледокола «Ленин», но без указания наименования. Почтовая карточка с изображением атомохода на об­ратной стороне выпущена Министерством связи СССР в 1959 г., а односторонняя поч­товая карточка — в 1963 г.

Атомный ледокол «Арктика». Построен в Ленинграде. По мощности превосходит пред­шественника. Первого мая 1975 г. атомоход прибыл в порт приписки — Мурманск и вско­ре начал свою первую арктическую навига­цию, которая завершилась 26 декабря 1975 г. На «Арктике» применяется бортовой почто­вый штемпель. Цвет гашения — черный.

 

ГАМБУРГ — ЯПОНИЯ ЧЕРЕЗ СОВЕТСКУЮ АРКТИКУ

 

Известно, что Северный морской путь по­чти в два раза короче других морских путей из Европы на Дальний Восток, например пу­ти через Суэцкий канал.

Давно освоенная регулярная линия мор­ского сообщения по Северному морскому пути получила новые импульсы летом 1967 г., когда трансарктическую линию открыл советский теплоход «Нововоронеж».

Значение новой международной трассы в том, что она намного «приблизила» Запад­ную Европу к далеким краям восходящего солнца.

С грузом на борту «Нововоронеж» про­шел от портов Западной Европы в японские порты. Теплоход посетил порты Лондона, Гавра, Антверпена, Роттердама и Гамбурга, останавливался в Мурманске, а далее следо­вал уже без захода в арктические пункты. В ту же навигацию он возвратился в Мур­манск.

 

 

Этот важный рейс нашел отображение в почтовом выпуске. Филателистам знаком маркированный конверт Министерства связи СССР, посвященный трансарктическому рей­су теплохода «Нововоронеж». На рисунке авиапочтового конверта (№ 5016) — контуры теплохода на фоне карты с маршрутом.

Менее известен советским филателистам штемпель, применявшийся 31 июля 1967 г. в Гамбурге, а впоследствии использовавший­ся для сопроводительного гашения на тепло­ходе. Все надписи даны по-английски. Основ­ной текст (внутри круга): «Нововоронеж». Гамбург—Япония через Арктику». Дополни­тельный текст сообщает, в частности, о том, что продолжительность рейса — 28 дней.

В Советском Союзе прошло почту лишь несколько экземпляров конвертов с «Нововоронежа» (заметим, что маркированного конверта в то время еще не было). Они были отправлены из Мурманска по возвращении из плавания.

Новая трасса открыла немалые перспек­тивы перед корабельной почтой, которая в условиях Арктики развита в меньшей сте­пени. Еще не забыто время, когда сроки арктической навигации были невелики — всего два с половиной месяца в году. Те­перь транспортные суда идут морями Совет­ской Арктики на протяжении пяти месяцев: с июня по ноябрь.

 

ТУРИСТИЧЕСКИЕ АРКТИЧЕСКИЕ РЕЙСЫ

 

Одним из первых туристов в Арктике был А. И. Герцен. В 1861 г. он посетил остров Ян-Майен поблизости от Шпицбергена. Ин­терес к высоким широтам необыкновенно быстро возрос.

Подлинное открытие Арктики туристской состоялось в июле 1931 г., когда ледоколь­ный пароход «Малыгин» совершил месячное плавание по маршруту Архангельск — Зем­ля Франца-Иосифа. Однако в последующие годы морской туризм в высоких широтах распространения не получил.

 

 

...Прошло более трех десятилетий, и ту­ристские круизы по Белому, Баренцеву и Карскому морям вошли в обиход. Среди тех, кто жаждет собственного «открытия» Арктики, стали все чаще появляться филателисты. Министерство связи СССР позаботилось о том, чтобы они смогли увековечить для себя увлекательное плавание по трассе Северного морского пути. В экипировку дальних плаваний теплоходов «Вацлав Воровский» и «Татария» стало входить почто­вое оснащение. На борту этих туристских теплоходов применялись специальные штем­пеля в 1966—1968, 1972 и 1973 гг.

Арктические круизы по морям Ледовитого океана уже имеют историю. В альбомах лю­бителей полярной почты они занимают не­мало страниц, которые, пожалуй, не менее увлекательны, чем страницы, рассказываю­щие о знаменитых арктических научных экспедициях. Хотя круизы пока еще не на­шли непосредственного отображения на мар­ках регулярной государственной почты, по­стоянно растет количество специальных штемпелей, маркированных конвертов и дру­гих филателистических материалов СССР.

Первый в послевоенной практике море­плавания в Советском Союзе длительный рейс туристского теплохода в арктических водах состоялся в 1966 г. Большая группа советских туристов 5 сентября 1966 г. от­плыла на теплоходе «Вацлав Воровский» из Архангельска.

Еще в 1960 г. Министерство связи СССР выпустило художественный маркированный конверт (№ 1233) с изображением «Вацлава Воровского» и соответствующей надписью. Однако ко времени плавания весь запас конвертов был полностью исчерпан. Не бы­ло в почтовом отделении теплохода и дру­гих подходящих конвертов.

По заказу Управления пассажирского фло­та* Министерство связи СССР изготовило специальный штемпель. Поскольку масса филателистов не имела своевременной ин­формации об этом сверхплановом гашении, оно прошло почти незамеченным. Заказные почтовые отправления встречаются чрезвы­чайно редко.

 

* Ныне Всесоюзное объединение морского пассажир­ского флота.

 

У штемпеля нестандартный размер, не было передвижного календарного барабана. По линии большого круга выгравирова­на надпись: «Первый арктический туристи­ческий рейс Архангельск—Игарка—Мур­манск». В центре круга — белый медведь на льдине. В течение всего рейса гашение про­изводилось в основном красной краской.

Встречаются и оттиски, сделанные черной краской.

Почта отправлялась с «Вацлава Воров­ского» во время остановок в Диксоне (12.9), Дудинке (15.9), Игарке (17.9), а также на об­ратном пути, при прохождении Архангель­ска и по прибытия в Мурманск 24 сентября. В этих случаях на конвертах ставился, по­мимо спецштемпеля, календарный транзит­ный штемпель места отправки. Такой почто­вый сувенир — хорошая память о 20-дневном свидании с Арктикой.

Второй рейс туристского судна в Аркти­ку проведен с 3 по 23 сентября 1967 г. На этот раз туристам предоставили теплоход «Татария», который регулярно плавал в Бе­лом море на пассажирской линии Архан­гельск—Соловецкие острова. На теплоходе имелось почтовое отделение с бортовым штемпелем. На рисунке начертан весь путь следования: Архангельск—Соловецкие ост­рова—Нарьян-Мар—Диксон—Дудинка—Игарка—Мурманск. Помещено и изображе­ние теплохода. Календарная дата штемпе­ля — несменная, оттиски могли быть как черные, так и фиолетовые. В пунктах отправ­ки почты на конвертах ставился и транзит­ный штемпель.

Для гашения использовался, в частности, новый маркированный конверт Министерст­ва связи СССР с изображением «Татарии» и схемой маршрута его регулярного плавания по Белому морю между Архангельском и Соловецкими островами (№ 4502).

Третье туристское полярное плавание со­стоялось 5—25 сентября 1968 г. на теплоходе «Вацлав Боровский», на котором в 1966 г. состоялось открытие морского туризма в во­дах Арктики. На бортовом штемпеле тепло­хода был текст: «2-й туристский арктиче­ский рейс. Вацлав Боровский». На рисунке штемпеля — контуры судна, скалистый берег и Северное сияние. На конвертах ставили и сопроводительный штамп в форме треуголь­ника. Рисунки и надписи на нем повторяли в общих чертах почтовый штемпель. Отти­ски — фиолетовые и черные.

В этом рейсе было внесено интересное изменение в маршрут: «Вацлав Боровский» посетил и Землю Франца-Иосифа. Для после­дующих туристских арктических рейсов спецштемпеля заказывали нерегулярно.

Мало знаком коллекционерам спецштем­пель, применявшийся во время рейса «Вац­лава Воровского» 5—25 сентября 1972 г. (На рисунке — стилизованное Северное сияние над силуэтом теплохода). Этот спецштемпель был «изготовлен на месте» *.

 

* См. «Специальные почтовые штемпеля СССР 1922—1972 гг.». Автор-составитель В. А. Якобе. (М., «Связь», 1976).

 

В сентябре 1973 г. автору этих строк до­велось совершить туристское плавание на теплоходе «Татария». На этот раз о почтово-филателистической экипировке позаботились и Министерство связи СССР, изготовившее интересный спецштемпель, и Архангельское областное отделение ВОФ, успевшее за день до отплытия теплохода отпечатать специальные конверты круиза. Тираж конвертов сос­тавлял всего 900 экземпляров, причем на борт теплохода передали лишь 200 штук. Тот же рисунок напечатан на небольшом количест­ве служебных конвертов Северного морско­го пароходства, имевшихся у капитана теп­лохода. Наконец, специальную надпечатку в ознаменование арктического круиза сдела­ли в Архангельске на конвертах 1967 г. (№ 4502) с изображением «Татарии» и регу­лярной линии Архангельск—Соловецкие острова.

Пятого и шестого сентября 1973 г. произ­водилось гашение черной краской, т. е. до того момента, как судно вышло в море, за­тем, вплоть до прибытия «Татарии» в конечный пункт, только фиолетовой краской. Та­ким образом, почтовая корреспонденция, имевшая отношение к арктическому плава­нию, отличается цветом гашения.

К услугам путешественников был не толь­ко спецштемпель с изображением Северного полушария и контурами теплохода. Они мо­гли воспользоваться и сопроводительными штампами администрации теплохода. Осо­бенно популярен был прямоугольный штамп (7,2x3 см) с надписью: «Северное морское па­роходство. Т/х «Татария», а также штамп с надписью: «Т/х Татария» (3,7x1 см).

В Мурманске, где теплоход завершил пла­вание 25 сентября, на борт прибыл почто­вый служащий из Мурманского областного управления связи. Была оформлена передача спецштемпеля почтовому ведомству. Затем в течение часа гашение производилось черной краской.

На всех девяти стоянках, в том числе в пунктах, посещение которых не предусматривалось расписанием, в небольших количествах сдавалась почта туристов. Часть почты отправлена участниками рейса заказной. Бы­ли и международные авиазаказные письма.

 

Гашения арктического круиза 1973 г.

 


п/п

Стоянки теплохода

Даты пребывания в порту или на рейде

Цвет гаше­ния

запланиро­ванная

незапланиро­ванная

1.

Архангельск

5 — 6 сентября

Черный

2.

Соловецкие острова

7 — 9 сентября

Фиоле­товый

3.

Нарьян-Мар

12 сентября

»

4.

Варнек (остров Вайгач)

13 сентября

»

5.

Дудинка

17 сентября

»

6.

Игарка

18 сентября

»

7.

Воронцово (Енисейский залив)

21 сентября

»

8.

Диксон

22 сентября

»

9.

Мурманск

25 сентября

Фиоле­товый и черный

 

К этому разделу можно отнести и два морских арктических эксперимента, получивших отображение в филателии.

В начале марта 1966 г. организована пер­вая в мире дрейфующая экспедиция совет­ских биологов, высадившихся в Белом море на льдину. Целью экспедиции под условным названием «Торос-1» было изучение жизни гренландского тюленя. Участники экспеди­ции — опытные полярные исследователи -рискнули отправиться в небезопасное плава­ние на тонкой однолетней льдине.

Биологическую экспедицию высадили с вертолетов в горле Белого моря северо-запад­нее села Нижняя Золотица. 20 марта 1966 г. в честь этого события было произведено га­шение конвертов на льдине специальным штемпелем с надписью: «Научная экспеди­ция «Торос-1». Белое море».

Затем конверты были доставлены авиапоч­той на береговую базу экспедиции в Ниж­нюю Золотицу, где погашены штемпелем местной почты 23 марта. Дата получения конвертов адресатами в Архангельске — 24 марта.

В 1967 и 1968 гг. — в период проведения биологических экспедиций «Торос-2» и «Торос-3» — гашения на льдине не производи­лись.

В 1967 г. путешественники Д. Буторин и М. Скороходов прошли на карбасе «Щелья» маршрутом русских мореходов средневеко­вья. Выйдя из Архангельска 14 мая, карбас благополучно подошел к западному побе­режью полуострова Ямал у полярной стан­ции Марре-Сале, откуда пересек полуостров по рекам и 20 августа прибыл к месту назна­чения — туда, где когда-то находился запо­лярный центр Древней Руси Мангазея. Пла­ванию карбаса «Щелья» посвящен спецштем­пель, применявшийся 15 сентября 1967 г. в Архангельске.

 

ПОДЛЕДНЫЕ ПЛАВАНИЯ В АРКТИКЕ

 

Великий русский ученый Д. И. Менделе­ев еще на рубеже века лично разрабатывал проект подводной лодки для плавания подо льдами Арктики. По его мнению, именно на подводной лодке «можно с уверенностью до­стигнуть Северного полюса и проникнуть дней в десять от Мурманских берегов в Бе­рингов пролив».

Подледное кораблевождение в Арктике как выдающееся достижение первой полови­ны века было подготовлено всеми, кто само­отверженно потрудился в высоких широтах, кто в полярных морях изучал законы жизни льдов, создавая особую «ледовую науку».

Какие же усилия полярных исследовате­лей — пионеров подледных плаваний — ото­бражены на марках, штемпелях, конвертах?

Почтово-филателистическими первенца­ми, отметившими одну из самых ранних по­пыток пройти на подводной лодке подо льда­ми Северного Ледовитого океана, явились конверты с сопроводительным штемпелем экспедиции Губерта Уилкинса *. Документация этой экспедиции, довольно редко встре­чающаяся в коллекциях и представляющая известный интерес, требует, однако, правиль­ной оценки.

 

* Губерт Уилкинс (1888—1958 гг.) — австралийский полярный исследователь, участник высокоширотных по­летов в Арктику и кругосветного путешествия на дири­жабле «Цеппелин», лично принявший участие в поисках самолета С. А. Леваневского.

 

В многочисленных работах по истории по­корения Арктики нередко связывают первую практическую попытку подледного плавания, попытку пробиться к Северному полюсу на подводной лодке с именем Уилкинса. Одна­ко эта версия ошибочна. Высокоширотное плавание Уилкинса в 1931 г. нельзя тракто­вать как «полярную подводную экспедицию». Губерт Уилкинс не был пионером подводных плаваний в Арктике. Его субмарине «Наути­лус» ни разу не удалось не только нырнуть подо льды, но и вообще уйти в глубины да­же на чистой воде. Оказалось, что лодка по­теряла горизонтальные рули...

В советских публикациях ясно указыва­ется на наш, отечественный, приоритет. В период малоизвестного плавания подводной лодки Д-3 к дрейфующей станции «Север­ный полюс-1» она совершала погружение в высоких широтах. Это произошло 13 февра­ля 1938 г.

Командовал лодкой В. Н. Котельни­ков. Лодка шла одновременно с кораблями, чтобы снять со льдины папанинцев, и погру­зилась подо льды на 30 минут.

В 1958 г. совершила подледное плавание в Арктике американская подводная лодка, названная по имени лодки Уилкинса «Наути­лус». Известны любопытные филателистиче­ские документы этого плавания — конверты с гашением 3 августа 1958 г., когда подлодка прошла подо льдами Северного полюса. Штемпель и «каше» для этого сувенира вы­полнены почтмейстером «Наутилуса». Лодка запечатлена на марке США, выпущенной 6 апреля 1959 г. в ознаменование двух событий: 50-летия похода Пири к Северному по­люсу и прохождения «Наутилуса».

В июле 1962 г. советская атомная подвод­ная лодка «Ленинский комсомол», входящая в состав Краснознаменного Северного флота, совершила погружение подо льды Северного Ледовитого океана. Она прошла в погру­женном состоянии через ту географическую точку, где сходятся земные меридианы, и экипаж ее водрузил на Северном полюсе Го­сударственный флаг СССР. Почтового штем­пеля на подводной лодке не было. Министер­ство связи выпустило в 1970 г. почтовую мар­ку и маркированный конверт, на которых лодка изображена в высоких широтах. Марка номиналом 20 коп. (№ 3913) выпущена в се­рии, посвященной кораблям Военно-Морско­го Флота СССР.

 

ЗЕМЛЯ ФРАНЦА-ИОСИФА

 

Земля Франца-Иосифа, называемая сокра­щенно ЗФИ, расположена в высоких широ­тах Ледовитого океана. Этот архипелаг вхо­дит в состав Архангельской области РСФСР, он лежит между 79°45' и 81°5' сев. шир. и 42°10' и 65° вост. долг. Отсюда до Северного полюса ближе, чем до материка.

 

 

Величественно-суровый архипелаг, состо­ящий почти из 100 островов, которые покры­ты льдом, представляется многим коллекци­онерам своего рода «белым пятном» в фила­телии. А между тем у ЗФИ богатая почтовая история, мало исследованная в отечественной литературе.

...Летом 1872 г. отправилась в путь австро-венгерская полярная экспедиция под руко­водством Юлиуса Пайера и Карла Вейпрехта на судне «Тегетгоф». Целью экспедиции было достижение Северного полюса. Однако сос­тояние льдов было неблагоприятным, а суд­но, дрейфуя вместе со льдами, было вынесе­но в неизведанные места. 30 августа 1873 г. Пайер и его спутники увидели неизвестную землю. Ее назвали по имени императора тог­дашней Австро-Венгрии Землей Франца-Ио­сифа. Вступить на нее удалось только 1 но­ября.

Еще год спустя, 3 сентября 1874 г., участ­ников экспедиции доставили в норвежский порт Вардё. Тепло встретив их, жители по­казали австрийцам книжечки отпечатанных писем родственников. Оказывается, комитет по проведению экспедиции в Вене заблаговре­менно собрал письма родственников, отпеча­тал их и разослал по норвежским портам, где могла появиться возвращавшаяся экспе­диция! Любой рыбак становился благодаря этой почтовой акции потенциальным «поч­тальоном». Расчет оказался правильным!

Когда экспедиция вернулась на родину, ее участникам уготовили пышную встречу. Тор­жества в Вене начались 26 сентября 1874 г. Известна посвященная этому событию фила­телистическая документация. Особый инте­рес для коллекционеров, несомненно, пред­ставляет выпуск, который воспринимался как «марки Земли Франца-Иосифа» и, по мнению некоторых исследователей, предназначался для австро-венгерской почтовой администра­ции. На филателистических аукционах из­редка появляются эти прямоугольники и тре­угольники.

Марки прямоугольной формы вышли как с зубцами, так и без зубцов — с портре­том императора; треугольные же выпуски были только беззубцовые и изображали аллегорическую женскую фигуру. Марки обо­их выпусков, кроме виньеток филателистиче­ского «Союза Грильпарцера», причисляются исследователями к «эссе» — пробным мар­кам, изготовленным для обсуждения вопро­са о выпуске тиража, но еще не являющим­ся знаками почтовой оплаты. На них имеется надпись: «Земля Франца-Иосифа». Вполне вероятно, что в Вене проектировалось изда­ние тиража государственных знаков почто­вой оплаты для далекого архипелага. Не уди­вительно появление такого проекта в период увлечения полярными экспедициями.

Выпуск 1. Эссе, предназначавшиеся для подготовки почтовых марок.

1-а. Марка вертикального формата. В ова­ле бюст Франца-Иосифа. Наверху надпись: «Земля Франца-Иосифа», внизу — «25 кройцеров серебром». Здесь же и дата выпуска — 1874 г. В левом углу — герб Венгрии, в пра­вом — герб Австрии. Цвета рисунка: синий и красный.

1-б. Марка того же типа. Заменена лишь нижняя надпись. Вместо указания номинала помещено сокращение из пяти начальных букв и года выпуска. Расшифровывается оно так: «В память об экипаже Северо-полярной экспедиции, 1874». На тех местах, где у мар­ки 1-а указан год выпуска, помещены сокра­щения из двух отдельных букв: В (Вейпрехт) и П (Пайер). Расположение гербов — в обрат­ном порядке. Цвета рисунка: фиолетовый и зеленый.

Выпуск 2. Четыре виньетки треугольной формы, выполненные по двум оригиналь­ным рисункам: 2а, 26, За, 36. Третий тип — выпуск «Союза Грильпарцера».

Как первый, так и второй выпуски встре­чаются, как правило, не на конвертах. По словам американского журнала полярной филателии «Айс кэп ньюс» (январь-февраль 1971 г.), отдельные экземпляры были исполь­зованы в период последующих экспедиций. Например, экспедицией Джексона — Хэрмсворта.

К 100-летию открытия Земли Франца-Ио­сифа почтовое ведомство Австрии выпустило марку. На рисунке изображено судно «Тегетгоф» у скалистых берегов ЗФИ. Интересно, что на марке упомянуто лишь имя Ю. Пайера — австрийца, а немец К. Вейпрехт вообще не назван. В день выхода марки — в августе 1973 г. — в Вене проводилось спецгашение. На штемпеле воспроизведены очертания ар­хипелага ЗФИ.

Весть об открытии самой северной суши Восточного полушария приободрила исследо­вателей разных стран, искавших легчайший путь к Северному полюсу. На ЗФИ прибыва­ли полярные путешественники отовсюду: шо­тландец Л. Смит (в 1880—1881 гг.), затем ан­гличане Джексон и Хэрмсворт (в 1894— 1896 гг.), далее американец У. Уэллман (в 1899—1900 гг.) и, наконец, немец В. Баде (в августе-сентябре 1900 г.).

По инициативе участников некоторых экспедиций выпускались филателистические сувениры.

История освоения ЗФИ связана и с име­нем выдающегося русского полярного иссле­дователя Георгия Седова. Предприняв свою, кончившуюся трагически, попытку достичь полюса, Седов со спутниками остановился в 1913 г. на острове Гукера (в центре архипе­лага). Бухту, на берегу которой расположил­ся лагерь русской экспедиции, Седов назвал Тихой. Впоследствии она была местом собы­тий, оставивших яркий след в истории по­лярной почты и филателии.

В 1969 г. исполнилось 40-летие оконча­тельного вхождения ЭФИ в состав Советско­го Союза. Согласно постановлению Совнар­кома (15.IV. 1926 г.) о границах СССР на Крайнем Севере ЗФИ стала советской тер­риторией. Летом 1929 г. правительственный комиссар Земли Франца-Иосифа О. Ю. Шмидт водрузил на архипелаге красный флаг, закрепив за нашей страной этот кусо­чек арктической суши.

Итак, 30 августа 1873 г. эту землю впер­вые увидел человек... А 30 августа 1929 г. в эфир вышли позывные радиостанции в бух­те Тихой. Она была тогда самой северной в мире. В числе семи зимовщиков был и ра­дист Эрнст Кренкель. В коллекциях филателистов хранятся интересные документы, на­поминающие о встрече в бухте Тихой 27 ию­ля 1931 г., когда туда прибыли две экспеди­ции — морская на советском ледоколе «Ма­лыгин» и воздушная на германском дири­жабле «Цеппелин». Экспедиции обменялись почтой, которая, как известно, франкирова­лась специально выпущенными марками *.

 

* Е. П. С а ш е н к о в. «Полярная почта», М., «Связь», 1975. 296 с.

 

Советские полярники серьезно обживали ЗФИ. В 1932—1933 гг. начальником станции в бухте Тихой был И. Д. Папанин, вместе с ним работал Е. К. Федоров. Небольшая по­лярная станция была открыта в 1932 г. и на северной оконечности архипелага — острове Рудольфа, в бухте Теплиц (бывшая база гер­цога Абруццкого). Остров Рудольфа находит­ся в 900 км от Северного полюса, эта самая северная из полярных станций СССР. Отсю­да, с вершины ледника, в 1937 г. старто­вали на полюс советские самолеты с чет­веркой зимовщиков дрейфующей станции СП-1.

Более ста лет назад руководитель авст­рийской экспедиции, впервые высадившейся на ЗФИ, Юлиус Пайер писал: «Годы пройдут, а эти негостеприимные берега останутся все теми же...» Предсказание Пайера не оправда­лось. Сегодня архипелаг стал одним из при­тягательных уголков Арктики. Здесь, на 81° сев. шир., располагается на острове Хейса важный центр полярной науки — геофизиче­ская обсерватория. Созданная в 1957 г. для выполнения программы МГГ, она стала фор­постом науки. Для островов Северного Ледо­витого океана, где, как правило, зимуют на полярных станциях восемь—десять человек, зимовка на острове Хейса — это целый город. Здесь работает больше 100 человек. Однако ни здесь, ни в каком-либо другом месте на архипелаге не создано отделение связи.

Почтовая связь зимовщиков ЗФИ с Боль­шой Землей осуществляется, как правило, самолетами, сбрасывающими почту на пара­шютах, и кораблями. Транзитным почтовым пунктом служит Диксон, поскольку остров Хейса, как и весь архипелаг, является «владением» Диксонского управления гидрометслужбы.

В очерках о встречах с людьми ЗФИ корреспондент «Известий» писал: «Им многого не хватает, но единственное, о чем нас попросили на острове Хейса, — отвезти пись­ма в Москву...» («Известия» от 7 июня 1967г.}.

 

ШПИЦБЕРГЕН

 

Шпицберген — архипелаг, расположен­ный между 76°2Г — 80°49' сев. шир. и 10°28' —33°37' вост. долг. Он является главным из островных владений Норвегии.

Остров Шпицберген называют музеем арктической природы под открытым небом. Вместе с тем он имеет и экономическое зна­чение благодаря каменноугольным место­рождениям. Поэтому и население сконцен­трировано в пунктах, где интенсивно разра­батывается уголь. Остров имеет в этом смыс­ле три зоны: две норвежские и одну совет­скую. Главная из освоенных Норвегией тер­риторий — это район Адвентбей—Бухты Ад­вента. Здесь находится главный город Шпиц­бергена Лонгьир (по имени американца, ставшего основоположником каменноуголь­ных разработок на архипелаге). Вторая зона примыкает к поселку Ню-Олесунн. Неболь­шой норвежский поселок находится и на бе­регу Исфьорда. В этих трех пунктах и дейст­вуют сейчас норвежские почтамты Шпиц­бергена.

 

 

В зоне каменноугольных месторождений, разрабатываемых Советским Союзом, име­ются два поселка: Баренцбург и Пирамида, в которых добыча угля осуществляется пред­приятием СССР «Арктикутоль» в концессион­ном порядке, а в Лонгьире — норвежской ак­ционерной компанией. По данным 1968 г. на­селение Шпицбергена распределяется следу­ющим образом: русских — около 1900 чело­век, норвежцев — 900 человек.

Некоторый прирост населения (25 чело­век) имел место в 1968 г., когда начала дей­ствовать построенная в Ню-Олесунне теле­метрическая станция Европейской организации космических исследований (ЕОКИ).

В коллекциях полярной почты документа­ция, связанная с почтовым обращением на этом клочке суши, расположенном далеко за чертой Северного Полярного круга, занимает немалое место. Помимо ставших редкими ма­рок, здесь и штемпеля государственных поч­товых контор, и штемпеля многочисленных полярных экспедиций разных стран.

Далекий архипелаг стал самым ранним очагом полярной почты Севера: летом 1897 г. в Адвентбее открылось первое почтовое от­деление. О появлении местной почтовой службы и о марках локальной почты Шпиц­бергена см. в книге: Е. П. Сашенков «Поляр­ная почта». (М, «Связь», 1975, с. 22—24).

Для правильного понимания природы этих марок не лишней представляется аналогия из области нумизматики на Шпицбер­гене. В 1946 г. трест «Арктикутоль» Министерства угольной промышленности СССР, ввел в обращение для советских граждан на Шпицбергене денежные знаки — монетовидные металлические боны четырех достоинств и банкноты. Они квалифицируются в нумизматике и бонистике как интересный частный («трестовский») выпуск.

Шпицберген дает богатое и благодарное поле деятельности для тех, кто разрабаты­вает историю полярной почты. Образно го­воря, на разной глубине здесь имеются пла­сты материала всех типов: и классики, и ло­кальной почты, и сопроводительных гашений, и корабельной почты, и авиапочты, и экспе­диционной международной почты...

Хотя почтовая история Шпицбергена бе­рет начало еще с прошлого века, значитель­ный период времени — со второй половины 1900 г. до 1907 г. — почтовая служба здесь не действовала. Содержание специальной почты для нескольких сотен горняков в поселке норвежцы считали нерентабельным.

После признания Советским Союзом в 1924 г. норвежского суверенитета над Шпиц­бергеном на острове был поднят 14 августа

1925 г. флаг Норвегии. А 19 августа того же года королевская почта ознаменовала это со­бытие выпуском специальной серии марок. Все четыре марки имели общий сюжет — гер­бовый лев с топором — и надпись над рисун­ком: «Свальбард» (норвежское название ар­хипелага). В 1957 г. выпущена марка с изоб­ражением карты Шпицбергена (в серии, от­метившей Международный геофизический год), а в 1975 г. — серия из трех марок к 50-ле­тию поднятия норвежского флага над Шпиц­бергеном.

Почтовое отделение административного центра Адвентбей, закрытое в июне 1900 г., в начале 20-х годов открылось снова. А в 1926 г. Адвентбей получил название Лонгьир. Появился и штемпель с новым названием. Графика штемпеля впоследствии не раз видоизменялась.

Особенно существенное изменение имело место в 1955 г. Помимо названия пункта и острова, появилось, как и в штемпелях раз­ных пунктов арктической Норвегии, обозна­чение географической широты (78°12'28" сев. шир.). С 1 августа 1967 г. применялся новый тип штемпеля — с изображением северного оленя. А в начале 1971 г. введен штемпель обычного типа, что означало включение пунктов Шпицбергена в систему почтовых индексов Норвегии.

История почты Ню-Олесунна, насчитыва­ющего всего лишь несколько десятков жите­лей, началась 1 октября 1918 г. Тогда посе­лок назывался Конгсфьорд (Кингсбей), соот­ветственно обозначено его название и на штемпеле. Нынешнее название появилось в 1926 г. Графика штемпеля тоже неоднократ­но менялась. Использовался и машинный штемпель (в 30-е годы).

Как и в предыдущем случае со штемпе­лем Лонгьира, коренное видоизменение штем­пеля Ню-Олесунна произведено в 1955 г. К тексту добавлено обозначение координат (78°55'32" сев. шир.). Новый тип штемпеля — с изображением моржа — введен с 1 августа 1967 г. Примечательны почтовые отправле­ния, идущие из Ню-Олесунна, еще и тем, что на конвертах ставится сопроводительный штемпель красного цвета с изображением моржа на льдине и надписью по-английски: «Самое северное поселение Земли».

Почта Исфьорда-Радио насчитывает весь­ма короткую историю. Открытие почтовой конторы Исфьорда-Радио состоялось 1 июня 1965 г. На штемпеле сразу были помещены полные географические координаты этого пункта (78°04' сев. шир. и 13°38' вост. долг.). А затем здесь употреблялся новый штем­пель — с изображением белого медведя (вве­ден также 1 августа 1967 г.).

В тот день во всех норвежских почтовых конторах Шпицбергена старые штемпеля были заменены более современными — с ри­сунками, символизирующими Арктику. Ес­тественно, это вызвало повышенный интерес коллекционеров к штемпелям Шпицбергена. Новость быстро распространилась среди лю­бителей полярной филателии, и на Шпицбер­ген полетели письма со всех концов мира. Норвежская почта нашла не лучший выход из затруднительного положения. Чтобы лег­че справиться с лавиной писем, был забла­говременно изготовлен дубликат каждого из трех штемпелей. Эти дубликаты передали почтамту портового города Тромсё, что на побережье Северной Норвегии, через кото­рый и идет, главным образом, почта Шпиц­бергена. Датой первого дня действия штемпелей здесь погасили около 40 тысяч конвер­тов. Однако при внимательном сличении бы­ло нетрудно обнаружить разницу между на­стоящими и дубликатными штемпелями. Во-первых, это отличие заметно в оттенках оттисков (у настоящих — густой черный, у дубликатных — сероватый), а во-вторых, — в гра­фике рисунков.

Почтовая история норвежских населен­ных пунктов Шпицбергена не исчерпывается упомянутыми тремя поселками. В разные го­ды действовали почтовые конторы и в трех других пунктах: в Белл-Сунде (1907 г.), в Грин-Харбуре (1908—1931 гг.), в Свеагрува (1946—1950 гг.). В поселке Свеагрува почто­вая контора вновь открыта с 6 июня 1972 г.

Имеет свою большую историю и совет­ская почта на Шпицбергене. История ее исследована недостаточно, и в филателистиче­ской литературе фактически не освещена. Между тем район Шпицбергена представ­ляет интерес для любителей полярной фила­телии в Советском Союзе потому, что поч­товые пути издавна связывают нашу Родину с теми населенными пунктами архипелага, в которых живут и работают граждане нашей страны. Когда в соответствии с международ­ными договорами норвежские власти разре­шили другим странам заниматься на Шпиц­бергене добычей каменного угля, Советский Союз воспользовался этим правом. Главный советский поселок Баренцбург насчитывает более 1000 жителей, а в Пирамиде действует и советская полярная метеостанция.

Одновременно с началом освоения Шпиц­бергена советскими организациями началась в 1932 г. и история почты СССР на далеком архипелаге. Объем почтовой корреспонден­ции зависел от количества горняков и слу­жащих государственного треста «Арктикуголь», занятых планомерной разработкой месторождений. На обоих рудниках было занято в 1937 г. 1230 советских граждан (по­стоянное норвежское население Шпицберге­на составляло зимой 1938—1939 гг. 700 че­ловек).

Корреспонденция для советских жителей доставлялась только морским путем. Регу­лярные пароходные рейсы осуществлялись из Мурманска с 1933 г. О почтовом обслужи­вании граждан СССР говорится, в частности, в книге М. Ставницера «Русские на Шпиц­бергене *. Автор описывает следующий ха­рактерный факт. В конце июня 1940 г. к при­стани Баренцбурга подошел ледокол и среди прочего груза сдал мешки с почтой. Было доставлено из Мурманска 20 тысяч писем, скопившихся там за полгода. Указанная очевидцем цифра позволяет сделать вывод о том, что за один лишь предвоенный год из Баренцбурга были отправлены две крупные партии почтовой корреспонденции. Однако найти теперь конверты с довоенным штем­пелем советского поселения на Шпицберге­не очень трудно.

Советская почтовая деятельность на Шпицбергене регулировалась постановлением соответствующего органа. 27 января 1933 г. был издан циркуляр Народного ко­миссариата связи «О порядке направления письменной корреспонденции, адресованной на рудники «Арктикугля» на Шпицбергене**.

 

* М. Ставницер. Русские на Шпицбергене. М.-Л., Изд-во Главсевморпути, 1948, 125 с.

** «Бюллетень Народного комиссариата связи», 1933, № 4. с. 1.

 

В этом документе предписывалось отправ­лять на Мурманск всю поступающую в уч­реждения связи простую письменную кор­респонденцию, адресованную предприятиям и работникам рудников «Арктикугля» на Шпицбергене. Заказная корреспонденция к пересылке на Шпицберген не принима­лась.

Таким образом, с 1933 г. по настоящее время Мурманск служит официальным «пе­ревалочным пунктом» при пересылке почты из СССР на Шпицберген. Все советские по­селки на архипелаге обслуживает, однако, не почтамт Мурманска, а городское отделение связи Мурманск-28.

Номер почтового отделения на мурман­ском штемпеле — не единственный отличи­тельный признак корреспонденции, отправ­ленной из советских поселков на Шпицбер­гене. Изредка на конвертах встречается и оттиск сопроводительного штемпеля. Это или текстовой прямоугольный штемпель со сло­вами «Арктикуголь Баренцбург», или худо­жественный штемпель прямоугольной фор­мы с изображением судна у берегов Шпицбергена, надписью «Советский угольный руд­ник Баренцбург, о. Шпицберген» и указани­ем координат — 78°05' сев. шир. Они встре­чаются на конвертах, отправленных только с этого рудника. Почта в Баренцбурге и в других пунктах не обрабатывается календар­ным штемпелем, а доставляется для обработ­ки в Мурманск. Однако оттиски советских со­проводительных штемпелей можно встре­тить и на конвертах с гашением почты Лонгьира.

Отсчет лета жители шпицбергенских по­лярных поселков начинают с того дня, когда в Исфьорде прозвучит гудок первого пос­ланца с материка — ледокола. Он привозит много почты с Родины.

В июне 1971 г. таким посланцем стал ле­докол «Капитан Воронин». Его встречал весь Баренцбург. Полторы тонны писем доставил ледокол. Каждому зимовщику досталось по два-три десятка: с первых ноябрьских пи­сем, когда льды отрезали архипелаг от внешнего мира, и до последних — майских... А за­тем все лето заходили в бухту пароходы. Не проходило недели, чтобы очередной пароход не привез мешки писем. И так каждый год. Особенно колоритна встреча первого суд­на после длительного перерыва. Вот как опи­сывает очевидец эту встречу.

«Сотни зимовщиков заполнили причал. Самодеятельный оркестр грянул празднич­ный марш, под его звуки начали сгружать с корабля первый, самый ценный груз — больше десятка мешков с почтой. Письма — главная радость на зимовке, ведь они приш­ли впервые за семь месяцев. Потом 12 ча­сов подряд читают только имена тех, кому адресованы письма. Сменяющие друг друга добровольцы читают фамилии на конвертах и бросают в напряженно ждущую тысячную толпу, тем, кто откликается. А уж каждый потом сам оценивает свой «урожай». Гово­рят, один «рекордсмен» получил сразу 90 писем» *.

 

* В. Маркин. Там, где умирает Гольфстрим. Л., Гидрометеоиздат, 1968. 109 с.

 

ДРЕЙФУЮЩИЕ СТАНЦИИ США

 

Самые популярные среди филателистов точки в Арктическом бассейне — это дрей­фующие научно-исследовательские станции. История их началась со станции «Северный полюс-1», оборудованной Советским Союзом во льдах Северного Ледовитого океана в 1937 г. В послевоенное время наша страна постоянно содержит как минимум одну, а иногда две и даже три дрейфующие станции одновременно.

Сейчас работают станции «Северный по-люс-22» и «Северный полюс-23» *.

 

* Подробно о работе советских дрейфующих станций СП-1—СП-22 рассказано в книге Е. П. Сашенкова «По­лярная почта». М., «Связь», 1975.

 

Труд зимовщиков нелегок, но значение таких научных дозоров для гидрометеороло­гической службы трудно переоценить.

Поняли, это и в Соединенных Штатах Америки. Американские ученые открывают свои дрейфующие станции с 50-х годов.

Наряду с почтой советских научных дрей­фующих станций популярным объектом кол­лекционирования стали и почтовые отправ­ления дрейфующих станций США.

Письма, отправленные со станций США, знакомы собирателям фактически с 1958 г. Американский коллекционный материал сум­марно уступает советскому. Объясняется это разницей не только в объеме, но и в степени интенсивности почтовой деятельности дрей­фующих станций обеих стран. Уже при пер­вом сравнении бросается в глаза главное принципиальное отличие почтовых отправ­лений станций СССР и США.

 

 

На американских дрейфующих станциях никогда не заводят специальную почтовую контору. Но на исходящей корреспонденции ставится сопроводительный штемпель в виде крупного «каше», а марки на кон­вертах гасят в почтовых оффисах прибрежных населенных пунктов Аляски и иногда Гренландии. Разумеется, эти сопроводительные штемпеля станций, явля­ющиеся единственно достоверными свидетельствами «полярного происхождения» почтовых отправлений, представляют интерес для филателистов. Свидетельства та­ких штемпелей, как правило, дополняются немаловажной познавательной информаци­ей — вписанными от руки (и иногда даже завизированными!) обозначениями широты, долготы и даты. Эти даты не совпадают с датами почтового гашения, которое произво­дится при обработке корреспонденции в материковых почтовых оффисах.

Коллекционирование почтовой докумен­тации дрейфующих станций США несет на себе печать американских филателистичес­ких традиций. По этому поводу западногерманский исследователь Р. Кардель писал:

«Американские коллекционеры весьма ценят некоторые особенности. К ним отно­сятся автографы начальников станций, или ученых. Дать эти автографы их часто просят, и они выполняют подобные желания ча­ще всего с охотой. Кроме того, существуют — правда, в очень ограниченном количестве — почтовые документы в память об особых ис­торических событиях... Так, в августе 1960 г. американский самолет совершил перелет из США на станцию «Браво» и обратно: Неболь­шое количество филателистической почты было доставлено с этим самолетом. 14 авгу­ста 1959 г. состоялся визит американской атомной подводной лодки «Скэйт» на стан­цию «Альфа-2». Лодка совершила длительное плавание под паковыми льдами. А в сентяб­ре 1959 г. ледокол «Стэйтен айленд» посе­тил станцию «Браво». Эти события вызвали появление небольшого количества писем, снабженных штемпелями и сделанными на машинке или от руки пометками. Письма до­ставлялись адресатам необычным путем» *.

 

*«3аммлер-динст» (Корбург, ФРГ). 1961, № 9, с. 291.

 

Давая оценку полярной почте «с особен­ностями», Р. Кардель справедливо указыва­ет, что, несмотря на преднамеренно филате­листическое происхождение таких конвер­тов, они все же представляют известный ин­терес, потому что удостоверяют возможные варианты использования почтовых каналов в полярных условиях.

Своеобразно складывалась и история дрейфующих станций США. К мысли на­чать активные океанографические исследо­вания в Арктическом бассейне американцы пришли лишь после того, как 14 августа 1946 г. к северу от мыса Барроу (Аляска) бы­ло сделано с самолета неожиданное откры­тие. Загадочные объекты, дрейфовавшие в Северном Ледовитом океане, оказались боль­шими льдинами из пресного льда — то есть айсбергами берегового происхождения, сполз­шими в океан. Впоследствии ученым удалось определить, что один из таких островов, названный сокращенно Т-3, оторвался от шельфовых льдов острова Элсмира еще в 1935 г. С тех пор он дрейфует в Северном Ледовитом океане, проходя, по замкнутому кругу в американском секторе Центрального Арктического бассейна. Все выбиравшиеся в дальнейшем для заселения и оборудования станций ледовые площадки, как оказалось, дрейфуют по кругу в замкнутом районе ме­жду Северным полюсом, Аляской и Кана­дой. Дрейфуют они по часовой стрелке.

Знали об этих островах и советские по­лярные летчики. Еще с весны 1946 г., совер­шая полеты с целью навигационной ледовой разведки, они регулярно сообщали о появле­нии к северо-востоку от острова Врангеля крупных ледовых островов. Интересно, что оба первых ледовых острова, ставших пло­щадками для научной работы полярных исследователей США, были открыты вначале советскими летчиками. Кстати, две последние советские дрейфующие станции (СП-22 и СП-23) так же, как и ряд предшествовав­ших, тоже располагались на таких айсбергах.

 

Станция Т-3

 

Совершая очередной полет над океаном в марте 1950 г., советский пилот В. М. Перов нашел остров длиной 15 километров и ши­риной 6,5 километров, выделяющийся значи­тельной высотой от окружающих льдов.

Впоследствии американцы обнаружили этот остров несколько севернее и наметили его для создания первой в Арктике метео­рологической и геофизической дрейфующей станции США. Оказалось, что толщина льда громадного плоского айсберга доходила до 60 метров! Это был третий из обнаруженных американцами плавучих островов, однако на предыдущих станций не открывали.

Дрейфующая научная станция получила условное наименование, которое состояло из литеры «Т» и порядкового номера «3». Сое­диненное сокращение литеры и цифры рас­шифровывается так: «Т» (тарджет) означает «цель» или «мишень». Таким образом, Т-3 означает «третью цель» («третью мишень»). Первая смена полярников была переброшена на станцию Т-3 19 марта 1952 г. В то время остров дрейфовал в восточном направлении и имел следующие координаты: 88°17' сев. шир. и 166°30' вост. долг. Самая северная точка — 88°50' — достигнута 16 мая 1952 г. Впоследствии станция получила известность и под названием «Ледовый остров Флетчера» («Флетчер айс айленд»). Это название было дано станции по имени Джона Флетчера — ее первого начальника, известного полярного исследователя США.

Смена состава станции Т-3 производилась пять раз. Наблюдения на ней иногда преры­вались и между сменами возникали много­месячные интервалы.

С 1952 г. по 1959 г. станция Т-3 снабжа­лась самолетами из Туле (на севере Гренлан­дии). Поэтому вся почта этого периода шла через американский военный почтамт (А.Р.О) № 23 в Туле. Там письма обрабатывали ма­шинным или ручным штемпелем с передвиж­ной календарной датой. С 1959 г., когда станция дрейфовала у берегов Аляски, поч­та шла через почтовое отделение 731 (98 731) в Фербенксё, а также через гражданские почтовые оффисы в Барроу и других пунк­тах.

В течение дрейфа первой смены Т-3 (1952—1954 гг.) на конвертах и открытках ставился большой круглый штемпель с над­писью: «Ледовый остров Т-3. Северный полюс», включающий также дату. В короткий период лета 1955 г. применялись два сопроводительных текстовых штемпеля красного, черного и синего цветов.

Во время Международного геофизическо­го года (МГГ) в 1957—1958 гг. значение стан­ции возросло. Ей было дано название «Стан­ция Браво», и новая смена полярников начала дрейфовать, когда льдина находилась на 85° сев. шир. и 100° зап. долг. В период МГГ здесь ввели новый сопроводительный штемпель взамен ранее действовавшего. Вплоть до 1959 г. на конвертах ставили штамп с текстом в три строчки: «Ледовый остров Т-3, Арктический океан, МГГ». По за­вершении программы МГГ третья строка с сокращением «МГГ» была срезана. Извест­ны и два других типа такого штемпеля. Бо­лее распространен штемпель, в тексте ко­торого заблаговременно оставлено место для проставления координатов дрейфа.

Затем новый сопроводительный штемпель употреблялся в период с января 1960 г. по октябрь 1961 г. В центре большого овала изо­бражено Северное сияние над картой Ледо­витого океана с берегами Северной Америки, Аляски и Восточной Сибири. В тексте надпи­си появились слова: «Дрейфующая станция Браво». Встречаются оттиски черного и темно-красного цветов. Кстати, и здесь отведена строчка для вписания координат дрейфа.

На протяжении почти двухлетнего срока этот штемпель дважды обновлялся — резино­вые штемпеля не рассчитаны на длительное употребление. Отсюда и появление разновид­ностей. Известны три типа этого сопроводи­тельного штемпеля.

1. С островом Врангеля у берегов Восточ­ной Сибири и со штрихом после слов «широ­та» и «долгота» (на строчке, предназначен­ной для вписывания координат дрейфа).

2. С увеличенным изображением острова Врангеля, но без штриха после слов «широ­та» и «долгота».

3. Без острова Врангеля, но со штрихом после слов «широта» и «долгота».

С 22 февраля 1962 г. на ледовый остров высадили четвертую смену. Она состояла из ученых Арктической исследовательской ла­боратории в Пойнт Барроу, который расположен на самой северной оконечности Аляс­ки. На конверты ставили в этот период прежние «каше» станции. Т-3 и различные «каше» Арктической исследовательской лаборатории.

Третий штемпель, сменивший вышеопи­санный в мае I960 г., отличается несколько измененной надписью и цветами краски. Вначале были зеленые оттиски, а впоследст­вии — темно-красные.

 

Станции «Альфа» и «Альфа-2»

 

В период МГГ американцы оборудовали еще одну ледовую станцию — «Дрейфующую станцию Альфа». Зимовщиков забросили са­молетами 15 апреля 1957 г. на 80°42' сев. шир., 159°29' восточ. долг. Самая ранняя почта по­гашена в Фербенксе 25 мая 1957 г. Сопрово­дительный штемпель экспедиции изображает белого медведя на фоне льдов. Рисунок за­ключен в круг. С 1958 г. появился новый штемпель, отличавшийся двойным кругом и измененной надписью. Он был в употребле­нии вплоть до декабря, когда льдина раско­лолась и зимовщиков пришлось срочно спа­сать. Последние почтовые отправления дати­рованы 9 декабря 1958 г.

Для продолжения программы исследова­ний нашли другую льдину в точке с коорди­натами 74°48' сев. шир., 159°00' вост. долг. и открыли на ней станцию «Альфа-2». Стан­ция начала работать 13 апреля 1959 г., а уже 7 января и эта льдина раскололась. Зимовщи­ков срочно эвакуировали.

Интересное «каше» в форме круга, укра­сившее конверты филателистов, изображало льдину, плывущую в океане. Надпись име­ла название станции и слова «Северный по­люс». Любопытно, что в начале дрейфа на­чальник станции разрешил гасить этим со­проводительным штампом марки на конвер­тах... Но вскоре — с заменой черного цвета на темно-красный штамп стали использо­вать в строгом соответствии с предписанием, т. е. лишь для украшения конвертов. Приб­лизительно три последних месяца штамп употреблялся без названия станции «Аль­фа-2». Этот вариант считается редкостью; по­сле эвакуации станции он стал предметом «филателистической охоты»...

 

Станции «Арлис-1» и «Арлис-2»

 

Дрейфующую станцию «Арлис-1» амери­канцы открыли 11 сентября 1960 г. Ее сокра­щенное наименование расшифровывается так: «Ледовая станция Арктической исследовательской лаборатории». Зимовщиков до­ставили не самолетами, а высадили с ледо­кола «Бартон айленд».

В день высадки производилось гашение почты календарным почтовым штемпелем ледокола. На самой же дрейфующей станции, как и прежде, почтового оффиса не было. Ис­пользовались два больших сопроводительных штемпеля. Иногда ставили одновременно оба штемпеля, и тогда один из них пришлось по­мещать на обороте конверта. Прямоугольный штемпель включал указание даты и времени, а также предусматривал место для широты и долготы. Столбиком помещены слова, об­разующие сокращение «Арлис». На рисун­ке — плывущий в море ледовый остров с со­оружениями станции. Второй штемпель, не имеющий рамки, также изображает станцию на льдине. Из вписанных от руки обозначе­ний явствует, что в день высадки 11 сентяб­ря 1960 г. у станции «Арлис-1» были следу­ющие координаты: 75° 12' сев. шир. и 136°22' зап. долг.

Последние данные о местонахождении станции были на штемпеле, датированном 8 марта 1961 г. — 74°57' сев. шир. и 167° 10' зап. долг. Письма этой станции адресовались че­рез почтовые оффисы Барроу и Фербенкса. Станция закрылась 25 марта 1961 г.

23 мая 1961 г. американцы высадили дрей­фующую станцию «Арлис-2». Год спустя, ког­да она дрейфовала вблизи советской станции СП-11, над «Арлис-2» пролетел самолет по­лярной авиации СССР. Американские зимов­щики приветствовали его жестами. Несколь­кими часами раньше самолет США, снабжа­ющий свою станцию, совершил посадку на СП-11.

Известны четыре сопроводительных штем­пеля — «каше». На рисунке первого, в кру­ге — льдины на водной поверхности, причем самая крупная несет станционные построй­ки. На трех штемпелях обозначено место для внесения данных о широте и долготе.

Самый ранний конверт, отправленный с этой станции, имеет дату 24 мая 1961 г. Тог­да станция имела следующие координаты: 73°10' сев. шир. и 156°05' зап. долг. Марка по­гашена в Барроу 20 июня 1961 г.

Позже использовался уже описанный прямоугольный штемпель предшественников, претерпевший небольшие изменения. Затем на «Арлис-2» начали применять и прямоу­гольник с новым рисунком. В центре — тра­диционный белый медведь, а вверху и вни­зу имеются надписи: «Крыша мира» и «Ле­довый остров «Арлис-2». Предусмотрено ме­сто для внесения координат дрейфа и даты. Наконец, в дни пребывания станции вблизи точки Северного полюса, применялось «ка­ше» с надписью: «Арлис-2 на Северном по­люсе».

Станция была эвакуирована ледоколом «Эдисто» 9 мая 1965 г. в Датском проливе — между Гренландией и Исландией, — когда она находилась в точке с координатами 66°43'5" сев. шир. и 27°01' вост. долг. При эвакуации на конвертах ставился сопроводительный текстовой штамп в две строки: «Станция закрыта. 1965. Последний день поч­тового сервиса». Применялся также «каше» ледокола «Эдисто».

 

Станции «Арлис-3» и «Арлис-4»

 

Лишь три месяца действовала станция «Арлис-3». Ее открыли 10 февраля 1964 г. на ледовой площадке в пункте с координата­ми 73°00' сев. шир. и 151°03' вост. долг. На станции применялся прямоугольный «каше» с оригинальным рисунком: домики во льдах, а над ними — два самолета. Место для от­метки координат в рисунке «каше» не предусматривалось. Станция была закрыта 16 мая 1964 г.

Также около трех месяцев функциониро­вала станция «Арлис-4». Начало дрейфа — 25 февраля 1965 г., координаты 73°05' сев. шир. и 151°12' вост. долг. Впервые использо­вался «каше» треугольной формы. Изобра­жение повторяет основные детали предшест­вующего рисунка, лишь несколько видоизме­нив их очертания. Вокруг треугольника — сделанные от руки обозначения широты, дол­готы и даты. Станция закрыта 16 мая 1965 г., координаты — 73°07' сев. шир. и 155° 12' вост. долг.

 

Станции «Арлис-5» и «Арлис-6»

 

Весной 1970 г. американцы открыли две новые дрейфующие станции: «Арлис-5» и «Арлис-6». Обе станции просуществовали всего лишь несколько недель, и это обстоятельство определило степень филателистиче­ской редкости их почтовой документации.

Многие коллекционеры не успели послать материал для гашения на этой станции. Зна­чительная часть присланной корреспонден­ции опоздала. Эту почту обрабатывали — в качестве «утешения» — станционным штем­пелем долговременной станции Т-3. На обороте делалась отметка карандашом: «К сожа­лению, «Арлис-5» и «Арлис-6» больше не су­ществуют». После того как эта почта гаси­лась 5 июня 1970 г. в Барроу, письма возвращались отправителям.

Вся корреспонденция, успевшая побы­вать на новых станциях, получила оттиск идентичного штемпеля — «каше». Рисунок изображает полярника, сидящего в малень­ком снегоходе. Конверты отличаются лишь надписью с названием станции.

Станция «Арлис-5» начала работу 19 мар­та 1970 г. в точке с координатами 72°54' сев. шир. и 162° зап. долг. Эвакуирована она в конце мая: последняя корреспонденция, отправленная со станции, погашена календар­ным штемпелем в Барроу 2 июня. Исследования на станции «Арлис-6» начались 27 мар­та 1970 г. Координаты — 73°44' сев. шир. и 157°45' зап. долг. Через 64 дня станция пре­кратила существование. В последний день — 29 мая 1970 г. — ее координаты были следу­ющие: 75° сев. шир. и 170° зап. долг. Послед­няя почта, обрабатывавшаяся также в Бар­роу, имела дату 1 июня 1970 г.

 

ГРЕНЛАНДИЯ

 

Из истории почты

 

Гренландия — самый большой остров в мире. Его площадь составляет 2175600 кв. км. Пять шестых тер­ритории покрыто гигантским ледовым щитом. Узкая по­лоска юго-западного побережья шириной от 2 до 250 км — вот что в основном оставили ледники для жиз­ни людей. На острове живет только около 35 тыс. чело­век, из них 1700 европейцев, а остальные — эскимосы. В прошлом остров был колонией Дании, начиная с 1721 г. согласно конституции 1953 г. он стал частью датского королевства.

Еще в начале нашего столетия почтовой службы как таковой в Гренландии не было. Да и население не ис­пытывало в ней особой нужды. Инициатива развития почтовой службы принадлежала Королевской компании по торговле с Гренландией. Первое время в течение лета почтовое пароходное сообщение между Данией и Гренландией поддерживалось относительно регулярно, но зимой всякая связь прекращалась.

Летом почтовые суда обычно заходили в один из портовых поселков, а оттуда почта развозилась уже на маленьких гренландских лодках-каяках. Почтовые стан­ции по берегам находились на расстоянии 150 — 200 км одна от другой, и перевозчикам почты приходилось в одиночку работать веслами почти два дня подряд. До­ставка почты от одного до другого пункта гренландского побережья всегда была сопряжена с большими трудно­стями.

Петербургский «Почтово-телеграфный журнал» опи­сывал в 1912 г. труд гренландского почтальона следую­щим образом: «Чрезвычайно трудную работу приходится выполнять гребцам, на которых возложена перевозка почты в Гренландии. В небольшой лодке «каяк», сделанной из моржовой кожи, они в хорошую погоду проезжа­ют обыкновенно 12 миль в день; бывают, однако, дни, когда они, чтобы прибыть на станцию еще в тот же день, про­езжают в сутки 20 миль. В большинстве случаев станции расположены на расстоянии от 20 до 30 миль и за проезд на лодке от одной до другой платят обыкновенно 80 коп. Если лодочник приближается к берегу и встает в лодке, то это служит для береговых жителей знаком, что он имеет передать им корреспонденцию. Его встречают с возгласом «пориок»!, «пориок!» (почта)» *.

До 1959 г. доставка корреспонденции внутри Гренлан­дии не облагалась почтовым сбором **.

 

* «Почтово-телеграфный журнал». Петербург, март 1912, с. 289.

** Исключение составляли посылки. Их доставка оп­лачивались специальными пакетными марками.

 

Датская почта взяла на себя доставку гренландской корреспонденции 1 декабря 1938 г. Началось создание постоянных почтовых станций и почтово-раздаточных пунктов. На западном побережье Гренландии первые почтовые станции открылись в 1938 г. в Гстхаабе (ны­не — столица острова с населением около 6 тысяч человек), Суккертоппене, Эгедесминде и Якобсхаване. На восточном побережье первая почтовая станция откры­лась в 1939 г. в Ангмагссалике.

Сейчас на острове имеется более 30 почтовых стан­ций, которым подчинены (около 60) почтово-раздаточные пункты. Между станциями и пунктами курсируют почтальоны. Таким образом, далеко не все населенные пунк­ты Гренландии — их насчитывается более 180 — обслу­живаются почтой. Многолетнее присутствие датчан сказалось и на названиях большинства населенных пунктов.

Кроме островных почтовых контор, известны почто­вые отделения на судах, курсирующих вдоль побережья. Свои календарные штемпеля имеют два судна: «Кунунгуак» и «Диско». Другие суда почтовых штемпелей не име­ют, на конвертах ставится лишь текстовой сопроводитель­ный штемпель, а марки гасят в прибрежных почтовых отделениях (суда «Густав Хольм», «Нанок», «Эрика Дан», «Грёнланд и др.). Наиболее посещаемые порты Гренлан­дии — западные. В северный населенный пункт Туде корабли приплывают лишь один или два раза в год.

На крупнейшем в мире острове нашли применение все виды почтовой связи, получившие распространение в полярных районах земли. Помимо корабельной почты, большое значение имеет доставка корреспонденции по воздушным трассам, а также на вездеходных и на ездо­вых собаках, запряженных в санную упряжку.

В мире осталось не так уж много маршрутов почто­вой связи, которые обслуживаются собаками или оленя­ми. «Собачьи» почтовые трассы, протяженность которых лишь в редких случаях превышает несколько сотен кило­метров, сейчас существуют и в некоторых районах Гренландии. Иногда организуется и специальная отправка почты на собаках. В феврале 1970 г., когда дат­ские филателисты проводили национальную филатели­стическую выставку «Фалькофия 1970», в Гренландии организовали спецрейс.

Специальная доставка почты на собаках состоялась между такими пунктами, как Родебай и Якобсхавн. Местечко Родебай находится в высокоширотной, точке — 69° 21' сев. шир., то есть севернее полярного круга. От­туда почта, погруженная в собачью упряжку, 13 февра­ля 1970 г. была отправлена в Якобсхавн, и в тот же день она прибыла в пункт назначения. Фактически же Якоб­схавн явился транзитно-сортировочным пунктом, откуда почтовые отправления разошлись по всему миру. Марки Гренландии, которые были наклеены на всех 10 тысячах конвертов и открыток, гасились в Якобсхавне специаль­ным почтовым штемпелем. На рисунке — голова собаки, несущей почтовую службу в суровых условиях Арктики.

Подробный очерк по истории почты в Гренландии помещен в «Специальном каталоге Гренландия — Фаре­рские острова» *.

 

* «Специальный каталог Гренландия — Фарерские ос­трова», Копенгаген, 1968.

 

Авиапочта

 

Одна из особенностей почтовой службы в Гренлан­дии, обусловленных воздействием арктических усло­вий, — это большой удельный вес авиапочты. Внутренние почтовые отправления доставляются вертолетами и са­молетами. Поскольку гражданские аэродромы имеются только в Нарссарссуаке и Сендре Стремфьорде, авиа-корреспонденцию, адресуемую в другие пункты, прихо­дится доставлять только вертолетами, а то и просто на­земным транспортом.

С начала 30-х годов Гренландия становится транзит­ным плацдармом. Через нее прокладываются воздушные пути из Европы в Америку. На филателистических аук­ционах изредка появляются авиаписьма, доставленные из немецкого города Варнемюнде (на берегу Балтийского моря) в Нью-Йорк через Гренландию 20—26 августа 1930 г., и авиаписьма, пролетевшие с немецкого острова Силт в Нью-Йорк по маршруту Скоресбисунд — Суккертоппен — Годхаб (гренландские пункты) и далее через Лабрадор — Чикаго в период с 7 августа по 7 сентября 1931 г.

Состоялись также другие воздушные рейсы, пред­ставляющие интерес для филателистов.

1930 г. Гренландская экспедиция доктора Франка. Целью ее была съемка художественного фильма «SAS — Айсберг». В распоряжении экспедиции имелся самолет, находившийся на ее базе в Игдлорссуите под Уманаком и на рабочей площадке в Нугатсиаке. По инициативе киносъемочной экспедиции была выпущена частная мар­ка воздушной почты номиналом 10 эре. Она получила известность под названием «марки Удета» — по имени знаменитого летчика Эрнста Удета. В «Специальном ка­талоге Гренландия — Фарерские острова» (Копенгаген, 1968 г.) приводится описание этого выпуска и помещена фотография конверта с «маркой Удета».

Марки выполнены по эскизу выдающегося американ­ского художника Рокуэлла Кента. Тираж отпечатан в Гренландии, по клише на дереве, марки беззубцовые, клея не имеют. Первый тираж (красно-коричневый) — 50 экземпляров, второй тираж (темно-красный) — 200 эк­земпляров. На конвертах известно лишь около 40 экзем­пляров (первого тиража). Стоимость марок по «Специаль­ному каталогу» довольно высокая: первого тиража — 10 тыс. датских крон, второго — 800 крон.

Август 1933 г. Перелет известного летчика Чарльза Линдберга из США в Копенгаген с промежуточными посадками, в том числе и в Гренландии. На почтовых отправлениях делалась соответствующая пометка. В 1935 г. совершил перелет Тор Солберг по маршруту Нью-Йорк — Лабрадор — Юлианехоб, запечатленный от­метками почтовой корреспонденции.

19 ноября 1952 г. Первый перелет самолета Сканди­навской авиакомпании SAS типа «Супер-Клодмастер» по маршруту Лос-Анжелос — Копенгаген через Туле. На борту — 6500 спецконвертов, в каждый вложено при­ветственное обращение авиакомпании в связи с «исто­рическим полярным перелетом». Кроме почтовых штем­пелей пунктов отправления и прибытия, на конвертах слева ставилось красное или фиолетовое «каше» с изоб­ражением воздушной трассы. Справа ставился сопроводи­тельный штемпелек авиакомпании «Первый трансарк­тический перелет. 19—20 ноября 1952 г.*.

В 60 и 70-е годы с посадкой на аэродромах Гренлан­дии летали самолеты следующих авиакомпаний: SAS, КЛМ, «Люфтганза» (ФРГ), «Японские авиалинии». Коли­чество пассажирских перелетов продолжало возрастать.

 

* Почтенная авиакомпания в погоне за рекламой пре­дала забвению некоторые факты: еще в 1939 г. состоялся беспосадочный перелет советского летчика Коккинаки по маршруту: Москва — Швеция — мыс Фарвель (Грен­ландия) — Канада, а в 1937 г. совершили первые в мире трансарктические полеты Москва — Северный полюс — США экипажи Чкалова и Громова.

 

Марки

 

Гренландские почтовые марки выпускаются с 1905 г. За всю историю вышло немногим более 100 марок. Мар­ки Гренландии пользуются большой популярностью у коллекционеров.

Первыми знаками почтовой оплаты были пакетные марки. Они выпущены инициатором почтового сервиса — Королевской компанией по торговле с Гренландией. Все три марки пакетной серии были идентичны: формат — 33X40 мм, рисунок — гренландский герб с изображением белого медведя. Они вышли очень маленьким тиражом, и это предопределило судьбу выпуска: ныне марки счи­таются большой редкостью.

С 1915 г. по 1938 г. последовали новые серии пакет­ных марок с тем же рисунком. С началом деятельности в Гренландии Датской королевской почты 1 декабря 1938 г. выпущена первая серия государственных стан­дартных марок. Пять из них изображали тогдашнего короля Дании Христиана X, а две — полярный ландшафт с белым медведем. Впоследствии белый медведь еще 9 раз появлялся на гренландских почтовых миниатюрах.

В 1945 г. выпущена серия гренландских марок, нари­сованных и отпечатанных в США. Они получили изве­стность целым рядом ошибок. Так, изображение упряжки ездовых собак на одной из марок вызвало множество нареканий среди скандинавских филателистов. Собаки запряжены на американский манер: по две собаки друг за другом. Эта так называемая цуговая система упряжки не применяется в Гренландии. Здесь пользуются только веерной упряжкой.

Гренландская почта нередко выбирает сюжетом ма­рок исторических лиц, прославившихся своим участием в изучении и освоении острова.

Наиболее популярным героем марок стал Ханс Эгеде (1686—1738). Норвежский миссионер провел много лет в Гренландии, был проповедником, основал в 1724 г. по­селок Ниписат на западном побережье. Первая марка к 200-летию со дня его смерти выпущена в 1958 г., вто­рая (к 250-летию прибытия в Гренландию) — в мае 1971 г, и третья (посвященная встрече с эскимосами) — в июле 1971 г. Датскому полярному исследователю Кнуду Расмуссену (1879—1933) посвящена гренландская марка 1960 г. Он осуществил несколько экспедиций в Гренлан­дии, основал поселок Туле на Крайнем Севере в 1910 г. и открыл там торговый пункт. Наконец, марка 1964 г. посвящена 150-летию со дня рождения миссионера Самуэля Кляйншмидта (1814—1886). Он был крупным линг­вистом, выпустившим в 1850 г. гренландскую грамматику и занимавшимся изучением эскимосских диалектов.

Несколько марок посвящено гренландским сагам; по­пулярны и марки гренландской фауны.

...30 января 1959 г. вблизи берегов Гренландии разыг­ралась трагедия. Новенький флагман датского торгово-пассажирского флота «Ханс Хедтофт», обслуживающий гренландскую линию, столкнулся с айсбергом. Спасатель­ная акция была бесполезна: вместе с 55 пассажирами и 40 членами экипажа корабль пошел на дно.

В связи с гибелью «Ханса Хедтофта» и появился не имеющий еще прецедента в истории полярной филателии почтовый выпуск. 23 февраля 1959 г. была сделана специальная надпечатка на одной из марок стандартного выпуска. Причем использовали для надпечатки идентичные номиналы стандартного выпуска для Дании и вы­пуска, курсировавшего в Гренландии. Помимо текста — «Гренландский фонд», — сделана и надбавка к номиналу. Средства, вырученные от продажи этих марок, исполь­зовались для помощи семьям погибших в результате катастрофы у берегов острова.

Как уже отмечалось, вплоть до 1938 г. для оплаты кор­респонденции из Гренландии и в Гренландию применя­лись пакетные марки. Но еще за три года до появления почтовых марок Датской королевской почты — в августе 1935 г. — вышли в обращение локальные марки для опла­ты почтовой связи между округом Туле и Копенгагеном.

...Эскимосы Туле — самые северные жители земного шара. Округ расположен между 75 и 80° сев. шир. и 58 и 74° зап. долг. Отсюда 1500 км до Северного полюса. Колония основана Кнутом Расмуссеном в 1910 г. В самом последнем поселении человека на пути к полюсу про­живает сейчас около 350 эскимосов. Небольшое количе­ство датчан, служащих местной администрации, живет в окрестностях колонии.

Известный норвежский исследователь Севера Коре Родаль, посетивший Туле, писал в своей книге «Север», вышедшей в русском переводе: «Эскимосы Туле несколь­ко отличаются от остальных жителей Гренландии. Если население, проживающее южнее, настаивало на том, чтобы его называли гренландцами, то те, которые про­живают в Туле, считают себя эскимосами. Они держат­ся гордо и независимо...*.

 

* К. Родаль. «Север. Природа и жизнь полярного мира». Пер. с английского. М., 1958t с. 142.

 

Поселок берет начало с так называемой станции Кэп-Йорк. Дата основания —10 августа 1910 г. Локальные марки для округа Туле были выпущены вслед за введе­нием специальных монет Туле, которые усовершенство­вали там меновую торговлю. Выпуск последовал по ча­стной инициативе и был приурочен к 25-летию Туле. По официальному разрешению властей марки стали упот­ребляться для нужд почтовой связи.

...10 августа 1935 г. контора станции Кэп-Йорк в Ко­пенгагене опубликовала в столичной газете «Берлингске тиденде» объявление о выпуске своих марок. В серии, отпечатанной по эскизам Кнуда Куна в копенгагенской типографии Туле, были четыре марки со следующими сюжетами: Кнуд Расмуссен (10 эре); ландшафт в окрест­ностях Туле и датский флаг (15 эре); два моржа (30 эре); мыс Кэп-Йорк к югу от поселка (45 эре).

В 1936 г. последовал новый выпуск: одиночная марка локальной почты Туле. Выполнена она в том же стиле, что и марки первого выпуска. В оформлении этой марки есть лишь одно отличие: надпись «Туле» обрамлена не юбилейными датами «1910—1935», а указанием года вы­пуска. На рисунке — хижина старого эскимосского по­селка Туле, номинал — 25 эре.

Общий тираж комплектных серий составлял только 250 тыс. Сохранилось лишь небольшое количество марок на конвертах и открытках. Отдельные экземпляры их изредка «всплывают» на филателистических аукционах, порождая довольно упорное соперничество коллекционе­ров... Возникновение этих раритетов объясняется про­сто. Марки локальной почты имели почтовое хождение лишь очень непродолжительное время — до 31 июля 1937 г. Уже с 1 августа вступили в силу почтовые прави­ла, общие для всей территории Гренландии.

Одну немаловажную деталь следует знать всем обла­дателям почтовых отправлений Туле: в 1935—1937 гг. использовались для гашения корреспонденции два почто­вых календарных штемпеля с надписью «Туле»; один из них — дубликат, отличавшийся лишь незначительными отклонениями в начертании слова «Гренландия». Дубли­катный штемпель применялся в Копенгагене.

 

Штемпеля

 

Используемые в Гренландии календарные почтовые штемпеля долгое время делились на два типа: 1-й тип — штемпель из двух окружностей (вверху название местности, внизу три звездочки); 2-й тип — штемпель из двух окружностей (вверху название местности, внизу назва­ние вышестоящего почтамта). Ныне названия даются на двух языках.

Первые гренландские штемпеля (не считая «Туле») получили применение с открытием почтовых контор в следующие сроки:

Холстейнборг и Кутдлигсат — с 18 ноября 1938 г., Фредерикхоб и Суккертоппен — с 20 ноября 1938 г., Годхоб — с 21 ноября 1938 г., Ритенбенк — с 23 нояб­ря 1938 г., Юлианехоб —с 25 ноября 1938 г., Ивигтут — с 27 ноября 1938 г., Эгедесминде — с 29 ноября 1938 г., Годхавн — с 1 декабря 1938 г.

Наиболее популярны штемпеля пунктов, которые свя­заны с полярными исследователями. Например, штемпель поселка Ангмагсалик на восточном берегу. В нем распо­ложена центральная гренландская метеостанция, сумми­рующая данные всех станций и передающая сводки в Европу.

В различных пунктах острова нередко применяются и специальные штемпеля, поводом для которых служат как выпуск очередной гренландской марки, так и раз­личные юбилеи. Почтовое ведомство приступило к введе­нию новых штемпелей, включающих и местное нацио­нальное название пункта.

С 1969 г. ведомство, занимающееся делами гренланд­ской почтовой связи, но дислоцирующееся в Копенгаге­не, взяло на себя функцию информатора: всем заинте­ресованным филателистам — а число их весьма велико — рассылаются извещения о появлении новых штемпелей, а также о замене прежних одноязычных двуязычными.

Единственными источниками, не только регистрирую­щими все гренландские штемпеля, но и подробно ката­логизирующими их, служат каталог западногерманского исследователя Герхарда Трёгеля «Штемпеля полярных областей» (продолжающееся издание) и уже упомянутый «Специальный каталог Гренландия—Фарерские острова».

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

Гай Д., Ширинян Р. На траверзе — Север. М., «Тран­спорт», 1970.

Гордиенко П. А. Северный Ледовитый... Л., Гидрометеоиздат, 1973.

Пайер, Юлиус. 725 дней во льдах Арктики. Пер. с нем. Л., Изд-во Главсевморпути, 1935.

Сашенков Е. П. Полярная почта. М., «Связь», 1975.

Соколов-Микиток И. С. Белые берега (Новая Земля, ЗФИ, Шпицберген, Северная Земля). Архангельск, 1936.

Ставяицер М. Русские на Шпицбергене. М., Изд-во Главсевморпути, 1948.

Советская Арктика. Моря и острова Северного Ледо­витого океана. М., «Наука», 1970.

Топонимика морей Советской Арктики. Л., Изд-во Гео­графического общества СССР, 1972.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ.

 

ЖИВОТНЫЙ МИР АРКТИЧЕСКОГО БАССЕЙНА