Логотип

 



Procanvas.ru - Печать на холсте

Время, вперед!

Швейцарская часовая компания TAG Heuer с самого начала четко определилась со своим главным покупателем — это человек, привыкший жить наперегонки со временем. И следует традиции вот уже полтора века

Если быть точным, то солидный юбилей празднует семейная фирма, основанная в 1860 году в швейцарском городке Сент-Имье 20-летним часовщиком Эдуардом Хойером. Тогда компания называлась просто Heuer, и только в 1985-м, влившись в люксембургский холдинг TAG Group SA, она обрела свое нынешнее название. Аббревиатура TAG расшифровывается как Techniques d'Avant Garde, откуда и берет начало корпоративный слоган TAG Heuer — “Швейцарский авангард с 1860 года”. Звучит, прямо скажем, непривычно — для местных часовых домов с более чем вековыми традициями, однако замечательно подходит к той продукции, которую последние сто лет выпускает детище Хойера (в последние годы она дополнилась еще солнцезащитными очками и мобильными телефонами).

Отделившись в самом конце 1990-х годов от материнской компании, TAG Heuer ушла под крылышко еще более известного холдинга LVMH, объединяющего бренды класса люкс. При этом детище Эдуарда Хойера сохранило свой фирменный стиль — производство предметов роскоши, но неизменно в “высокотехнологической упаковке”.

Бомбы с часовым механизмом

Родной город основателя часового Дома — Сент-ИмьеРодной город основателя часового Дома — Сент-Имье — ныне входит в состав одноименной коммуны в кантоне Берн. А точнее — в состав “Совета региона Бернская Юра кантона Берн”. Столь громоздкое название эта административная единица получила из-за этнических конфликтов, на протяжении последних шести веков сотрясавших “самую мирную” республику в сердце Альп. В XIV веке, во время так называемых Бургундских войн, территории, на которых проживали католики, говорившие на французском языке, были насильственно включены в состав кантона Берн, где доминировали протестанты, к тому же немецкоговорящие. Шли века, конфликт то неторопливо тлел, а то разгорался не на шутку — к примеру, еще в середине прошлого века сепаратисты Бернской Юры вели активную вооруженную борьбу за отделение от немецкоязычного кантона…

Неспокойно было в Сент-Имье и полтора века назад. Но часовщика Эдуарда Хойера все эти политические страсти мало волновали. Глава только что созданной фирмы продолжал заниматься своим мирным делом — мастерил хитроумные механизмы. Не прошло и десяти лет после основания фирмы, как Хойер получил свой первый патент — на одну из первых в мире головок завода для карманных часов. А спустя 18 лет — второй: на колебательную шестерню, используемую и поныне в конструкциях механических часов ведущих производителей.

Успехи швейцарского часовщика были оценены серебряной медалью на Парижской всемирной выставке 1889 года, где Хойер представил свою коллекцию карманных хронографов. Спустя три года основатель фирмы умер. И уже его сын Жюль-Эдуард, наследовавший дело, в 1895 году пополнил семейную копилку третьим патентом. На сей раз это были водонепроницаемые карманные часы — также одни из первых в мире.

Окончание первой декады XX века фирма Heuer отметила еще двумя новинками. Обе представляли собой хронографы — часы с возможностью фиксации интервалов времени. Но если первый хронограф был всего лишь роскошным вариантом уже привычного карманного — богато украшенный серебряный корпус с эмалированным циферблатом, то второй поражал скорее размерами: диаметр его циферблата равнялся 11 см! Дело в том, что это был первый в мире хронограф, предназначенный для приборных щитков новейших средств передвижения — автомобилей и аэропланов. Дополнительная пара малых стрелок, вмонтированная не в центр циферблата, а сверху (там, где расположена метка “12”), и особая кнопка с функциями “старт”, “стоп” и “переустановить” позволяли водителю или пилоту следить за длительностью поездки или полета. А в окошко на циферблате (расположенное на месте цифры 3) можно было воочию наблюдать за работой часового механизма.

Единственное, что омрачило 1911 год, так это кончина главы фирмы. После него семейное дело возглавил племянник покойного Шарль-Эдуард Хойер.

Война и мир по часам

В 1914 году Heuer выпустила первый в мире наручный хронограф с 12-часовым счетчиком и индикатором фаз Луны (позволявшим следить за временем приливов и отливов), а двумя годами позже — секундомер Micrograph с точностью в одну сотую секунды. Затем появилась другая модель секундомера — Semikrograph. Точность его была вдвое ниже, но он уже был снабжен функцией “split-second”: наложенные друг на друга секундные стрелки — обычная и стрелка обратного хода — позволяли измерить время на дистанции нескольких спортсменов одновременно.

В 1933 году детище Эдуарда Хойера в очередной раз удивило мир, выпустив лучший на то время хронограф Autavia, предназначенный, как следовало из названия, для приборных щитков автомобиля и самолета, а также часы Hervue, которые работали до восьми суток без подзавода. А затем, вплоть до начала 40-х годов, Heuer выполняла заказы немецких Luftwaffe, производя хронографы Flieger с двумя получасовыми регистрами. Позже выпускались модели как с двумя, так и с тремя регистрами (включавшими календарь).

На то, что немецкие летчики бомбили города Европы, сверяясь по швейцарским часам, союзники после окончания Второй мировой войны решили не обращать внимания. Во всяком случае, в 1945 году командующий объединенными силами союзников в Европе генерал Эйзенхауэр не погнушался приобрести хронометр Heuer в стальном футляре, предпочтя его всем другим маркам.

В первое послевоенное десятилетие увидели свет хронометры Mareographe (на американском рынке они продавались под маркой Seafarer) и Auto-Graph от Heuer. Первая модель, в то время на знавшая равных, имела специальные циферблаты, по которым можно было определять время морских приливов и отливов. А вторая обладала тахиметром — неподвижной круговой шкалой по ободу циферблата, позволявшей определять скорость по времени, проведенному в пути.

К концу десятилетия в продажу поступило целое семейство новых хронографов для приборных щитков автомобилей и самолетов (а также катеров, яхт и прочих плавательных средств). Это рассчитанная на восемь дней без подзавода модель Master Time, “полный хронограф” (то есть показывающий как обычное дневное время, так и время нахождения в пути) Super Autavia, секундомеры Monte Carlo (на 12 часов), Auto-Ralley (на 1 час) и Sebring (также на 1 час, но с функцией “split-second”). Все указанные модели выпускались вплоть до 1980-х годов.

И наконец, в 1962 году копилка достижений швейцарской компании пополнилась новым рекордом — и каким! Первый американец, совершивший орбитальный полет, Джон Гленн, во время пилотирования корабля Mercury Atlas 6 всем прочим часам предпочел секундомер от Heuer.

О лучшей рекламе в эпоху космического энтузиазма трудно было мечтать. Сегодня эта реликвия хранится в Воздушно-космическом музее в Сан-Диего (США).

Рекордное время

“Роман” швейцарской фирмы с миром спорта начался еще в далеких 1920-х, когда Heuer была выбрана официальным “часовщиком” сразу трех летних Олимпийских игр — антверпенской в 1920-м, парижской в 1924-м и амстердамской в 1928-м. Забегая вперед, можно упомянуть, что на Олимпиады швейцарская фирма вернулась только спустя полвека, вместе с коллегами-конкурентами из Швейцарской организации производителей часов, выступив в качестве одного из главных “часовых” спонсоров зимних Игр 1980 года в американском Лейк-Плэсиде и летних московских.

Начиная с 1950-х годов Heuer закрепилась в главных фаворитах приверженцев быстрой езды — как любителей, так и звезд-профи. К тому времени семейное дело Хойеров вышло в единоличные лидеры другой захватывающей гонки — на рынке секундомеров и хронографов, предназначенных для спортсменов-профессионалов. Главным хитом фирмы какое-то время оставались хронографы марок Autavia и Carrera. Название Carrera появилось на рынке в 1963 году — спустя 13 лет после старта регулярных автогонок по Панамериканскому шоссе (Carrera Panamericana Ralley), и корпус этих популярных хронографов был выполнен по дизайну лично Джека Уильяма Хойера — тогдашнего главы фирмы. За три года до презентации этой марки Heuer прикупила еще один часовой бренд — Leonidas, после чего стала выпускать часы под объединенным брендом Heuer-Leonidas. Именно такими хронографами с функцией “fly-back” (“летящие назад”), позволявшей обнулять показание счетчика и одновременно запускать новый отсчет, в 1960-е годы были снова оснащены западногерманские ВВС.

В те же годы на часовом рынке началась новая гонка — кто раньше всех сконструирует и выпустит на рынок первый в мире автоматический хронограф. За решение этой стратегической задачи взялись настоящие супертяжеловесы — японская компания Seiko, швейцарская Zenith, а также Heuer в альянсе с соотечественниками (Breitling) и американцами (компанией Hamilton Watch). Разработки велись в обстановке строжайшей секретности, обусловленной “ценой вопроса” — победителя ждала лавина заказов от авиационной и автопромышленности со всего мира. И хотя все три конкурирующие модели появились практически одновременно, большинство независимых экспертов склонны отдать победу как раз швейцарско-американскому альянсу. Новая модель автоматических хронографов уже упоминавшихся марок Autavia и Carrera была представлена 3 марта 1969 года в Женеве и Нью-Йорке. Одновременно дебютировала еще одна новинка — первый в мире хронограф Monaco с водонепроницаемым квадратным корпусом.

Уже в начале следующего десятилетия линейка автоматических хронографов от Heuer пополнилась несколькими новыми моделями — Daytona, Montreal, Silverstone, Calculator, Monza и Jarama. А производитель этих часов стал спонсором лучших “конюшен” “Формулы-1” — сначала Ferrari, а в 1980-х — McLaren. Чуть позже “лицом” (или “послом”) компании, в то время уже носившей название TAG Heuer, стала еще одна звезда “Формулы-1” — Айртон Сенна.

Эта внушительная рекламная кампания быстро дала свои результаты — в 1992 году TAG Heuer стала официальным “часовщиком” чемпионата мира по гонкам “Формулы-1”. Позже продукцию фирмы рекламировали гольфист Тайгер Вудс (принявший участие в разработке дизайна новой модели — Professional Golf Watch), автогонощики Джефф Гордон и Хуан Пабло Монтойя и теннисистка Мария Шарапова.

Вот, новый поворот

Между тем ассортиментная линейка Heuer (а начиная с 1985 года TAG Heuer) продолжала прирастать новыми моделями.

В 1975 году на рынке появился первый цифровой (в данном случае речь, естественно, идет об электронной начинке, а не о циферблате) хронограф с двойным дисплеем — светодиодным и жидкокристаллическим (в последующих версиях жидкокристаллическими были оба экрана). В следующем десятилетии увидела свет “Серия 2000” — оригинальные часы для спортсменов-профессионалов со знаменитыми “шестью функциями”: водонепроницаемость на глубинах до 200 м, головка завода на резьбе, поворотный и вращающийся в одну сторону безель (обод вокруг циферблата, используемый для фиксации или замера времени), сапфировое стекло, люминесцентные стрелки и часовые метки и, наконец, двойной зажим заводного ключа.

К 125-летнему юбилею компании, в 1988 году, был выпущен золотой карманный хронограф “Сто двадцать пятый” (“125th”) c точностью в одну пятую секунды, счетчиками на 30 минут и 12 часов, календарями — обычным и фаз Луны. А в 1999 году TAG Heuer запустила линейку первых в своей истории женских хронографов Alter Ego.

В том же году TAG Heuer обрела нового владельца: контрольный пакет (50,1% акций) швейцарской компании за 1,15 млрд швейцарских франков ($759 млн) купил французский холдинг LVMH.

Спустя два года удалился на покой глава TAG Heuer 69-летний Джек Хойер, уступив место Жан-Кристофу Бабену — первому “стороннему” топ-менеджеру, не рекрутированному из членов семьи Хойер. Последний же ее представитель сохранил за собой место в совете директоров фирмы и должность почетного президента компании, которую он возглавлял более 40 лет.