Логотип


Опять идем "своим путем"

В № 4 нашего журнала было опубликовано письмо читателя П.В.Морщакова, в котором он предложил вести более предметный разговор о правовых аспектах коллекционирования и торговли антиквариатом. Сегодня мы предоставляем слово заместителю руководителя Департамента по сохранению культурных ценностей Министерства культуры Российской Федерации, кандидату исторических наук Александру КИБОВСКОМУ. Тема его статьи - отношение к коллекционированию наград Германии 1933-1945 годов.

Долгое время в отечественной литературе тема орденов, медалей и знаков Третьего рейха была абсолютно закрытой. Советские коллекционеры черпали сведения в основном из художественных фильмов о Великой Отечественной войне да из контрабандно ввозимых зарубежных изданий. Собственно, и у профессиональных историков информационная база была ненамного лучше, что приводило к понятным результатам.

Например, по рекомендациям военных консультантов на киностудиях одевали и "награждали" персонажей чаще всего по трофейным фотографиям. При этом, конечно, страдала достоверность фильма - получались стереотипы, согласно которым достаточно редкая награда, как Железный крест, являлась чуть ли не обязательной принадлежностью немецкого мундира.

С активизацией в 1990-х годах российского антикварного рынка интерес к знакам отличия Третьего рейха возрос, что, с одной стороны, стимулировало их изучение, а с другой - вызвало запретительные меры государства, увидевшего почему-то опасность возрождения фашизма в этом обычном для антикварного сообщества явлении. Нигде в мире подобных ограничений нет. Сегодня, пожалуй, трудно назвать страну, более решительно пресекающую всякие напоминания о нацизме, чем ФРГ. В Берлине открыт музей Холокоста, из экспозиции Венного музея (Цейхгауза) полностью исключен раздел Второй мировой войны, немецкие фирмы выплачивают компенсации жертвам нацизма по всему миру. Тем не менее в Германии ежегодно проходят аукционы, на которых свободно продаются различные награды Третьего рейха, издаются их подробные каталоги. Такие же торги регулярно проводятся в США, Великобритании, Франции. Видимо, в этих странах понимают, что борьба с идеями нацизма и фашизма заключается не в истреблении уцелевших редких атрибутов, уже ставших антикварными раритетами, а в общей социальной политике, патриотическом воспитании и массовой культурно-просветительной работе.

К сожалению, и здесь Россия опять пошла "своим путем". Естественно, что при отсутствии всякой информации в отношении фашистской (нацистской) символики российские законодатели проявили явную некомпетентность, породив неразбериху в запретительных актах и еще большую чехарду при неуклюжих попытках исполнительной власти эти запреты реализовать. В действующем законодательстве "процесс открыл" Указ Президента Российской Федерации от 23 марта 1995 г. № 310 "О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации".

Надо отдать должное: из всех последующих актов этот документ подошел к проблеме наиболее ответственно. Пунктом 2-ым Указа МВД, ФСБ, ГТК и ФПС России предписывалось "задерживать и привлекать к установленной действующим законодательством ответственности лиц, распространяющих печатную продукцию, кино-, фото-, аудио- и видеоматериалы, направленные на пропаганду фашизма, возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни". При этом с самого начала было очевидно, что понятие "фашизм" необходимо как-то юридически уточнить. Поэтому пунктом 5-м Указа Российской академии наук предлагалось "в 2-недельный срок представить в Государственно-правовое управление Президента Российской Федерации научное разъяснение понятия "фашизм" и связанных с ним понятий и терминов для подготовки предложений по внесению изменений и дополнений в действующее законодательство".

Но вот об исполнении этого поручения широкой общественности ничего не известно. Из последующих же документов складывается впечатление, что РАН предложение Президента просто проигнорировала. Во всяком случае, в современном законодательстве четкое определение "фашизма" и "нацизма" отсутствует, в связи с чем эти понятия все время путают, а отсюда же - полное непонимание представителями власти разницы между фашистской, нацистской и прочей экстремистской символикой. Со всей очевидностью это показал федеральный Закон от 19 мая 1995 г. "Об увековечении победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов". Статья 6 этого Закона называется "Борьба с проявлениями фашизма". Однако ее текст гласит: "В Российской Федерации запрещается использование в любой форме нацистской символики, как оскорбляющей многонациональный народ и память о понесенных в Великой Отечественной войне жертвах". Совершенно очевидно, что законодатели не отличают фашистскую символику от нацистской, что, мягко говоря, странно, а по сути - просто неверно.

Этот своего рода правовой "дуализм" продолжается и по сей день, причем особенно активно в текущем году. Много нашумевший Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" уже в 1-й статье установил, что к экстремизму относятся "пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения". В связи с принятием этого Закона в тот же день был принят федеральный Закон "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием федерального Закона "О противодействии экстремистской деятельности". Этим документом была установлена новая редакция статьи 20.3. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях - "Демонстрирование фашистской атрибутики или символики". Речь в ней шла о том, что "Демонстрирование фашистской атрибутики или символики в целях пропаганды такой атрибутики или символики влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда с конфискацией фашистской атрибутики или символики, или административный арест на срок до пятнадцати суток с конфискацией фашистской атрибутики или символики".

Налицо правовая коллизия. К экстремизму относится демонстрирование нацистской атрибутики и символики, а карающие меры предусмотрены за символику и атрибутику фашистскую. Кроме того, сразу возникает вопрос: а что такое - эта самая атрибутика и символика? Являются ли такой атрибутикой только черные рубашки итальянских фашистов? Или к ней же относятся и коричневые рубашки немецких штурмовиков? А синие рубашки испанских фалангистов и зеленые румынских легионеров? Если это так, тогда в итоге придется всем перейти на пролетарские кумачовые рубахи. Еще вопрос: является ли запрещенной символикой любое изображение свастики? Или есть исключения? Например, свастика на нарукавной повязке, установленной в 1919-1921 годах для калмыцких частей Красной Армии. Да и что вообще считать "публичным демонстрированием" символики? Ведь если точно следовать этому положению, то в первую очередь надо запретить фильм "Семнадцать мгновений весны", в котором на протяжении всех серий масса персонажей ходит в черной форме СС и, который, кстати, служит едва ли не главным источником вдохновения для русских наци в области внешних атрибутов. Сегодня практически никто не помнит, что в Российской императорской армии существовало звание эстандарт-юнкера, зато, благодаря Штирлицу, все знают про штандартенфюреров нацистской Германии.

Все вышеприведенные неясности приводят в итоге к полной неэффективности законодательных мер, а также к злоупотреблениям на низовом исполнительском уровне. Например, в Москве во время очередной конъюнктурной зачистки, в одном из антикварных магазинов "пламенные антифашисты" в милицейских погонах изъяли как страшную угрозу мировому порядку... Железный крест периода войны Пруссии с Наполеоном в 1813-1815 годах, а также современный нагрудный знак финских ВВС, в котором, действительно, и по сей день есть маленькое изображение свастики. Все разъяснения о том, что данные предметы не имеют никакого отношения к нацизму, фашизму и прочему "изму", вызвали лишь агрессивную реакцию и намеки о существовании традиционных путей "решить ситуацию".

Причина подобных явлений помимо полной некомпетентности и дилетантизма представителей власти кроется в том, что законодатели, столь часто декларирующие принципы правового государства, в данном вопросе руководствуются не юридическим, а идеологическим пониманием фашизма, причем в ярко выраженных традициях советской историографии и политологии. Согласно советским установкам, "в период между двумя мировыми войнами режимы фашистского типа пришли к власти в Португалии, Испании, Венгрии, Австрии, Польше, Румынии, Югославии, Прибалтийских государствах". Кроме того, военно-фашистскими в СССР объявлялись императорская Япония, греческая диктатура 1967-1974 годов, а также режимы, установившиеся с 1954 года в Парагвае и с 1973 года в Чили. (Советская военная энциклопедия. Т.8. М.,1980, с. 254). Если следовать данной концепции, то символика всех этих стран должна быть запрещена. Правда, что-то не слышно, чтобы кого-то преследовали за греческий синий крест или за чилийского кондора.

Конечно, о таком наборе "фашистских" стран российские законодатели не думали. Иначе пришлось бы начинать борьбу против фашистской символики со сжигания флагов на ряде иностранных посольств. Решая свои конъюнктурные политические задачи, законодатели о таких "мелочах" не задумывались.

Как показали расспросы журналистов, в качестве фашистской символики депутаты, принимавшие законы против экстремизма, могли назвать в лучшем случае свастику и Железный крест, т.е. элементы символики нацистской Германии. О фасциях, рунах, молниях, скрещенных стрелах никто и не вспомнил. Меж тем еще на VII Всемирном конгрессе Коминтерна в 1935 году Георгий Димитров указывал на ошибочность и опасность всякой неконкретности и обобщений. Знаменитый антифашист подчеркивал, что "никакие общие черты фашизма" не избавляют от обязанности "конкретно изучать и принимать во внимание своеобразие развития фашизма и различных форм фашистских диктатур в отдельных странах на различных этапах".

Итак, следуя логике Димитрова, попытаемся разобраться - что же такое фашистская (нацистская) символика (атрибутика). Согласно логике, она по своей принадлежности должна быть символикой (атрибутикой) группы лиц или организаций, исповедующих фашизм (нацизм), под которым следует понимать комплекс радикальных антидемократических и националистических идей. Государственные же символика и атрибутика могут быть признаны фашистскими (нацистскими) в случае, если это государство управляется вышеуказанной организацией или группой лиц. Поскольку для нашей страны Вторая мировая война совершенно справедливо воспринимается через призму войны Великой Отечественной, то из всего вышеперечисленного списка стран главных носителей фашистской (нацистской) символики и атрибутики следует искать среди неприятельских государств, причинивших наибольшие страдания советскому народу.

Согласно Федеральному закону от 15 апреля 1998 г. "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации", такими государствами были Германия, Болгария, Венгрия, Италия, Румыния и Финляндия. Хотя российские законодатели не очень понимают различие между признаками фашизма и нацизма, на юридическом уровне оно вполне заметно и проистекает из официального статуса той страны-агрессора, к которой относится тот или иной знак, символ, атрибут.

Из этих стран собственно фашистской де-юре может считаться... только Италия, представлявшая королевство с диктатурой Национальной фашистской партии (Partito Nazionale Fascista) вообще и "вождем фашизма" (duce del fascismo), премьер-министром Бенито Муссолини в частности. Причем фашистской итальянскую государственную символику можно называть лишь только ту, которая существовала до 1943 года, поскольку 25 июля король Виктор-Эммануил III отправил Муссолини в отставку с одновременным арестом. Тогда же были разгромлены штабы фашистов в Милане, Турине, Генуе и других городах. Освобожденный 12 сентября 1943 года парашютистами Отто Скорцени, Муссолини 23 сентября провозгласил на севере Италии "Итальянскую Социальную Республику" ("Repubblica Sociale Italiana"). Но это марионеточное фашистское государство не следует путать с остальной Италией, капитулировавшей перед англо-американской армией 8 сентября 1943 года.

Королевские войска (естественно, с той же атрибутикой и символикой) оказали сопротивление немецким частям, начавшим оккупацию Северной и Центральной Италии. Бои между итальянскими и немецкими частями за Рим шли два дня. Многие итальянские военнослужащие погибли, другие были интернированы или расстреляны. 9 сентября немецкая авиация потопила управляемыми бомбами итальянский линкор "Рома" и повредила однотипный линкор "Италия". Погибли 1200 итальянских моряков.

Как видим, исторически и политически далеко не все столь однозначно, как представляется российским законодателям. Теперь остановимся подробнее на других неприятельских государствах.

Германия представляла собой совершенно самостоятельную политическую, идеологическую и военную структуру, подчинявшуюся диктатуре Национал-социалистической немецкой рабочей партии (Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei, НСДАП) с фюрером во главе. От итальянского фашизма ее отличал ярко выраженный расовый экстремизм. Поэтому де-юре и де-факто Третий рейх следует считать не фашистским, а нацистским государством.

Финляндия была демократической республикой с доминирующим положением социал-демократов. Профашистская партия "Отечественное народное движение" не пользовалась здесь успехом до такой степени, что 22 ноября 1938 года была вообще запрещена! Правда, судебным решением этот запрет отменили, но роль фашистов в политическом устройстве Финляндии оставалась ничтожной. На парламентских выборах 1939 года ОНД получило лишь 8 мест из 200. В антисоветский блок Финляндию фактически толкнула "зимняя война" 1940 года. Но уже после перемирия с СССР 19 октября 1944 года ОНД было распущено, легализована деятельность компартии, а 4 марта 1945 года Финляндия объявила войну Германии.

Болгария не может считаться фашистским государством уже по той причине, что в ней вообще не было никакой фашистской партии! С 22 января 1935 года здесь установилась диктатура властного короля Бориса III, который лично управлял страной и жестоко преследовал своих политических противников - и коммунистов, и членов македонской террористической организации ВМРО (Внутримакедонская революционная организация).

Румынию также нельзя считать фашистским государством, поскольку к началу агрессии против СССР фашисты уже не находились у власти. Номинальным главой государства являлся король Михай I. Реальным же диктатором был маршал Ион Антонеску, который в январе 1941 года начал открытую борьбу с партией фашистского толка "Железная гвардия". Он жестоко подавил восстание легионеров. Их главарь Хориа Сима вместе с лидерами "Железной гвардии" бежал в Германию, где был интернирован в лагере Бухенвальд. Таким образом, называть румынскую диктатуру фашистской неправомерно.

Тут нелишне напомнить, что 23 августа 1944 года король Михай I арестовал Антонеску и его видных сподвижников. Уже на следующий день Румыния объявила войну Германии. На румыно-германском фронте сражались от 17 до 30 дивизий, насчитывавших свыше полумиллиона человек. Для сравнения: Франция в тот же период имела лишь 11 дивизий, включавших около 290 тысяч человек. Румынские боевые потери к маю 1945 года составили почти 170 тысяч человек. По уровню участия в войне на заключительном этапе Румыния занимала четвертое место - после СССР, США и Великобритании. Недаром 6 июля 1945 года король Михай I был награжден советским орденом "Победа". Его имя выбито золотыми буквами на мемориальной доске в Кремле рядом с именами Г.К.Жукова, И.В.Сталина, И.С.Конева, К.К.Рокоссовского. Кстати, сегодня экс-монарх - последний из живых кавалеров этого драгоценного ордена.

Венгрия по своему политическому устройству представляла диктатуру регента М.Хорти. Но, несмотря на свои бесспорно националистические, антидемократические, антисоциалистические и антисемитские тенденции и цели, авторитарный режим Хорти все же нельзя считать фашистским, поскольку парламентская система не была полностью устранена, а, главное, - этот режим не мог и не хотел опираться на фашистскую партию. Венгерские фашисты не допускались к участию в правительстве, которое, как правило, с ними ожесточенно боролось. Более того, если говорить о символике, то в Венгрии было запрещено (!) ношение свастики, как эмблемы иностранного государства. Именно поэтому венгерская партия фашистского толка, возглавляемая Ф.Салаши, была переименована в Партию скрещенных стрел и выбрала новый символ.

Конфликт между Хорти и фашистами стал очевиден после свержения Муссолини, когда Хорти попытался начать переговоры с союзниками. Немецкие войска оккупировали Венгрию и 15 октября 1944 года сделали Салаши диктатором. В период кратковременного пребывания у власти салашисты практически не представляли реальной государственной силы и выступали в основном подручными Эйхмана при депортации венгерских евреев в Освенцим. Венгерская же армия продолжала обороняться вместе с немцами от советских войск независимо от влияния фашистских идей, исповедуемых Партией скрещенных стрел. Что, впрочем, не снимает с нее ответственности за совершенные преступления.

Таким образом, из всего перечисленного к фашистской символике и атрибутике с достаточным основанием можно отнести лишь символику и атрибутику муссолиниевской Италии, а к нацистской - Германии. Кроме того, к государственной фашистской атрибутике и символике с определенным основанием можно причислить атрибутику и символику салашистов, а к нацистской - усташей, хотя Хорватия в этом плане в российском законодательстве нигде вообще не упоминается.

Однако теперь, когда мы определились более-менее с государственной принадлежностью, возникает следующий вопрос: вся ли символика и атрибутика, появлявшаяся в этих странах, считается фашистской (нацистской)? Является ли значок футбольного клуба Баварии или жетон в память праздника пива 1938 года столь же запретным, как и партийный знак НСДАП? Думается, что все-таки нет. Но в таком случае, где юридический критерий "символической" преступности?

Поскольку отечественные законодатели не озаботились тем, чтобы дать необходимые разъяснения, то в соответствии со статьей 15 Конституции Российской Федерации придется обратиться к общепризнанным принципам и нормам международного права. Здесь главным антифашистским документом является приговор Нюрнбергского трибунала. На Нюрнбергском процессе преступными организациями были признаны НСДАП, гестапо, СД и СС. Однако СА, правительство Германии, Генеральный штаб и вермахт таковыми признаны не были, несмотря на то, что член трибунала от СССР написал особое мнение, не согласившись с этим решением как не соответствующим фактической стороне дела и покоящимся на неправильных выводах. Поскольку современные российские законодатели не озаботились установить локальное действие этого особого мнения на территории нашей страны, то Нюрнбергский приговор следует воспринимать в его окончательном виде.

Таким образом, согласно международным правилам получается, что нацистской символикой и атрибутикой могут считаться лишь предметы, олицетворяющие вышеуказанные преступные организации. Например, пряжка поясного ремня солдата вермахта, несмотря на наличие свастики, де-юре не является нацистским атрибутом, хотя аналогичная пряжка СС к таковым относится. При этом оштрафовать за эсэсовский атрибут по статье 20.3. КОАП РФ нельзя, т.к. предусмотренное в ней наказание установлено за символику и атрибутику не нацистскую, а фашистскую - т.е. за итальянские черные рубашки, фасции и пр. В этой связи интересно, кого оштрафуют за "публичное демонстрирование" этих самых фасций в орнаменте решетки Летнего сада в Петербурге...

В итоге из-за правовой неразберихи каждый знак, жетон, орден требует сегодня индивидуального, конкретного изучения. Конечно, все гораздо упростило бы издание некоего государственного реестра символов и атрибутов, публикация и распространение которых действительно опасны для общества. Министерство культуры Российской Федерации обращалось с соответствующим запросом к Государственному герольдмейстеру Российской Федерации. Но никакого конкретного ответа министерство не получило. Вызывает большой вопрос и сама эффективность истребления прежней символики и атрибутики в борьбе с фашизмом и нацизмом. Ведь как показывает исторический опыт (например, венгерский), настоящих экстремистов эти меры не остановят. Запретят свастику - сразу же найдется что-нибудь другое: скрещенные стрелы, железные короны и т.п.

Как бы там ни было, пока нет государственных разъяснений, выход любого качественного справочника по данной теме стал бы очень важным и значимым событием. Публикация такой литературы нужна не только коллекционерам, антикварам и историкам. Подобные издания необходимо прочитать представителям всех ветвей власти, чтобы не выглядеть смешными, принимая ответственные решения в правовом поле, чтобы не ронять престиж государства, демонстрируя некомпетентность. 

журнал "Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования" 
№ 1-2 (5), 2003 г.

В начало раздела "Ордена,медали">>>