Логотип

 

С новогодним приветом!…

Не так давно на аукционе в Великобритании за 16 тысяч долларов была продана карточка размером 12 х 7 см, отпечатанная в 1843 году литографским способом и раскрашенная вручную художником Джоном Хорсли. Именно ее можно считать первой рождественской открыткой, предназначенной для широкой публики.

Считается, что предшественниками рождественской открытки являются, во-первых, средневековая миниатюрная икона, во-вторых, визитная карточка. Религиозный сюжет купленной к празднику гравированной иконки воспринимался верующим человеком как весточка церкви о главном событии в истории христианства. Богатые купцы покупали миниатюры для украшения своего дома или подарка на Рождество и Пасху. Позднее (с середины XVIII века) подобного рода гравюры приняли более светский вид и превратились в визитные карточки с картинками. Визитка с рисунком трансформировалась в приглашение на рауты и балы: в преддверии Рождества устроители праздника лично развозили их приглашенным.

Рождественская открытка. 1908–1910

В нашу страну мода на открытые письма пришла из Англии. Но отечественные открытки по художественности и мастерству порой превосходили зарубежные аналоги. Множество разнообразных почтовых карточек, появившихся в России в первые два десятилетия ХХ века, впоследствии породило среди филокартистов понятие «золотой век» открытки. Именно тогда (а точнее, с 1898 года) в России начали выпускать и рождественские почтовые карточки.

Большой интерес среди покупателей вызвала серия открыток из 10 штук, созданная знаменитыми художниками, среди которых были Илья Репин, Константин Маковский, Елизавета Бем. Отпечатанные тиражом в 10 тысяч экземпляров каждая, эти открытки сразу же стали редкостью, и возникла необходимость в повторном тираже. На них не было «говорящих» надписей «С Рождеством Христовым!» или «С Новым годом!», но благодаря сюжетам изображений их направленность была очевидна. Обнаружить в своем почтовом ящике красочную открытку, на обратной стороне которой имелось личное обращение, проникнутое теплотой и сердечностью, всегда было приятно. Открытка стала таким же атрибутом русского Рождества, как елка и подарки, снег и санки…

Самым важным моментом в истории российской рождественско-новогодней открытки является момент появления карточек в «русском» стиле — с изображением заснеженных лесов, утопающих в снегу церквей, летящих с гор саней, лихих троек, крестьянских детишек, святочных гаданий, Деда Мороза с мешком подарков. Акцент на национальный колорит стали делать многие издатель-ства. Подтверждением тому служат слова из каталога издательства «Рассвет»: «Мы, наконец, можем поздравить своих родных и знакомых открыткой не с изображением обрядов из немецкой жизни, а русской, где все так близко нам и дорого, и полно воспоминаний о заветах русской старины».

В почтовых карточках нашли свое отражение неповторимая атмосфера ожидания чуда и особые русские обрядовые традиции. Открытки были большие, и крошечные, тканевые и деревянные, ароматизированные и звучащие, эмалевые, глянцевые, плюшевые…

Новогодняя открытка. 1958

К сожалению, с наступлением 1917 года закончился «золотой век» русской открытки, на долгий период прекратился выпуск поздравительных карточек. Возрождение поздравлений-открыток произошло в годы Великой Отечественной войны. Новогодние приветы на фронт и с фронта посылались на картонках, раскрашенных в один-два цвета. Но какими желанными и долгожданными были эти открытые письма, написанные родной, любимой рукой!

Массовый выпуск новогодних открыток пришелся на 1950-е годы. Страна-победительница использовала почтовые открытки как средство идеологического воздействия: жизнерадостные и благополучные лица советских граждан, помещенные на новогодние открытки, скорее походили на фотографии и с художественной точки зрения не представляли почти никакого интереса.

Зато открытки последующих десятилетий стали благодатным полем для творческой реализации художников. В них нашли отражение политические, научные, спортивные, космические достижения СССР. Как шутят коллекционеры, «советский Дед Мороз активно участвует в общественной и производственной жизни советского народа: он работает железнодорожником на БАМе, летает в космос, плавит металл, работает на ЭВМ, развозит почту. Его руки постоянно заняты делом — возможно, поэтому Дед Мороз значительно реже несет в руках мешок с подарками» (Е. Иванов. «Новый год и Рождество в открытках». СПб. Искусство-СПб. 2000).

Есть в этом неповторимая прелесть и ощущение духа советской эпохи, примета времени. На открытках 1960-х годов часто можно увидеть радиоприемник, в то время бывший символом финансового благополучия; с ним изображались и Дед Мороз, и даже лесные обитатели. Позже появляются открытки с башней телевещания, с телевизором, с телефоном. Хочется верить, что нашего «советского» Деда Мороза в типичном красном наряде — в рукавицах со снежинками, звездном халате и шапке с белыми отворотами — не заменит «полиграфически шикарный» западный Санта-Клаус, а милых Чебурашку и Зайца с Волком — герои диснеевских мультфильмов.

С распадом Советского Союза для многих эпистолярное общение стало роскошью, а с появлением Интернета вообще отпала необходимость посылать поздравительные письма почтой. Но в нашу жизнь вернулись праздник Рождества и открытки, украшенные надписью «С Рождеством Христовым!» Вместе с ними вернулось давно забытое отношение к этому светлому празднику и желание принести немного радости далекому адресату.

В начало раздела "Марки">>>