Логотип

 



Procanvas.ru - Печать на холсте

Война и эмиры

эмират КувейтО существовании эмирата Кувейт многие в мире узнали лишь в августе 1990 года, когда крохотное княжество в Персидском заливе оккупировал более мощный сосед — Ирак.

Освобождение Кувейта весной следующего года в результате военной операции “Буря в пустыне”, тон которой задавали американцы во главе с Бушем-старшим, привлекло внимание мировых СМИ к очередному арабскому “нефтяному чуду”.

Сегодня, по прошествии более чем полутора десятилетий, уже никого не удивляет, что эмират Кувейт — не только одно из самых маленьких государств на планете (его площадь — 16 тысяч квадратных километров, грубо говоря — 125 на 125 км), но и одно из самых богатых. Согласно последним оценкам ЦРУ, по показателю ВВП на душу населения с учетом покупательной способности ($55 тыс.) Кувейт уступает только Люксембургу, Катару и Норвегии — и слегка обгоняет США с их $46 тыс. Впрочем, считают ВВП, как известно, по-разному, и оценки часто не совпадают. Но никто не станет спорить, что маленький эмират все последние десятилетия буквально пухнет на своих углеводородах, как на дрожжах. Даже проигранная война и полугодовая оккупация ему нипочем! Да и как не богатеть — с пятыми в мире по величине разведанными запасами нефти.

“Здесь был Александр…”

Между тем еще три четверти века назад никакой кувейтской “нефтянки” не было и в помине. Местные эмиры торговали другим богатством — жемчугом, который столетиями добывался в прибрежных водах.

эмират КувейтСтоль же богата и история Кувейта. В разные эпохи этим крохотным пятачком бесплодной пустыни владели многие великие державы — Вавилон, Ассирия, Персия, Арабский халифат, турки. А относительно недавно датские археологи обнаружили близ кувейтского города Файлаки стоянку самого Александра Македонского. Всех их привлекал стратегически важный северный берег Персидского залива, через который проходили главные торговые пути между Европой и Востоком.

Главный вклад внесли, конечно, арабы. Вместе с ними на территорию будущего Кувейта пришло не только учение пророка Мухаммеда, но и весьма экстравагантные отклонения от него. Например, в конце IX века весь север Персидского залива стал оплотом карматов — так называли себя радикалы из мусульманской секты шиитов-исмаилитов, проповедовавшие всеобщее равенство и восстановление общинной собственности на землю. Центром этой “исламской коммуны” стали соседние Бахрейнские острова. Но и Кувейт на долгие два столетия стал полигоном для социального эксперимента, во всех смыслах потрясшего мусульманский мир.

Утопия просуществовала два века, и после ее падения под ударами халифата Аббасидов среди вождей местных кочевых племен выдвинулись несколько кланов, которым в будущем суждено будет стать первыми эмирами Кувейта. Само название произошло от арабского “аль кут” — небольшой замок. С каменного укрепленного дома, построенного в 1613 году на берегу залива вождем племени Бану Халед — Барраком бен Гурайфом, — и ведет отсчет история современного Кувейта, первоначально называвшегося Курайном.

Новое государство образовали, главным образом, мигранты-бедуины из соседних стран Аравийского полуострова, их гнала на берега залива жесточайшая засуха. Пришельцам, которые стали называть себя утубами, приходилось постоянно отстаивать свою независимость в войнах с соседями. С этой целью в 1713-1716 годах на месте старой крепости был основан город-порт Эль Курайн — будущий Эль-Кувейт (Кувейт-Сити).

эмират Кувейт

А в 1756 году утубы избрали себе первого эмира (шейха) — Сабаха I бен Джабера, с которого пошла нынешняя династия аль-Сабахов. Более полувека правителям Кувейта удавалось сохранять независимость под боком Османской империи. Но в начале XIX века, когда забрезжили планы постройки Багдадской железной дороги, конечным пунктом которой должен был стать Кувейт, на маленькое арабское княжество обратились взгляды держав “дальнего зарубежья”. Так, наряду с турками, в борьбу за Кувейт вступили еще и Англия с Германией.

Приговоренные к вышке

В 1896 году в результате переворота был убит кувейтский монарх шейх Мухаммед I бен Сабах, и престол занял его брат, Мубарак бен Сабах, по прозвищу Великий. Ему удалось добиться дипломатического признания Кувейта турками, а также подписать в 1899 году секретный пакт с Британией, по которому Кувейт фактически становился британским протекторатом. Любопытно, что с просьбой о “высоком покровительстве” шейх обращался и к российскому императору Николаю II, но получил отказ — Россия не хотела обострять отношений с англичанами… Накануне Первой мировой войны был подписан англо-турецкий договор, по которому Кувейт, формально оставаясь в составе Турции, сохранял национальную автономию, а обе договаривающиеся стороны обязались не вводить на его территорию свои войска. После начала войны Великобритания объявила о разрыве договора с турками и официально установила протекторат над Кувейтом.

К тому времени в арабском княжестве появились первые признаки современной цивилизации. Были построены медицинский центр и университет, проведены телеграфная линия и геологоразведка, создано министерство — таможни и акцизов. Все это — впервые.

По окончании войны страны победившей Антанты окончательно “прочертили” по пустыне границы Кувейта с Саудовской Аравией. А в начале 1930-х годов на территории эмирата нашли нефть, все права на разработку которой тогдашний правитель эмир Ахмед аль-Джабер передал государственной Kuwait Oil Company.

После войны Кувейт продолжал ускоренно “цивилизовываться”. Был построен собственный морской флот, открыты новые порты и первая в стране радиостанция, появились первые газеты и журналы. А с введением в строй первой в Кувейте водоочистной станции начался подъем сельского хозяйства. Все это стало возможным благодаря хлынувшим в страну “нефтедолларам”, приносящим до 95% национального дохода. К 1953 году Кувейт вышел на первое место по экспорту нефти среди стран Персидского залива.

В июне 1961 года при тогдашнем эмире Абдулле аль-Селиме страна обрела независимость. В том же году Кувейт вступил в Лигу арабских государств, а еще годом позже — в ООН.

Трон — дело семейное

Почти тридцать лет крохотный эмират никого в мире особенно не интересовал — качал себе нефть, поставлял ее развитым странам, и ладно. Но в 1990-м Ирак под вздорным предлогом напал на “маленького, но богатенького” соседа с явной целью аннексировать его, затем началась “Буря в пустыне”, и эмират снова оказался в центре внимания. Разрушенное войной хозяйство, главное богатство которого составляли нефтяные вышки и вся соответствующая инфраструктура, Кувейту удалось восстановить за считанные годы.

В том немалая заслуга предыдущего правителя — шейха Джабера III аль-Ахмеда, занимавшего трон с 1977 года и до своей кончины в позапрошлом году. Он был женат 13 раз и оставил после себя 39 детей. Видимо, столь богатый семейный опыт побудил монарха провести поистине революционную для данного региона реформу — в 1999 году шейх внес поправку в избирательный закон, предоставлявшую право голоса женщинам! О том, какое сопротивление ему пришлось преодолеть, говорит тот факт, что с первой попытки Национальная ассамблея провалила поправку, приняв ее только шесть лет спустя.

После смерти Джабера III в январе 2006 года трон перешел к старшему сыну покойного — шейху Сааду III аль-Абдалле, занимавшему к тому времени множество высших постов, включая пост премьер-министра. Он сыграл важную роль в освобождении родной страны от иракских оккупантов, но его правление оказалось рекордно кратким — всего десять дней. Дело в том, что 76-летний эмир страдал множеством болезней, среди которых называли рак и болезнь Альцгеймера. Существовала реальная опасность, что при коронации новый монарх просто не в состоянии будет зачитать двухстраничную клятву на Коране. Это стало бы серьезным нарушением конституции, и шейха Саада уговорили отречься от престола. Такова официальная версия произошедших событий. Имели ли место закулисные семейные интриги, неизвестно. Но, как бы то ни было, всесильная монаршая семья, насчитывающая не одну сотню человек, выдвинула в эмиры кандидата также немолодого — 77-летнего шейха Ахмеда ас-Сабаха, четвертого сына одного из прежних эмиров, Ахмеда аль-Джабера (умер в 1950 году), и двоюродного брата покойного эмира Джабера III.

Нынешний правитель Кувейта закончил придворную школу и завершал образование дома. До занятия престола эмир Ахмед ас-Сабах прошел еще “школу” исполнительной власти, более 40 лет занимая пост министра иностранных дел, год — министра информации, и три года возглавляя правительство.

Монарх — вдовец, он похоронил свою единственную жену, умершую от рака, в августе 1990 года — перед самым иракским вторжением. Из четырех детей эмира в живых остались лишь двое — сыновья Насер и Хамад (дочь Сальва также умерла от рака, а еще один сын, Ахмед, в юном возрасте погиб в автокатастрофе). Известно, что Его Высочество увлекается фотографией и рыбалкой.

Сразу же после занятия трона эмир, несмотря на преклонный возраст, развернул бурную законотворческую деятельность, реакция на которую была противоречивой. С одной стороны, эмир провел прогрессивный избирательный закон (дающий женщинам право не только голосовать, но и быть избранными), с другой — закон о СМИ, один из самых жестких в арабском мире.

Изобилие с душком

Еще эмир увеличил годовое содержание королевской семьи с 8 млн кувейтских динаров (около $25 млн) до 50 млн (более $170 млн). Ныне в списке самых богатых монархов мира по версии журнала Forbes эмир Кувейта занимает 12-е место с состоянием, оцениваемым в полмиллиарда долларов.

Впрочем, монарх может себе позволить улучшение семейного благосостояния за счет казны. Ведь денег в ней, как уже говорилось, хватает на всех — от эмира до последнего подданного. Все граждане Кувейта обеспечены бесплатной медицинской помощью и обязательным бесплатным школьным образованием. Благодаря последнему уровень грамотности в стране превысил 80%. Кроме того, кувейтцы получают от государства и другие льготы — например, беспроцентные ипотечные кредиты.

Конечно, в стране имеются бедные, безработные, преступники, но уровень этих социальных язв по международным стандартам чрезвычайно низок. Зато вместе с процветанием возникла новая проблема, связанная с усиленной миграцией рабочих рук из-за рубежа. Века назад сам Кувейт был создан “понаехавшими”, а ныне коренным кувейтцам в обозримом будущем грозит стать нацменьшинством в своей собственной стране. Уже сегодня гастарбайтеры составляют две трети из более чем двухмиллионного населения страны. Участились случаи сексуальных домогательств, наркомании и прочих нарушений привычных устоев со стороны приезжих, и как следствие — массовые высылки их из страны. В качестве превентивной меры правительство предельно ужесточило закон о натурализации, что вызвало трения между “местными” и “пришлыми”.

Среди новых проблем, возникших в купающемся в нефтедолларах Кувейте, можно отметить усиливающийся разрыв между поколениями, на глазах превращающийся в непреодолимую пропасть. Старикам, живущим по давним законам предков, все труднее найти общий язык с молодежью, имеющей доступ к современному образованию, карьерному росту и возможность свободно путешествовать .

Наконец, женское население, составляющее большинство электората и получившее право избирать и быть избранным, на последних выборах не смогло провести в парламент ни одной представительницы прекрасного пола. В данном случае сила традиций и обычаев оказалась сильнее закона. Зато женщина впервые заняла один из министерских постов. Таким образом, Кувейт стал третьей страной в Персидском заливе, где случилось такое — неприемлемое с точки зрения ортодоксального ислама — событие.

Вместе с тем власти недвусмысленно дали понять, что будут пресекать все случаи “тлетворного влияния” из-за границы, невзирая на социальное положение нарушителя закона. Самым громким, поистине сенсационным примером стал смертный приговор, вынесенный в январе прошлого года… члену монаршей семьи шейху Талялю Насеру аль-Сабаху, обвиненному в распространении наркотиков! Шейху также инкриминировали незаконное хранение оружия и отмывание средств, полученных преступным путем. В решении суда особенно подчеркивалось, что действия шейха “содержали угрозу для общества, в особенности для молодежи”, что шейх “осознанно стал на сторону зла” и потому “не заслуживает снисхождения”.

И хотя исполнение приговора позже было приостановлено, смысл послания эмира своим подданным, очевиден. На этом фоне недавняя отставка двух обвиненных в коррупции министров, один из которых также является членом королевской семьи, выглядела как событие незначительное и почти рутинное. Чего только не происходит в странах, богатых нефтью!