Логотип

«ЕФИМОК» СТАРЫЙ И НОВЫЙ

Сложившаяся к XVII веку самобытная русская монетная система имела существенные различия во внешней и внутренней торговле. При царе Алексее Михайловиче в денежном обращении появился ефимок, призванный модернизировать финансы обширного Российского государства.

Пробный ефимок Павла I. Аверс и реверс

По свидетельству Адама Олеария, в Нижнем Новгороде XVII столетия «…молодая курица, а также 15 яиц стоили 1 копейку, или в мейсенской монете 6 пфененгов, овца — 12, 15, 18 копеек».

Простые обыватели остро нуждались в более мелкой разменной монете. С другой стороны, серебряная копейка не устраивала и купцов, ворочавших порой сотнями тысяч рублей. Их привлекала более крупная иностранная «валюта».

Еще в XVI веке в местечке Иохимсталь в Чехии начали чеканить большие серебряные монеты иохимсталеры (27,2, позднее 26,39 грамма серебра), которые широко распространились по Европе, став образцом для выпуска подобных денег в других государствах. Называли их по-разному, но в большинстве стран за основу брали вторую часть названия населенного пункта. Так появились талер, далер, а впоследствии и доллар. В России чешская монета также пришлась ко двору, став своеобразной международной конвертируемой валютой. Эту монету называли ефимкой или ефимком, по-свойски переделав первую часть названия иохимсталер».

Во второй половине XVII века, при царе Алексее Михайловиче, ефимок чуть было не стал русской национальной валютой.

В начале 1654 года было принято решение о проведении денежной реформы. В дополнение к старым серебряным копейкам, остававшимся в обращении, выпускались нестандартные рублевые монеты, которые чеканились из закупаемых у иностранных купцов талеров. На одной стороне рублевиков помещалось изображение скачущего на коне царя со скипетром в правой руке. Круговая надпись по краю монеты содержала новую титулатуру: «Божиею милостью великий государь, царь и великий князь всея Великия и Малыя России». На другой стороне в центре монеты изображался двуглавый орел, увенчанный короной. Вверху помещалась надпись «Лета 7162», внизу — «Рубль». Интересно отметить, что именно на этих монетах впервые был зафиксирован новый, отражающий территориальные приобретения титул «царь и великий князь всея Великия и Малыя России».

Помимо рублей, выпускались также и полуполтины (1/4 рубля = 25 копеек), чеканившиеся на секторах разрубленных на четыре части талеров. Серебряный рубль 1654 года по своему весу фактически равнялся 64 старым копейкам, а полуполтина — 16 копейкам. Одновременно была начата чеканка «медных ефимков» — круглых полтинников (50 копеек). Изображения на них почти не отличались от таковых на рублевых монетах.

Кроме того, чеканились круглые медные монеты низших достоинств, начиная от полтины и заканчивая алтыном (три копейки) и грошом (две копейки). Из этих медных монет до нас дошли только полтины.

Полуполтина. 1654. Аверс и реверс

Между тем налоговые платежи за прошлые годы должны были уплачиваться только в старой монете. Это было обусловлено тем, что русско-польская война вынудила искать новые источники дохода. Обращение новой медной монеты допускалось лишь в европейской части России. В Сибири же любые платежи должны были производиться обязательно в серебре — как старого, так и нового образца.

Инициаторы реформы наивно полагали, что царское веление способно превратить медь в серебро. «Начаша делати медные деньги и даяху на жалованье всем вместо серебряных…» — так бесхитростно описывал летописец новое начинание. В конце 1655 года, не отменяя обращение серебряных копеек и даже продолжая их чеканку, правительство начало выпуск медных копеек, по виду не отличавшихся от серебряных и приравненных к последним в цене. Из пуда меди получали копеек на 400 рублей. В 1656 году обращение медных «серебряных» копеек распространилось и на Сибирь. Их производство приняло огромные размеры. На Монетном дворе, созданном в связи с проведением реформы и получившем название Английского (он занимал помещения бывшей Английской компании), круглосуточно трудились несколько сотен человек.

Разный курс медных и серебряных денег привел к расстройству денежного обращения и падению уровня жизни значительной части населения, что вызвало московское восстание 1662 года — «Медный бунт», после которого была восстановлена дореформенная денежная система.

В то время техника московского монетного двора, ориентированная на ручное производство, не позволяла освоить производство круглых монет. Специально построенные для этого «молотовые снаряды» быстро ломались и выходили из строя, недолговечными были и штемпели. Вскоре чеканка серебряных и медных круглых монет была прекращена. Из меди чеканились только алтыны и гроши, но их изготовляли старым проверенным способом — на расплющенной проволоке.

В начале 1655 года от обращения неполноценного рубля-ефимка отказались полностью, вернувшись к единой метрологии старой серебряной копейки.

В том же 1655 году начался выпуск в обращение «ефимков с признаком» — талеров с выбитыми на них двумя клеймами-надчеканками: в виде прямоугольного клейма с датой «1655» (арабскими цифрами) и в виде обычного круглого штемпеля копейки с изображением всадника.

В течение 1655 года в обращение было выпущено от 800 000 до миллиона ефимков. Остававшиеся в обиходе рублевые монеты 1654 года были приравнены по цене к «ефимкам». На Монетный двор иногда поступали и половинные обрубки талеров. На них также ставили клейма и оценивали в половину ефимка, то есть в 32 копейки. Надчеканка талеров закончилась в том же 1655 году или в самом начале 1656 года. Многие ефимки датированы 1655 годом, но нет ни одного с более поздней собственной датой.

Вскоре после выпуска в обращение ефимков возникла опасность их подделок. Множество людей, впервые встретившихся с крупной иностранной серебряной монетой, легко могли быть введены в заблуждение. Находившимся в России иностранным купцам было запрещено использовать ефимки при торговых операциях; единственной законной монетой для них оставалась серебряная копейка. Известно несколько типов довольно редких ефимков с фальшивыми клеймами. Большинство фальшивок изготовлялись путем надчеканки на левенталерах — крупных серебряных монетах, по размеру и внешнему виду сходных с полноценными талерами, но значительно уступавших последним по содержанию серебра. Русское правительство закупало и их, но главным образом для ювелирного производства. Они стоили около 38 копеек и именовались «левками» (по находившемуся на них изображению льва). Кроме названия «ефимок» в русских документах середины XVIIвека встречается и термин «тарель».

Ефимки оставались в обращении до начала 1659 года, когда они были запрещены и выкуплены за медные деньги, как и рублевики и полуполтины 1654 года.

Хотя из русского обращения клейменые ефимки были изъяты, они еще долгое время имели хождение на Украине.

В конце XVIII века ефимки пытался оживить Павел I, задумавший чеканку денежного номинала под таким наименованием. Чем был обусловлен этот шаг? Документы, проливающие свет на этот вопрос, до нашего времени не дошли. Подоплека истории павловского ефимка предположительно выглядит следующим образом.

Император распорядился выпускать рубли из серебра 83 1/3-й пробы весом 28,39 граммов чистого серебра, а не как раньше — 72-й пробы весом 18 граммов, что соответствовало данным так называемого альбертусталера — нидерландской монеты, игравшей в то время роль международной валюты в торговых отношениях ряда европейских стран. Это позволило бы России упростить внешнеторговую деятельность, а также вывести русский рубль на европейскую арену. Однако этим планам не суждено было сбыться. Добываемого в России серебра было недостаточно, из-за чего сырьем для чеканки рублей являлись западноевропейские талеры. При Екатерине II талер покупали за один рубль 40 копеек. Теперь же, когда рубль стал отличаться от талера лишь внешним оформлением, появился соблазн закупить новые монеты по нарицательной цене, перечеканить в талеры и продать почти в полтора раза дороже. Поэтому начатую в 1796 году чеканку нового рубля вскоре прекратили и вернулись к рублю, равному по содержанию чистого серебра екатерининскому. Однако сама идея «европейской» монеты продолжала будоражить умы. Так и появился проект крупной серебряной монеты — ефимка, который предполагалось выпускать также по весовой норме «альбертового талера». Последний имел в полтора раза большее достоинство, чем российский рубль. Поэтому какая-либо выгода при перечеканке в талер исключалась. Более того, небольшое превышение чистого серебра служило гарантией доверия к ефимку на внешнем рынке.

Новый ефимок в качестве пробного образца увидел свет в 1798 году. Однако и этот проект реализован не был, поскольку с началом наполеоновских войн на западноевропейском рынке произошло значительное удешевление талеров.

В начало раздела "Монеты">>>