Логотип




Почтовые марки

Глава 1. Немного истории

Появление почтовой марки тесно связано с развитием почты.  Потребность в обмене информацией возникла еще при первобытном обществе. Для того чтобы выжить, первобытные люди стали сознавать необходимость совместной деятельности. При этом появилась потребность в передаче сообщений друг другу. Вначале передача сообщений выражалась только жестами и звуками. Передача  сообщений голосом имела ограниченные возможности. И человек столетиями искал и находил все более и более совершенные средства для передачи сообщений. Сигнальные барабаны в Африке, дым костров у индейцев и, наконец, гонцы. Гонец заучивал сообщение и отправлялся в путь, пока не доставлял весть по назначению. Вспомним же знаменитую историю  воина Диомедона. Около 490 года до нашей эры афиняне, победившие в битве при Марафоне превосходящих числом персов, отправили его с этим известием. Диомедон бежал не щадя себя и вступил в Афины, напрягая последние силы.

"Радуйтесь, мы победили!" - воскликнул он и упал мертвым.

Знаменитая марафонская дистанция и в настоящее время напоминает нам о подвиге греческого гонца. Символично вдвойне [1], что на самой первой Олимпиаде в 1896 году, которая состоялась в Греции, первым  олимпиоником [2] современности стал победитель марафонского бега греческий письменосец Спирос Луис. На греческой марке 1971 года изображен приз, которым был награжден Спирос Луис за свою победу.

Как не торопился гонец, большого расстояния он преодолеть не мог. После приручения лошади появились конные гонцы. Но у гонцов был один большой недостаток - несовершенная память. Они могли забыть или что-то перепутать в сообщении. Возможность "консервирования" сообщений появилась только с изобретением письменности.

Самые древние сведения о почте относятся к Ассирии и Вавилону. Люди, населяющие эти древние страны, писали клинописью на глиняных табличках. Эти сведения знает каждый школьник. Однако ассирийцы еще в III тысячелетии до нашей эры применяли то, что может называться предшественником конверта. После обжига таблички с текстом письма, ее покрывали слоем глины, на котором писался адрес получателя. Затем таблички снова обжигались. В результате выделения при повторном обжиге водяных паров табличка-"письмо" и табличка-"конверт" не становились единым куском. "Конверт" разбивали и читали "письмо". До наших дней дошло два таких письма. Они вместе с "конвертами" хранятся в Лувре.

4000 лет назад неизвестный египетский художник на одной из стен погребальной пещеры фараона Нумхотена нарисовал воина, держащего в одной руке свиток, а в другой руке - открытый лист-письмо, который подает своему начальнику. Так до нас дошло вещественное доказательство существование почты в те далекие времена. Документальные материалы о почтовых сообщениях мы имеем и среди других памятников древней культуры.

Во времена Кира и Дария в Персии(558 - 486 года до нашей эры) почтовая связь была налажена очень хорошо. На станциях персидской почты постоянно были наготове гонцы и оседланные лошади. Почта передавалась гонцами по эстафете от одного к другому. Это была так называемая эстафетная почта.

Славилась и древнеримская почта. Она играла огромную роль в управлении громадной страной. В важнейших центрах Римской империи содержались специальные станции, снабженные конными курьерами. Римляне обычно говорили: "Statio posita in..." (Станция расположена в ...). Как считают специалисты, именно  из сокращения этих слов и появилось слово ПОЧТА [3] ("Posta").

Документально подтвержденные сведения о возникновении почты в Китае относятся к очень отдаленным временам. Государственная почта Китая существовала уже при династии Чжоу (1027 - 249 гг. до н.э.). Она располагала пешими и конными гонцами. Императоры династии Тан (618 - 907 гг. до н.э.) уже назначали генерал-почтмейстеров. Эстафетная почта Китая доставляла императорские приказы и сообщения императору с необыкновенной быстротой. На древней китайской гравюре мы можем видеть, как выглядел китайский пеший почтовый гонец. Хотя работа и нелегка, но любимый зонт должен скрасить гонцу трудности далекого путешествия.

В арабском Халифате к 750 году все государство было покрыто сетью дорог, по которым курсировали гонцы - пешие и верховые на лошадях, верблюдах и мулах. Они доставляли государственную и частную почту. О большом значении почтовой службы государства свидетельствует знаменитое высказывание халифа Мансура, основавшего Багдад (762 год). "Мой трон покоится на четырех столпах, а моя власть опирается на четырех человек: это безупречный кади (судья), энергичный начальник полиции, деятельный министр финансов и мудрый почтмейстер, который информирует меня обо всем".

Государства инков в Перу и ацтеков в Мексике еще до 1500 года имели регулярную почту. Следует отметить, что почта инков и ацтеков использовала только пеших гонцов. Дело в том, что  лошадей  в Южную Америку завезли европейцы-завоеватели только в XVI веке. Расстояние между соседними станциями не превышало трех километров. Поэтому оно преодолевалось гонцом в высоком темпе. Характерная особенность почты инков и ацтеков заключалось в том, что кроме почты, гонцы должны были доставить свежую рыбу к столу императора. Рыба доставлялась с побережья в столицу в течение 48 часов (500 км). Оцените скорость доставки. Думаю, что современная почта вряд ли быстрее, хотя имеет в своем распоряжении машины, поезда и самолеты.

Практически везде, как в древности, так и в средние века, почта служила только властителям и высшим чиновникам государства. К частному человеку это учреждение очень долго не имело никакого касательства. Достаточно сказать, что в стране инков почтовые тракты вообще шли в обход населенных пунктов.

Однако простые люди тоже хотели использовать почту для своих целей. На первых порах их сообщения передавались в частном порядке через купцов ("почта мясников"), почтовую службу рыцарского ордена, странствующих монахов и гонцов университетской почты. Бурное развитие ремесел и торговли в феодальной Европе заставило людей организовывать регулярный почтовый обмен между городами. Имеются документы, подтверждающие наличие городских гонцов уже в XIV веке. Однако наиболее известна почтовая служба Ганзейского союза. Ганза - торговый и политический союз северогерманских городов в XIV - XVII веках. С вступлением в Ганзу Рейнского союза возникла первая почтовая сеть, которая, минуя все границы городов и мелких княжеств, доставляла почту по всей территории Германии. Далее через Нюрнберг, почта уходила в Италию и Венецию, а через Лейпциг в Прагу, Вену и другие города. На этом примере мы видим уже зачатки международной почты.

Следующим заметным достижением развития почтовой службы может служить почтовая служба дворянского рода Турн-и-Таксис. Первое упоминание о почте Турн-и-Таксис относится к 1451 году, когда Рожер Таксис организовал курьерскую линию через Тироль и Штейермарк. Далее потомки дома Таксисов делают стремительную карьеру в почтовом ведомстве. В 1501 году Франц Таксис становится генерал-почтмейстеромНидерландов. До начала XVI века почтовая служба Таксисов строилась на основании феодальных привилегий дому Таксисов. Так как почтовое дело стало становиться доходным, то у почты Таксисов появились конкуренты. В первую очередь это почта городов. В 1615 году очередной Таксис (Ламораль) становится имперским генерал-почтмейстером. Более того, имперским указом эта должность была объявлена пожизненной и наследственной для рода Таксисов. Кстати, приставку "Турн" Таксисы присоединили к своей фамилии  в 1650 году, получив ее в качестве пожалования короля. Ламораль Таксис, новый генерал-почтмейстер, был вынужден просить у императора издания нового указа против "дополнительных почт и дополнительных линий, обслуживающихся гонцами". Все это положило начало борьбе почты Турн-и-Таксис с конкурентами. Эта борьба велась на протяжении столетий. Почта Таксисов сумела устоять и победить. Аккуратность, быстрота и честность - таков был девиз почты Турн-и-Таксис. История почты Турн-и-Таксис заканчивается только в 1867 году, когда Пруссия приобрела права на все почтовые учреждения дома Турн-и-Таксис.

В 1973 году в Бельгии вышла марка (4.5 F), посвященная почте Турн-и-Таксис. Одной из первых почтовая служба Таксисов появилась на территории Бельгии. Служащие этой своеобразной империи имели широкие права и привилегии. На почтовой марке отражена одна из них. На правом боку сидящего на коне курьера виден почтовый рожек. В то время только служащие дома Таксисов имели право трубить в него. Звук рожка предупреждал почтовые станции о приближении курьера, на смену которому готовилась смена. Сигнал рожка освобождал от подорожной платы, в ночное время открывал городские ворота, заставлял встречный транспорт сворачивать с пути, уступая дорогу спешащему с почтой курьеру [4].

В XVII веке Швеция стала великой державой, и появилась необходимость в регулярной связи с ее владениями за Балтийским морем. Первыми почтальонами были королевские курьеры. Затем корреспонденцию доставляли так называемые "почтовые крестьяне". Они жили вблизи основных дорог, освобождались от разного рода повинностей, например, воинской, но были обязаны переправлять государственную почту. Обычно посылали батрака, который бежал, трубя в рожок, километров за 20-30 к соседу. Передав свою почту и получив в обмен другую, он отправлялся домой. Если письма опаздывали, ему грозило наказание. Корреспонденция доставлялась и по морю, например, на лодках из Швеции на Аландские острова и далее в Финляндию и Санкт-Петербург. "Почтовые крестьяне" работали круглый год, независимо от погоды. Особенно опасна была переправа весной и осенью, когда они, то волокли лодку по льду, то ставили паруса, то брались за весла. Немало людей погибало во время шторма.

Русская почта является одной из старейших в Европе. Первое упоминание о ней в летописях относится к 10 веку. В киевской Руси существовала обязанность населения с названием "повоз". Эта обязанность заключалась в необходимости предоставлять лошадей для княжеских гонцов и его слуг. Еще до татаро-монгольского нашествия в России существовали почтовые дороги и почтовые станции. Просто захватчики стали использовать их для организации своей почты. Они ввели натуральную повинность для населения, названную "ям". Ям  - это обязанность населения предоставлять лошадей и людей (какой же хозяин способен передать свою кормилицу в чужие руки!) для перевозки грузов и почты. Татаро-монгольское иго сгинуло, но тюркское слово "ям" осталось в русском языке в качестве названия одной из многочисленных повинностей русского населения (вспомним самые известные - барщина, десятина и т.п.). Ямами стали называть почтовые станции, где гонцы меняли лошадей. С XVI века ямы находились в ведении Ямского приказа, предшественника Почтового департамента России (1782 год). Да и слово ямщик имеет те же корни. Хотя интересно отметить, что вначале ямщиками называли станционных смотрителей, и только позднее значение этого слова изменилось на современный лад: ямщик - человек, непосредственно управляющий лошадьми почтовых троек.

Четкая почтовая служба в России появилась, однако, только при царе Алексее Михайловиче. Организатором "правильной" почтовой гоньбы в России стал глава тогдашнего русского правительства боярин Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин (1605 - 1681). Он же является инициатором создания и зарубежной почты России (почтовая линия Москва - Вильну). На почтовом блоке, выпущенном к 100-летию русской почтовой марки хорошо видны наиболее яркие страницы истории русской почты.

Как видно из этих кратких примеров, развитие почты в различных странах имело немало отличий, но, в принципе, эволюция почты различных стран шла достаточно похожим путем. Начиналась она с доставки сообщений и приказов сильных мира сего, на каком-то этапе она стала обслуживать и нужды других людей. Да и принципы построения достаточно похожи.

История почты идет дальше. У почтарей появляется форменная одежда. Появляются знаки почтовой оплаты и коллекционеры их. Совершенствуются способы доставки и защиты информации от любопытных глаз. Создается  Всемирный почтовый союз. Появляются все новые и новые средства связи. Именно об этом будет говориться в следующих главах.

[1] С.Луис во-первых - грек, а во-вторых - почтальон.

[2] Олимпийским чемпионом.

[3] Считается, что это слово в современном значении впервые было употреблено папой Гонорием III в XIII веке.

[4] В наше время подобные льготы присвоили себе чиновники разного ранга. Вот только почтовый рожек ушел в прошлое. На смену этому символу появился другой - автомобиль с мигалкой.

Глава 2. Предшественники почтовой марки

Вопрос о наиболее целесообразной оплате почтовых отправления занимал многих людей в различных странах задолго до 19 века. Соответственно у почтовой марки были и предшественники. Рассказывая о почтовой марке невозможно не упомянуть о самых известных предшественниках почтовых марок.

1653 год Франция. Арендатор парижской почты граф Жан Ренуар де Виллайе получил от Людовика XIV привилегию на организацию городской почты Парижа. В то время в Париже единственная городская почта помещалась в небольшом помещении на улице Сент-Жак. Каждый, кто хотел отправить письмо, должен был явиться на почту, сдать письмо и уплатить почтовый сбор. Встав во главе городской почты, граф приказал установить почтовые ящики, в которые можно было опускать письма. Предварительно были установлены единые тарифы и введена предварительная оплата отправлений. Для этой цели были выпущены специальные ярлыки (лентообразная бандероль) с надписью "Свидетельство об уплате почтового сбора" на одной стороне и "почтовый сбор оплачен, ..... 1653 года" на другой. Они продавались по цене в 1 соль (5 сантимов или 1/20 ливра) не только у специального чиновника в королевском дворце, но и у швейцаров, в монастырях и т.п. Ярлыки нужно было прикреплять к письму таким образом, чтобы почтовый чиновник мог легко отделить их. Ярлыки (своеобразные почтовые квитанции) оставались у почтальона, доставившего письмо. Разрешалось прикладывать к письму и вторую оплаченную, но не заполненную квитанцию - своеобразное письмо с оплаченным ответом. Две сотни почтальонов, трижды в день разносили оплаченные письма. Мы не знаем, как выглядели бандероли (ярлыки) Виллайе т.к. ни одной из них не сохранилось.

Конец восьмидесятых годов XVII века Англия. Предприниматель Роберт Муррей решил монополизировать всю внутреннюю почту английской столицы, введя весьма низкий для того времени единый почтовый тариф. Он организовал первую частную почту в Лондоне названную "Penny Post". Свое название она получала от величины тарифа - за 1 пенни она доставляла письма и посылки весом до 1 фунта (454 грамма) в пределах города. После того, как "Penny Post" (1680 год) перешла в руки купца Вильяма Доквра (Dockwra) она стала очень популярна. Вильям Доквр открыл в городе около 500 приемных пунктов и семь почтамтов (по числу районов города). Буква "L" в штемпеле означает почтамт на Лайм Стрит, буква "P" - почтамт в районе собора святого Павла. Доставка корреспонденции производилась в среднем 4-5 раз, а в центре города даже 10-12 раз в день. Отправитель оплачивал тариф при сдаче письма на приемный пункт. При этом на конверт ставился треугольный штемпель с надписью "PENNY/post/paid". При доставке письма на него ставился второй штемпель в виде сердца. В его верхней части находилось слово "Mor" или "Af" (Первая или вторая половина дня), а в нижней указывался час доставки.

Следует отметить, что "Penny Post" была национализирована в 1698 году и просуществовала почти в неизменном виде до почтовой реформы Англии 1840 года, связанной с введением почтовой марки. Несколько писем "Penny Post" занимают почетное место филателистической коллекции Британского музея почты. На одном из них (со штемпелем с буквой "P"), доставленном в 1681 году очень интересен адрес. В переводе он выглядит следующим образом: "Доставить на улицу, куда выходит крыло церкви в конце Ломбард Стрит".

1819 год Италия. В королевстве Сардиния были выпущены листы почтовой бумаги. Они назывались Carta postala bolata (штемпельная почтовая бумага) и продавалась по цене в 15, 25 и 50 чентазими.

От номинала зависело расстояние доставки. Цена указывалась в штемпеле. Вместе с ценой на штемпеле был изображен мальчик на коне, трубящий в почтовый рожек. Форма штемпеля зависела от цены листа (соответственно круглый, овальный, восьмиугольный). По рисунку эти листы именуются у коллекционеров "маленькие всадники" или "маленькие лошадки". Бумага продавалась во всех королевских конторах и табачных лавках. В 1837 году листы изъяли из обращения.

1838 год Австралия. В Новом Южном Уэльсе были выпущены конверты с вытесненным на них королевским гербом. В стоимость конверта включалась и оплата почтовой доставки.

1845 год Россия. Первым использовало штемпельные конверты почтовое ведомство Финляндии, входившей в ту пору в состав России. Великое княжество Финляндское пользовалось некоторыми привилегиями, среди которых - право на организацию собственной почты, фактически независимой от российской. Более решительная почтовая администрация Финляндии раньше, чем в России, пришла к необходимости проведения преобразований на почте. Циркуляром от 23 ноября 1844 года уведомлялись почтовые отделения Великого княжества, а также почтовый департамент в Санкт-Петербурге, что с 1 января 1845 года в Финляндии вводятся в обращение штемпельные конверты.

В Санкт-Петербурге пересылка писем в "штемпельных кувертах" началась с 1 декабря 1845 года.

Император Николай I, по докладу главноначальствующего над Почтовым департаментом, 19 октября 1845 года одобрил введение в России знаков почтовой оплаты в виде штемпельных конвертов для городской почты. 23 ноября 1845 года читатели петербургской газеты "Северная пчела" прочитали сообщение о том, что для удобства публики признано полезным введение в употребление особых почтовых "кувертов" со штемпелями, установив цену за каждый по 6 коп. серебром: по 1 коп. за "куверт" и по 5 коп. за пересылку.

К этому времени в Санкт-Петербурге действовала хорошо налаженная городская почта, начавшая функционировать с января 1833 года. Корреспонденция сдавалась на почту через приемные пункты, организованные в мелочных лавках. Сначала было открыто 42 приемных пунктов. К середине 1834 года число приемных пунктов было увеличено до 108. Почтовый сбор до введения штемпельных конвертов взимался с клиентов только наличными деньгами. За прием и сохранность корреспонденции и денег несли ответственность хозяева лавок. После оплаты сбора корреспонденция опускалась в находящийся запертый почтовый ящик, из которого вынимались и доставлялись на почту несколько раз в день.

До 1843 года городская корреспонденция доставлялась в единственное отделение Санкт-Петербургской городской почты в почтамте, откуда разносилась адресатам 3 раза в день. Ко времени введения штемпельных конвертов было открыто второе отделение городской почты, и доставка корреспонденции осуществлялась уже 6 раз в день.

В связи с введением штемпельных конвертов почтовый департамент обязал управляющего Санкт-Петербургской городской почтой открыть дополнительные приемные пункты в семи больших магазинах на главных улицах города. Было решено снабдить магазины "ящиками для приема писем, подобно ящикам, которые находятся в мелочных лавках, но не простого, а дубового или ясеннего дерева".

Сами "штемпельные куверты " выпускались различным форматом из белой бумаги без водяного знака, верхний клапан конверта не гуммировался. Выглядели они довольно просто. Это впечатление усиливалось тем, что штемпеля ставились на ручном прессе. Место штемпеля на лицевой стороне не было строго определено, поэтому до нас дошли конверты со штемпелями в разных углах лицевой стороны, а также на клапане. Не сразу окончательно определилось и место знака почтовой оплаты на конверте - правый верхний угол.

В 1846 году были введены в употребление штемпельные почтовые листы, в том числе совмещенные с раскроем штемпельного конверта.

Кроме внутригородской корреспонденции, в этих конвертах принималась, в летние месяцы, корреспонденция для дачных мест под Санкт-Петербургом. В 1846 году на вокзалах первой в России Царскосельский железной дороги, в Санкт-Петербурге, Царском Селе и Павловске для писем в штемпельных конвертах были установлены почтовые ящики, которые функционировали с мая по ноябрь.

В последующие годы сфера деятельности Санкт-Петербургской городской почты постепенно распространяется на весь столичный уезд. К концу 60-х городская почта действовала между населенными пунктами уже круглогодично.

Успех штемпельных конвертов побудил почтовый департамент незамедлительно ввести это новшество и в Москве. Здесь продажа "штемпельных кувертов" была открыта 27 февраля 1846 года и осуществлялась двумя отделениями городской почты, а также всеми отделениями общегосударственной почты. Кроме действовавших в мелочных лавках пунктов приема корреспонденции, московский почт-директор счел целесообразным учредить для Москвы приемные места для писем в больших кондитерских, так как они работали и в праздничные дни, а в будни закрывались позднее всех остальных магазинов.

Штемпельные конверты намного облегчили работу городской почты. Отпала необходимость денежных расчетов с лавочниками, упростилось ведение регистрации почты, до минимума свелся учет, и повысилась оперативность. Быстрое распространение конвертов повлекло за собой совершенствование способов отправки корреспонденции. Теперь не нужно было с каждым письмом идти на почтамт или обращаться к лавочнику. В 1848 году вначале в Санкт-Петербурге, а затем и в Москве появляются почтовые ящики. В отличие от ящиков городской почты они устанавливались прямо на улице, доступ к ним обеспечивался в любое время. Почтовые ящики быстро прижились в России, получив признание сразу, а во многих странах Европы на их распространение понадобилось не менее 50 лет.

Популярность штемпельных конвертов в Санкт-Петербурге и Москве была настолько велика, что в 1848 году почтовым департаментом было принято решение ввести штемпельные конверты для иногородней корреспонденции.

В 1858 году их ввели для Варшавы и ряда других городов. Причем в 1858 году в Варшаве для пробы в течении года использовались конверты петербургской городской почты, и только с 1 января 1859 года были выпущены специальные конверты с печатью Главного почтового казначейства, которая ставилась вручную.

Введение общегосударственных штемпельных конвертов для иногородней, простой, частной корреспонденции внутри России, а также для адресуемой в Финляндию, было рассмотрено Государственным советом и утверждено 26 января 1848 года Николаем I.

Почтовый департамент вводил эти конверты согласно почтовых тарифов 1843 года (10 коп. серебром с каждого лота веса письма). Конверты были выпущены для писем весом 1, 2 и 3 лота соответственно; стоимость в 10+1 коп. с черным штемпелем на верхнем клапане конверта, 20+1 коп. - с синим и 30+1 коп, - о красным штемпелем. Одна копейка взималась за конверт.

В 1866 году приемные пункты в лавках и магазинах были закрыты, а вместо них установлены обычные почтовые ящики.

1840 год Англия. Наверное, самым невезучим предшественником почтовой марки, оказался проект выпуска почтовых конвертов, называемых "конвертами Малреди" (по фамилии автора рисунка, известного английского графика, члена королевской Академии изящных искусств Уильяма Малреди). В Англии готовились к почтовой реформе. Подготовка шла полным ходом, и было решено для подтверждения факта оплаты использовать два способа. Первый - с помощью особой квитанции, которая должна наклеиваться на отправление. Второй - путем использования специально изготовленных конвертов.

Выглядели "конверты Малреди" весьма внушительно. Всю лицевую сторону его занимает аллегорический рисунок. В верхней части фигура Британии, сидящей на скале. У ног ее лев, рядом щит с изображением флага Великобритании. По обе стороны от головы Британии располагаются летящие ангелы - символ добрых новостей. В отдалении парусные корабли и оленьи упряжки. Здесь же изображения индусов на слонах, китайцев с косичками, индейцев приветствующих миссионеров, купцов с товарами и сцены чтения писем. Вся эта помпезная композиция должна была символизировать развитие почтовой связи на обширных землях, подвластных британской короне. Конверты печатались на лучших сортах бумаги с шелковыми нитями и соответствовали по цвету и номиналам почтовым маркам. У одного с рисунком черного цвета было написано "Postage. One penny", у другого с синим рисунком "Postage. Two pence". Все было сделано таким образом, чтобы конверты пришлись по вкусу населению и могли достойно представлять в мире Британскую империю.

Оригинальный конверт Малреди номиналом 2 пенса.

"Конверт Малреди" и почтовая марка вышли в свет в один день 1 мая 1940 года. И хотя королевский почтмейстер Р.Хилл надеялся на "конверт Малреди" больше, чем на свое изобретение - почтовую марку, на практике вышло другое. Конверты при всей их помпезности не пользовались популярностью у населения. Более того, в газетах стали появляться карикатуры и анекдоты по этому поводу.

Наибольшей критике подвергся рисунок Малреди. Он был воспринят как выражение колониальных устремлений Великобритании. Стали распространяться многочисленные выпуски конвертов с сатирическими вариациями на тему рисунка Малреди. Позднее коллекционеры насчитали 47 карикатурных вариантов "конверта Малреди". Не совсем так, как ему хотелось, но Уильям Малреди добился для себя мировой известности. Приведу иллюстрации нескольких карикатурных вариантов этого конверта. Хочется отметить, что карикатурные "конверты Малреди" появляются на аукционах и цена их частенько превышает цену оригинального конверта.

Встретив такой прохладный прием "конверты Малреди" просуществовали очень недолгое время. Вскоре их изъяли из обращения, но и сейчас они представляют огромный интерес. Их можно встретить в коллекциях на крупных филателистических выставках и конечно на аукционах.

Почтовая же марка начала свое триумфальное шествие по планете...

Глава 3. Рождение почтовой марки

До настоящего времени продолжается полемика об авторстве почтовой марки. Некоторые специалисты приписывают авторство шведу Льюту Габриелю Треффенбергу. Дело в том, что именно он еще в 1823 году предложил идею использования конвертов для предварительной оплаты почтового отправления. Треффенберг предлагал на конвертах напечатать рельефное или красочное изображение почтовой марки. Причем в проекте говорилось и о защите от подделок! Однако его предложение было отклонено как "нелепое". Есть еще несколько претендентов, в том числе австриец Л.Кошиер и англичанин Д.Чалмерс.

На австрийской марке с надписью "пионер почтовой марки" изображен Лоуренц Кошиер (1804 - 1879). Он еще в 30-х годах прошлого века выдвинул ряд предложений, направленных на упрощение и совершенствование пересылки почтовой корреспонденции. Л.Кошиер, в частности, предложил почтовому ведомству Австрии, где он работал, ввести "пошлинные марки для писем" и продавать их в буклетах. Идеи его признали "нежелательными и прожектерскими". Отчаявшийся изобретатель был вынужден подать в отставку и удалиться от дел. После появления "черного пенни" Кошиер выдвинул идею выпускать марки в форме переводных картинок, чтобы избежать их повторного использования[1]. Он умер в том же году, что и Р.Хилл, но в отличие от него - в полной безвестности и нищете.

Издатель и книготорговец Джеймс Чалмерс - еще один претендент на звание "отец почтовой марки".

В Южно-Кеннигстонском музее (Англия) хранятся проекты почтовых марок и пробные образцы, каждый величиной около квадратного дюйма. На марках имеются надписи: "Главный почтамт - не более пол-унции - один пенни" и "Не более унции - 2 пенса".

На одной из марок наложен пробный штемпель "Данди - 10 февраля 1838 г.". Автором проекта выступил Джеймс Чалмерс. Он был издателем газеты "Данди кроникл". Для него более чем для кого-либо другого были чувствительны неудобства существовавшего тогда способа оплаты почтовых отправлений, когда почтовый сбор взимался в зависимости от расстояния, на которое отправлено письмо. Уже начиная с 1834 г., он задумывается над новой системой оплаты. В августе 1834 года Джеймс Чалмерс отпечатал в своей типографии на листе бумаги пробные марки, снабженные с оборотной стороны клеем, и представил эти образцы влиятельным лицам. При этом издатель объяснял преимущество изобретенной им наклеиваемой марки.

В ноябре 1837 г. он изложил свою идею Роберту Уоллесу, председателю комиссии, назначенной Английским правительством для обсуждения почтовых реформ Роуланда Хилла. Затем в 1838 г. Чалмерс представил проект и Лондонскому торговому комитету, также занимавшемуся вопросом изыскания более рационального способа почтовых сборов. В нем автор подробно изложил свою мысль и приложил к проекту несколько образцов марок, о которых говорилось вначале.

В августе 1838 г. казначейство обратилось к публике с просьбой принять участие в обсуждении проекта новой системы оплаты почтовых отправлений. Тогда Чалмерс снова предложил свой проект, который, наконец, указом от 26 декабря 1839 г. был принят правительством. Изготовление марок поручили граверам по меди Бэконци и Пешту. Однако у Чалмерса не хватило сил и времени "пробить" свое детище до конца.

В 1889 г. его сын Патрик Чалмерс издал брошюру, в которой доказал, что настоящим изобретателем марки является его отец. В то время, когда Д. Чалмерс разрабатывал свою идею (1834 г.), Р.Хилл еще не думал ею заниматься (брошюра Хилла издана в 1837 г.). Соответствующие статьи "Британской энциклопедии" также подтверждают приоритет Чалмерса. Заслуга его признана населением города Данди, где он жил и работал.

Однако история беспристрастна. Есть факты, которые нельзя опровергнуть, именно Роуленд Хилл осуществил на практике свой проект, и первая почтовая марка появилась в Англии 1 мая 1840 года.

Нужно сказать, что Хиллу потребовалось более трех лет для выпуска почтовой марки. В 1837 году Роуленд Хилл опубликовал свой проект "Реформа почтового ведомства, ее значение и осуществимость". В своей работе он предлагал унифицировать почтовые сборы по всей стране, ввести предварительную оплату пересылки с помощью "маленьких кусочков бумаги, достаточных для того, чтобы на них поставить почтовый штемпель, и покрытых с одной стороны клеем, дающим возможность после увлажнения прилепить их к письму". Чем не классическое определение почтовой марки! Далее среди других реформ он предлагал и отмену привилегий для придворных и членов парламента бесплатно пользоваться почтой. Возможно, именно из-за этого пункта Р.Хиллу и пришлось более трех лет вести упорную борьбу за свои реформы. Парламентарии всех стран одинаковы.

Кто же такой Роулэнд Хилл? Какие его человеческие качества позволили ему войти в мировую историю родоначальником почтовой марки?

Он родился в декабре 1795 года в многодетной семье мастера сталевара. В 12 лет Р.Хилл уже увлекался астрономией, математикой, навигацией. Такая разносторонность сохранилась у него на всю жизнь. Р.Хилл изобрел маятниковую систему для часов, ему удалось усовершенствовать паровой двигатель, смоделировать систему подземных пневматических труб для ускорения пересылки письменных сообщений, он создал собственную модель ротапринта. Р.Хилл проводил различные эксперименты с порохом, изучал явления, происходящие в сильно сжатом газе, работал над созданием техники для строительства дорог. Вместе с одним из пяти братьев он написал несколько книг по различным аспектам образования. Роуленд Хилл основал общеобразовательную школу с лабораториями, библиотекой, гимнастическим залом и плавательным бассейном. Школа пользовалась огромной популярностью. Учиться в нее приезжали даже дети из других стран. Все эти достижения Р.Хилла почти никогда не упоминаются. Для большинства человечества Роулэнд Хилл - отец почтовой марки. В Англии сэра Роулэнда Хилла называют "мистер почтальон". Р.Хилл умер 27 августа 1879 года в возрасте 84 года и был похоронен в Вестминстерском аббатстве. К 100-летию его смерти почтовые администрации многих стран посвятили Роуленду Хиллу свои почтовые марки.

Наконец наступил знаменательный день - 1 мая 1840 года. Вот что написал об этом дне в своем дневнике Роуленд Хилл: "В первый раз марки выпущены сегодня для населения. Страшная суматоха на почтамте". Кстати, официальной датой поступления марок в обращения, считается 6 мая 1840 года. В настоящее время известно примерно 30-40 писем, отправленных в этот день. Одно из них послано из Ливерпуля. Но самое интересное содержание письма. Миссис Сара Баулт пишет своей приятельнице Анне Свэнуик в Лондон: "Дорогая Анна! Получив в подарок несколько марок, я считаю своим долгом послать тебе в первый день их использования письмо...". Вот так, по-видимому, и родилась традиция коллекционирования конвертов первого дня. Есть еще одно письмо, отправленное в первый день, причем оно оплачено не одной, а 10 марками. Это письмо адвокатской конторы "Оливерсон, Денби и Севи" в Лондоне, отправленное с документами в Шотландию. Отсюда и большая франкировка письма. На оболочке конверта  имеется четкий штемпель типа "мальтийский крест" с надписью "LS.6MY6. 1840". Его и можно считать родоначальником штемпелей "первого дня".

Итак, почтовая марка родилась! Мог ли предвидеть Р.Хилл ее блистательное будущее? История об этом умалчивает, однако отмечает уверенную поступь новорожденной почтовой марки по миру. Бразилия и Швейцария (1843 год), США (1847 год),  Бельгия, Германия, Франция (1849 год), Австрия, Австралия, Испания (1850 год), Дания, Канада (1851 год). Этот список можно продолжать бесконечно. Но делать это мы не будем. Все эти сведения можно почерпнуть в любом каталоге.

При обсуждении проектов будущих марок рассматривались разные варианты. Вот что писал известный английский коллекционер Ф.Филби: "... было немало сомнений, прежде чем решили печатать первую марку в один пенни черной краской. Ее печатали синей краской на бумаге с водяным знаком в виде маленькой короны. Отпечатки получились довольно блеклые. После  долгих рассуждений решили печатать марку в один пенни -черной, а двухпенсовую - синей, хотя и это продолжалась недолго. Вскоре первую марку начали печатать красной краской". Нужно сказать, что изменение цвета марки мера вынужденная. Дело в том, что первоначально цвет почтовых штемпелей был красный, и отличить гашеный "черный пенни" от негашеного было иногда затруднительно. Этим и воспользовались экономные граждане, начав клеить на конверты уже гашеные марки. Поэтому вскоре было решено марку номиналом 1 пенни печатать красной краской, а цвет штемпелей сделать черным.

В заключении хочется еще раз показать читателю знаменитый конверт, на котором наклеен блок из 10 марок "черного пенни", отправленный из Лондона 6 мая 1840 года. Это письмо хранилось у частного лица более 128 лет (напомним, что в нем были получены документы из адвокатской конторы "Оливерсон, Денби и Севи") прежде чем о нем узнали коллекционеры. В последний раз (1992 год) это письмо было продано на аукционе в Цюрихе за 690 тысяч франков. Так, что храните бережно свою корреспонденцию! История филателии показывает, что очень много редкостей сохранилось именно в семейных архивах.

[1] Эта проблема всегда волнует почту. Основной целью изобретения самоклеющихся почтовых марок была именно невозможность отделения их от конверта с целью повторного использования.

Глава 4. Первая русская марка

В 1851 году главноначальствующий над Почтовым департаментом генерал В.Ф. Адлерберг командировал чиновника департамента А.П.Чаруковского за границу для изучения почтового дела. Много нового и интересного увидел Алексей Прохорович в этой командировке. В Англии он побывал в типографии фирмы "Перкинс, Бекон и Питч", где печатались почтовые марки и внимательнейшим образом ознакомился со всем производственным процессом. А.П.Чаруковский побывал и в типографии Мюнхена. Именно в ней в 1849 года была напечатана первая в Германии почтовая марка, получившая впоследствии название "черная единица". Побывал он и в типографии Лейпцига, где печатали в то время обычную почтовую марку, названную впоследствии "саксонской тройкой". Познакомился Чаруковский и с почтовыми правилами Пруссии "О введении почтовых марок и порядке их использования", во Франции он внимательно наблюдал за работой персонала почтовых вагонов. Возвратившись в Санкт-Петербург с большим багажом впечатлений, фактов и технологий применения почтовых марок, Чаруковский пишет записку "О введении штемпельных марок в России". Однако начавшаяся в 1853 году Крымская война отложила рассмотрение предложений Чаруковского. Только в конце 1855 года Чаруковскому предложили возобновить работу над проектом почтовой марки. Он составляет новый доклад, где излагает все новые детали производства и обращения почтовых марок. Доклад был одобрен, и в 1856 году Чаруковский повторно выезжает в Европу. После возвращения его из командировки начался этап рассмотрения проектов.

Одни из первых проектов были сделаны специалистом-модельером Экспедиции заготовления государственных бумаг (ЭЗГБ) Я.Я.Рейхелем. Но Чаруковскому они не понравились. В его понимании "штемпельная марка" должна быть прямоугольной формы.

Вот здесь к работе над проектом почтовой марки подключается старший гравер ЭЗГБ Франц Михайлович Кеплер. Прочитав заключение Чаруковского на первые пробы, он сам взялся за изготовление образцов. Было изготовлено несколько образцов, из которых и выбирался один, ставший первой почтовой маркой России. Эти проекты взяты из коллекции музея связи и коллекции О.А.Фаберже, которая экспонировалась на филателистической выставке "Финляндия-88". В самом начале главы приведена утвержденная проба, находящаяся в коллекции Фаберже, а ниже еще три варианта. Посмотрите внимательно на них. Так могла выглядеть первая марка России, если бы выбор комиссии был иным.

Но не следует думать, что рождение почтовой марки России прошло гладко. В сентябре 1856 года Государственный совет рассмотрел "Записку о введении штемпельных марок для простой корреспонденции" и постановил"...Разрешить главнокомандующему над Почтовым департаментом, независимо от существующей пересылки частных писем в простых и штемпельных кувертах, ввести для той же корреспонденции, по всей империи штемпельные марки...". Это решение было утверждено императором Александром II 12 ноября 1856 года. Несмотря на высочайшее утверждение, министр финансов отказал в предоставлении типографии министерства и рекомендовал изготовлять марки в типографии Почтового департамента. После длительных переговоров министр дал согласие на печатание марок в Экспедиции заготовления государственных бумаг и поручил работникам Экспедиции дать свои предложения.

Вот некоторые из них: "... бумага для марок не может быть изготовлена в Экспедиции, и ее необходимо приобрести на стороне. Следует выгравировать для образца два штемпеля, купить за границей пять прессов и другие приспособления для печатания.

Помещение для печатания, сушки и оклейки означенных марок должно состоять из трех комнат с семью окнами, по крайней мере. Людей потребуется 12 человек казенных мастеровых, 3 переплетчика и 1 счетчик. Печатание нужно поручить опытному мастеровому, дав ему в помощь подмастерья" [1].

В дополнении к заключению 10 декабря 1856 года было составлено отношение за № 2180, в котором специалисты Экспедиции высказывали дополнительное мнение, что для марок желательно четырехугольная форма, а для быстрого и аккуратного отделения марок от листа "следует окружить каждую марку непрерывным рядом зубчиков, как на марках английских и шведских, а если встретятся затруднения, то первоначально изготовить марки без зубчиков и отрезать их ножницами". На приобретение оборудования министр финансов выделил 8 тысяч рублей и летом 1857 года началось пробное печатание марок. 20 октября 1857 года изготовленные пробы штемпельных марок были утверждены императором Александром II, и в этом указе они впервые были названы почтовыми марками. 10 декабря 1857 года Почтовый департамент издал циркуляр "О введении почтовых марок для всеобщего пользования". На основании этого циркуляра марки вводились в действие с 1 января 1858 года в европейской части территории России, а на Кавказе, в Закавказье и Сибири с 1 марта 1858 года. В приложении к циркуляру были описаны правила продажи, хранения и использования марок. Таким образом, процесс выпуска почтовой марки России занял почти семь лет.

Но вот все принципиальные проблемы завершены и 10 декабря 1857 года был издан итоговый циркуляр Почтового департамента № 3, текст которого гласил: "С первого января будущего, 1858 года простые частные письма во все места Империи, Царства Польского и Великого Княжества Финляндского, подаваемые на почту в простых кувертах или же вовсе без кувертов, с написанием адресов на самом сложенном письме - отправлять не иначе, как с наложением соответствующей весу письма почтовой марки". Почтовая марка России была готова к выпуску в свет.

Первый выпуск почтовых марок России включал одну беззубцовую марку номиналом 10 копеек. Сработали те самые затруднения, которые предвидели специалисты Экспедиции. Перфорационная машина, выписанная из Вены, пришла с большим опозданием, и, кроме того, нуждалась в наладке. Поэтому почтовая марка России №1 вышла беззубцовой. Следует отметить, что тираж первой марки был довольно большим - 3 миллиона экземпляров. Однако в настоящее время почтовая марка № 1 России - большая редкость. В Государственной коллекции хранится единственный негашеный экземпляр в идеальном состоянии [2], а появление ее на аукционах отмечают многие филателистические журналы.

На иллюстрации письма с первой русской маркой России, прошедшей почту в июле 1858 года видно, что сама почтовая марка погашена номерным точечным штемпелем клеймения. Назначение штемпелей клеймения было очень простым, им следовало тщательно погасить знак почтовой оплаты так, чтобы им нельзя было воспользоваться повторно. Кстати, сами точечные номерные штемпеля клеймения Главное управление почт России ввело приказом от 31 мая 1858 года.

Рассматривая историю появления первой марки России, нельзя не упомянуть о существовании пробы марки Санкт-Петербургской городской почты. Эта проба была в коллекции Агафона Карловича Фаберже. В настоящее время известно о двух экземплярах этих проб. Исследования Н.Лучника прояснили историю их появления.

Почтовое управление Великого княжества Финляндского готовилось с 1845 года пустить в обращение штемпельные конверты и заранее разослало своим отделениям циркуляр № 730 от 23.11.1844 года, где они описывались. Перевод этого циркуляра попал в Почтовый департамент Санкт-Петербурга, что и навело директора департамента Федора Прянишникова [3] на мысль о введении знаков почтовой оплаты для городской почты Санкт-Петербурга. Он направил письмо за № 1185 директору Санкт-Петербургского почтамта с предписанием рассмотреть вопрос о введении "штемпелей оплаты" по примеру финских, однако без конвертов. Далее Управляющий городской почтой Чесноков обратился к художнику Императорской Академии художеств Павлу Мозжечкову с просьбой представить образцы "штемпелей" и сообщить возможную стоимость их изготовления. 21 марта 1945 года художник представил образцы двух типов - бумажных и гуммированных мастичных. Он сообщил, что изготовление тысячи "облаток" первого типа обойдется в 13.75, а вторых в 14 рублей и указал на достоинства и недостатки тех и других. Видимо чиновники Санкт-Петербургского почтамта чурались нововведений и проект отклонили. В результате в конце 1845 года были выпущены, по примеру финских коллег, "штемпельные куверты" Санкт-Петербургской городской почты.

Вспомним еще раз о командировке А.П.Чаруковского 1851 года. В Лондоне, Мюнхене, Лейпциге он знакомился с производством почтовых марок. В это время в данных типографиях печатали массовыми тиражами обычные почтовые марки: красный "Черный пенни", "Черную единицу" и "Саксонскую тройку", ставшие впоследствии просто легендарными. Фантастика!

[1] В.А. Трубачев "Возникновение и развитие русских знаков почтовой оплаты", СПБ, 1900 год.
[2] Существует единственный квартблок России №1, который был показан на выставке "Филэксфранс-89".
[3] В 1857 году Ф.И.Прянишников сменил В.Ф.Адлерберга на посту главноначальствующего над Почтовым департаментом России. Видимо, судьба дала ему второй шанс войти в историю - именно под его руководством появилась первая почтовая марка России.

 

Глава 5. Краткие вехи развития филателии

Впервые слово "коллекция" употребил более 2000 лет назад Цицерон. Оно означало "собирание разрозненных частей в единое целое".

Во время раскопок гробницы египетского фараона Цезора-Аменоптиса, жившего примерно в 2575 году до нашей эры был найден сосуд с папирусами, на которых имелись оттиски печатей, сделанные синей и красной красками и свидетельствующие о том, что папирусы с посланиями прошли "почту" [1] фараона. Каждое "письмо" заключалось в медный цилиндр с герметичной крышкой. Археологи обнаружили 186 таких оттисков. Вероятно, этот фараон и был одним из первых коллекционеров, так как в гробнице его "коллекция" помещалась рядом с ценнейшими сокровищами. С 1919 года древнейшая коллекция египетского фараона хранится в Британском музее Лондона.

Коллекционирование почтовых марок началось, чуть ли не одновременно, с их появлением. Если даже сейчас идут споры об "отце" почтовой марки, то установить конкретное имя самого первого филателиста абсолютно невозможно. Да это, наверное, и не так важно.

Первоначально склонность к коллекционированию почтовых марок называли "темброфилией" или "тембрологией" (от французского слова "тембр" - почтовая марка), а чуть позднее и вовсе  "маркоманией". В ноябре 1864 года во французском ежемесячном журнале "Коллекционер почтовых марок" появилась статья известного коллекционера Жоржа Эрпена, который утверждал, что термин "маркомания" не отражает существо дела, и предложил новый термин "филателия". Под этим термином он имел в виду любовь к изучению всего, что относится к почтовым маркам - марок, конвертов, штемпелей, почтовых документов.

Самые первые коллекционеры марки не покупали, а снимали их с конвертов, однако такая идиллия продолжалась весьма недолго. Все больше стран начинает выпускать собственные марки, число выпущенных марок начинает расти, увеличивается спрос филателистов, и естественно начинают возникать торговые филателистические фирмы, появляются филателистические журналы, появляются фальсификаты марок.

Чтобы почувствовать темпы развития филателии следует внимательно просмотреть ряд цифр, которые характеризуют динамику увеличения числа выпущенных почтовых марок и числа коллекционеров.

Очень часто у филателиста спрашивают: "Сколько у вас марок?". Как будто количество собранных марок может о чем-то говорить. В филателистической прессе часто публикуются заметки о необычном в мире почтовых марок. Я всегда несколько скептически отношусь к цифрам, обозначающим число собранных марок у того или иного известного или не очень известного нам коллекционера, которые приводятся в "сенсационных" заметках. Например, "Филателисты относятся к А.П.Чехову не только как к великому писателю, но и как к коллеге по увлечению. В Доме-музее в Ялте до сих пор хранится около 15 тысяч марок [2], собранных писателем. По тем временам солидная коллекция классических марок" [3]. Правда публикации последних лет показали, что коллекция А.П.Чехова представляет собой просто почтовые марки, снятые им с конвертов, т.е. коллекция содержит массу одинаковых экземпляров.

По данным различных филателистических источников во всем мире с 1840 года выпущено к 1850 году всего 44 марки в 11 странах мира. Вдумайтесь в эту цифру - за 10 лет выпущено всего 44 марки, это чуть больше 1 марки в квартал. Теперь можно понять первых коллекционеров, которые успешно собирали "весь мир". Посмотрим на выпуск марок дальше. Один из первых каталогов, изданный в 1861 году перечислял 1080 марок. К концу XIX века было выпущено уже более 15 тысяч марок. Достаточно много, но еще можно было собирать весь мир. Что и делали многие состоятельные филателисты. Следует отметить, что до 1871 года, когда в Перу вышла первая памятная (коммеморативная) марка, посвященная 20-летию открытия железнодорожной линии Лима - Каллао, сюжет почтовых марок был довольно прост. На почтовой марке изображали портрет главы государства, просто цифру номинала, аллегорический рисунок. Памятная марка резко изменила ситуацию. Так как юбилеев в мире много, то и число марок начало резко расти. Памятные марки были значительно привлекательнее  традиционных почтовых марок, поэтому ряды филателистов тоже начали быстро расти. В результате появился эффект "снежного кома". В 1921 году почтовых марок было уже более 50 тысяч, в 1940 году более 80 тысяч, в 1970 году более 200 тысяч, в настоящее время выпущено уже не менее 400 тысяч марок. Причем годовой темп прироста почтовых марок составляет более 10 тысяч.

Таким образом, перед любым филателистом возникает проблема - что собирать. Собирать "весь мир" невозможно. Собирать старые классические марки тоже, так как многие из них являются большой редкостью, биографии наиболее известных марок описаны лучше биографий членов королевской семьи Англии. Эти проблемы мы обсудим в следующих главах, а сейчас посмотрим, как быстро росло племя филателистов.

В 1899 году во всем мире было около 1 миллиона собирателей почтовых марок (данные филателистического приложения к журналу "The Bazaar"). В России из этого числа коллекционеров приходилось 247 человек.

Спустя 10 лет, по сообщению английского журнала "Stamp Adventiser"  число филателистов увеличилось в полтора раза. После первой мировой войны филателистов было уже 2.32 миллиона человек.

В 1940 немецкий филателистический журнал называл ориентировочную цифру любителей почтовых марок - 7.5 миллиона человек.

В 1967 году итальянский журнал "Filatelia italiana" написал "Нас - 18 миллионов". Причем речь шла только об организованных филателистах, которые состояли в клубах 106 стран.

В настоящее время, по различным оценкам, в мире насчитывается от 50 до 100 миллионов коллекционеров знаков почтовой оплаты.

Каждый коллекционер стремится пополнить свою коллекцию. Филателисту нужны почтовые марки, конверты различных стран, ему нужна информация о выпуске марок, ему нужны филателистические торговые фирмы, которые помогут ему в приобретении новинок, аукционы, на которых коллекционер может купить интересный конверт или редкую почтовую марку, в конце концов, филателисту нужны и аксессуары (альбомы, пинцеты, наклейки, лупы и многое другое). Так как коллекционирование носит массовый характер, то филателистические журналы, торговые фирмы, аукционы, марочные каталоги и даже новые страны, готовые выпускать все новые почтовые марки, появляются в изобилии. Более подробно эти вопросы будут рассмотрены в следующих главах.

В заключение еще несколько фактов.

Известные филателисты 19 века утверждали, что первые марки в их коллекциях появились в конце сороковых - начале пятидесятых годов, т.е. примерно через 10 лет после выпуска "черного пенни".

Совершенно точно установлено, что в 1851 году существовал первый торговец почтовыми марками. Это был некий англичанин Т.Смит из Бирменгена . 22 марта 1851 года он дал в газете такое объявление: "Почтовые марки. Собиратель употребленных марок. Объявитель даст в обмен 4 красные марки в один пенни за один овал из штемпельных конвертов. Каждому, кто соберет несколько штук, будет благодарен Т.Смит, книжный магазин, 20 Бревер стрит, Голден Сквер".

Первые статьи и отклики о почтовых марках были опубликованы в 1840 году в нескольких газетах и журналах. Первым чисто филателистическим изданием считается журнал "The Monthly Advertiser - ежемесячное обозрение", вышедший 15 декабря 1862 года в Ливерпуле. Следом, в 1863 году начал выходить немецкий филателистический "Журнал коллекционеров марок". Он выходил ежемесячно, и его можно было  купить через любую книжную лавку  или получить по почте. В Америке первый филателистический журнал "Записки коллекционеров марок" вышел в 1864 году.

17 сентября 1861 года книготорговец Оскар Бергер-Левро из Страсбурга издал первый перечень и описание 973 всех известных в то время марок. 21 декабря 1861 года подобный каталог, содержащий описание 1080 почтовых марок, появился и во Франции.

Первым филателистическим обществом можно считать созданное 1 мая 1866 году в США "The Excelsior Stamp Association - Общество коллекционеров марок Эксельсиор", которое вскоре начало издавать и свой журнал "Почтальон стучится".

Первая персональная филателистическая выставка состоялась в 1870 году. На ней Альфред Мошкау показал свою коллекцию почтовых марок, насчитывающую почти 6 тысяч экземпляров [4]. Первую крупную филателистическую выставку организовал "Венский филателистический клуб" в 1881 году.

В 1877 было учреждено Дрезденское международное филателистическое общество, которое оставило заметный след в истории не только мировой, но и российской филателии. В январе 1880 г. Дрезденское общество основало свой печатный орган филателистическую газету "Der Philatelist" ("Филателист").

В России начало организованному филателистическому движению было положено только в 1883 г. 28 сентября известные в Москве собиратели почтовых марок - члены Дрезденского международного филателистического общества - Э. фон дер Бек, Г. Штекель, И. Зиверт и другие собрались на квартире последнего для обсуждения вопроса о создании Московского общества собирателей почтовых марок. Они приняли решение "образовать в Москве такое общество или кружок", чтобы "сходиться в определенные дни, совершать между собой обмен дублетами, приобретать новые марки и, вообще, с большим удобством и единодушием заниматься филателией, этой новейшей отраслью человеческого знания".

Было решено до утверждения устава Общества объединиться в кружок в качестве секции Дрезденского международното филателистического общества и, собираться для занятия филателией в первый и третий понедельники каждого месяца. Председателем кружка был избран, И. Зиверт, секретарем - Г. Зикель. Такие собрания проводились с тех пор регулярно в течение многих лет в гостинице на Лубянке.

Два месяца спустя,  5 декабря 1883 г, состоялось объединение группы петербургских собирателей почтовых марок. В этот день двенадцать коллекционеров - также членов Дрезденского международного, филателистического общества - собрались в ресторане Лейнера на учредительное собрание. Собравшиеся приняли решение именовать себя "С.-Петербургской секцией Дрезденского международного филателистического общества". Председателем был избран В.Сабанин, а секретарем - Ф.Брейтфус. Собрания постановили проводить в том же ресторане дважды в месяц, в первый и третий вторник.

В марте 1896 г. в Киеве вышел в свет журнал "Марки" (издатель Д. Соломкин). Это был, как отмечалось на его обложке, "Первый русский иллюстрированный ежемесячный журнал для любителей и собирателей почтовых и иных марок". В первый год издания он выпускался на русском и французском языках форматом 220х300 мм. С 1897 года он начал выходить в половинном размере и уже только на русском языке.

С третьего номера журнал становится официальным органом Московского общества собирателей почтовых марок, и содержание его в связи с этим кардинально изменилось. Отражая деятельность Московского общества, журнал "Марки" в 1896 и 1897 гг. публиковал протоколы его заседаний, печатал серьезные статьи и заметки на филателистические темы. Кроме того, в разделе "Хроника" помещалась информация о новых иностранных и русских марках, а также о событиях филателистической жизни в России и за рубежом, о филателистических выставках. Так в 1901 году в Варшаве планировалась первая в России филателистическая выставка. По неизвестным причинам она, однако, не состоялась. (Журнал "Марки", №8, 1901 год).

Журнал "Марки" издавался до 1902 г. В связи с закрытием Московского общества, он с 1898 г. выходил в качестве органа "Киевского кружка собирателей почтовых марок".

Очень большой популярностью у филателистов пользовался и ежемесячный журнал "Всемирная почта", первый номер которого вышел в Петербурге в 1897 году. Тираж его по тем временам был огромен 800 экземпляров [5]!

В 1910 было создано Российское общество филателистов, просуществовавшее до 1918.

С началом первой мировой войны деятельность русских филателистических обществ прекратилась. Прервались связи с иностранными филателистическими обществами. Прекратился выпуск филателистических журналов... Но в 1916 г. в свет вышел новый журнал под названием "Российский журнал коллекционеров и корреспондентов". Издавался он до июля 1918 г. Это издание способствовало основанию "Московского общества филателистов и коллекционеров" (май 1918 г.), которое функционировало до 1921 года.

Во время гражданской войны в России людям было не до собирания почтовых марок. Однако вскоре после окончания войны филателисты вернулись к занятию своим любимым увлечением, к пополнению своих коллекций. Образовались новые филателистические кружки. Возобновилось издание филателистических журналов.

В мае 1922 г. во Владикавказе вышел в свет журнал "Кавказский коллекционер"; в июле того же года в Новочеркасске - "Русский коллекционер"; в сентябре в Севастополе - "Крымский коллекционер"; в октябре в Вятке - "Приуральский коллекционер". Эти издания существовали от одного до 4 месяцев. В том же 1922 г. их издание прекратилось.

Между тем это было время возрождения в России филателии на широкой общественной основе. Об этом объявил вышедший в сентябре того же года журнал "Советский филателист" - орган ЦК Помгола по марочным пожертвованиям. В 1923 было создано Всесоюзное общество филателистов, работа которого оборвалась в июне 1941 года.

Затем на протяжении 15 лет организованного филателистического движения в СССР практически не было, лишь в отдельных городах существовали кружки и клубы. В 1957 в Москве было создано Московское городское общество коллекционеров, ныне Союз московских филателистов. В марте 1966 было учреждено Всесоюзное общество филателистов, впоследствии Союз филателистов СССР, функционировавший до 1992. А в июле 1966 года вышел первый номер журнала "Филателия СССР", который издается и ныне под названием "Филателия".

В современной Российской Федерации с 1992 года национальной филателистической организацией является Союз филателистов России (СФР). В состав его входят 70 региональных объединений и союзов, объединяющих около 20 тысяч филателистов. В декабре 2001 года состоялся уже III съезд Союза Филателистов России, который наметил очередные нелегкие задачи, стоящие перед филателистами России. Президентом СФР был избран летчик-космонавт В.В.Горбатко.

Печатные органы союза: бюллетень "Новости филателии", журнал "Филателия" и ежегодник "Коллекционер". СФР представляет отечественных филателистов в Международной федерации филателии.

А сама международная федерация филателии (ФИП), была создана в 1926 на учредительном конгрессе в Париже, в настоящее время объединяет национальные филателистические союзы из 75 стран мира. Официальными языками ФИП являются: английский, испанский, немецкий, русский и французский. Штаб-квартира ФИП находится в Цюрихе (Швейцария). Официальный печатный орган: журнал "Флеш".

В России первая Всемирная филателистическая выставка "Москва-1997" под патронатом ФИП состоялась в 1997 году.

[1] Этот факт встречается во многих книгах по истории почты и филателии. Однако это только версия, правда, очень интересная с точки зрения коллекционеров.

[2] Эта цифра соизмерима с количеством почтовых марок, выпущенных во всех странах в конце XIX века. Напомним, что Антон Павлович Чехов умер в 1904 году.

[3] Филателия СССР №9 1986 год.

[4] Вот еще один пример магии больших цифр, приводимых журналистами. В 1870 году во всем мире было выпущено почтовых марок в несколько раз меньше.

[5] Тираж современного российского журнала "Филателия" чуть более 2 тысяч экземпляров.

 

Глава 6. Всемирный почтовый союз

Сегодня мы отправляем международное письмо и совершенно не задумывается о том, почему наше письмо беспрепятственно пересекает государственные границы, путешествует без виз. Эту возможность мы получили в 1874 году, когда был организован Всемирный почтовый союз.

До организации ВПС, корреспонденция, посылаемая за границу, оплачивалась отправителем только до границы своего государства. За дальнейшие услуги платил адресат при получении письма. Представьте, какие возникали трудности, если письмо проходило транзитом через территорию несколько стран. Тут и разные почтовые тарифы, и разные правила, и разные денежные системы. Все эти проблемы очень тормозили развитие почтового дела и во многих государствах задумывались об унификации почтовых тарифов и правил. Однако на практике сотрудничество между национальными почтами отмечалось крайне редко.

Первое серьезное предложение о разработке "универсального европейского почтового права" внес имперский королевский контролер почтовой службы Йозеф Хехт. В своей книге, увидевшей свет в 1749 г., он сделал попытку унифицировать многочисленные, резко отличающиеся друг от друга тарифы немецких почт. Однако Хехт слишком опередил своё время. Феодальная раздробленность Германии не позволила объединить почты или организовать их сотрудничество.

Лишь сто лет спустя, был заключён первый договор, уравнявший права различных немецких почтовых служб и положивший начало Германо-австрийскому почтовому союзу. Он был заключён 6 апреля 1850 г. в Берлине. Вскоре к нему присоединились почтовые ведомства Баварии, Саксонии, Мекленбург-Шверина, Мекленбург-Штрелица и Шлезвиг-Гольштейна. В течение 1851 г. за ними последовали Баден, почтовая область Турн-и-Таксис, Ганновер, Вюртемберг, оба Гессена, Нассау, Бремен, Люксембург, Брауншвейг, Ольденбург, Любек и Гамбург. К 1 января 1852 г. в Германо-австрийский почтовый союз входили все 17 немецких почтовых управлений [1]. Устранение средневековых почтовых барьеров способствовало укреплению экономических и культурных связей между германскими государствами.

Почтовые марки некоторых германских государств тех лет

 Бавария    Баден   Бергедорф   Вюртемберг  

Гамбург   Гольштейн   Пруссия   Саксония

Основой Германо-австрийского почтового союза стали несколько фундаментальных и в то же время простых принципов: единый почтовый тариф и договор о том, что деньги, уплаченные за пересылку письма, остаются в распоряжении того почтового управления, где они приняты.

Германо-австрийский почтовый союз помог успешно решить многие задачи, выдвинутые продолжавшимся развитием и расширением почтового обмена. С основанием Северогерманского союза 1867 г., объединившего 19 германских государств и вольные города Гамбург, Бремен и Любек в единое государство, руководящее положение в котором заняла Пруссия, германо-австрийский почтовый союз потерял своё значение. Но проблема почтового обмена с другими странами осталась.

Первый призыв к упрощению и упорядочению международных почтовых сношений сделан Америкой. В августе 1862 года генерал-почтмейстер США Монтгомери Блэр обратился к министру иностранных дел Стюарду с предложением о созыве конференции представителей почтовых ведомств разных стран. Получив одобрение, М.Блэр и его заместитель Кессон, направили письма в адрес различных стран с предложением созвать конференцию, посвященную проблемам международной почтовой связи. Такая конференция состоялась 11 мая 1863 года в Париже. В ее работе принимали участие представители почтовых ведомств 14 государств. Именно на ней были заложены основы будущего почтового союза [2].

В Германии с подобной же идеей выступил прусский почтовый советник Генрих фон Стефан (1831 - 1897 гг.). Он начал свою карьеру в качестве писца и последовательно прошёл весь путь к вершинам прусской почтовой иерархии. Административный опыт и детальное знакомство со сложной системой почтовых тарифов того времени позволили ему позднее осуществить реформы, превратившие старую, неповоротливую почту в современное учреждение связи. Вскоре после создания Северогерманского союза по инициативе Стефана был принят "Закон о почтовой службе", который впервые устанавливал почтовые тарифы в зависимости от веса отправлений без учёта расстояний. Были введены также единые тарифы за доставку денежных переводов, газет и посылок. В 1868 году Стефан опубликовал предварительный проект всемирной почтовой унии.

Гражданская война в США (1861-1865) и франко-прусская война (1870-1871) затормозили осуществление мероприятий, принятых на парижской конференции.

В 1870 году Генрих фон Стефан был назначен на пост генерального директора почты Северогерманского союза и занялся практической организацией всемирного почтового союза. Благодаря его усилиям,19 января 1874 года почтовые власти Швейцарии направили приглашения к посылке делегатов на почтовый конгресс в Берне. 15 сентября собрались уполномоченные всех европейских государств, США и Египта. На заседаниях были определены основные принципы международной почтовой связи, и 9 октября 1874 года был подписан договор о создании Всеобщего почтового союза [3], который вступил в силу 1 июля 1875 года.

В 1874 году ВПС охватывал 22 государства, с территорией в 37 млн. кв. км и населением 300 млн. человек. Но уже через 25 лет эти цифры значительно изменились. Действие ВПС распространялось уже на 102 млн. кв. км.территории, на которой проживало более 1 миллиарда человек. "На пространстве союза в год пересылается до 5 млрд. писем, 2 млрд. почтовых карточек, 8 млрд. периодических изданий и книг, 200 млн. образчиков разных товаров, 50 млн. ценных писем и до 300 млн. посылок, а в общей сложности до 20 млрд. отправлений" [4].

Вообще юбилеи ВПС всегда очень заметны. Во многих странах выходят памятные почтовые марки, в прессе появляются масса статей, в том числе и статистического характера. Мне хочется привести выдержку из статистического сборника 1899 года.

"В этом году исполнилось 25-летие основания Всемирного почтового союза. Воспользуемся превосходным почтовым статистическим атлосом, составленным Веберсиком (Weltpoststatistik V.I. Webersik. 1899).

Почтовых отделений в США - 71200, в Германии - 33219, в Англии - 20398, в России - 6155 (включая Финляндию). На 10 тысяч жителей почтовых отделений в США (10.2), в Швейцарии (11.6), в Португалии (6.6), в Англии (5.2), в России (0.7), в Австралии (15.3).

Количеством корреспонденции иногда измеряют уровень культурного развития страны. Наибольшее количество писем на одного жителя приходится в Англии(47), Австралия(45), Швейцария(42.5), США(37), Россия(2). Улучшение почтовых сношений в России - не наше личное требование. Это лозунг промышленной России, иначе неуклюжая почта будет задерживать промышленный рост России. В Овручском уезде Волынской губернии в некоторых местах почтовая корреспонденция получается один раз в месяц, между тем во Франции установлена обязательная ежедневная доставка писем по всем общинам" [5].

Российскую почту так же традиционно ругают, как бюро прогноза погоды. Сегодня, в обстановке инфляции начала 90-х годов, распада государства и разрушения устоявшихся за столетия систем связи, почта оказалась в сложном положении. Напомним, что в прошлые века одним из важных шагов в объединении стран и народов было введение унифицированных почтовых тарифов. Мы же переживаем противоположное: непомерное увеличение тарифов на пересылку корреспонденции между бывшими республиками Союза, а ныне независимыми государствами, привело к разъединению людей. Инициатором этого стали почтовики стран Прибалтики - в результате даже возникли частные фирмы по перевозке писем в Россию. Изменения в почте, несомненно, отражают и общие процессы, ибо связь, почта - нервная система общества в целом. Она связывает людей друг с другом, прежде всего на личном уровне, и поэтому работа и состояние почты отражается на каждом из нас.

Как же перенесла российская почта экономический кризис в стране. Для этого воспользуемся данными, опубликованными самой почтой России (ФСПС РФ).

Более 90 % почтовой корреспонденции составляют письма и бандероли от частных лиц и организаций, 9 % составляют служебная корреспонденция и менее 1 % - ценные письма и бандероли. Поэтому приведенные данные относятся почти целиком к простым письмам.

За 1990 - 1995 годы количество исходящей корреспонденции в России уменьшилось в 2,5 раза. По данным ФСПС, ежегодный объем почтовой перевозки составлял в миллионах писем: 1990 г. - 4.409 (29 писем в год на одного жителя России), 1991 г. - 3.964 (26), 1992 г. - 3.033 (20), 1993 г. - 2.294 (15), 1994 г. - 1.800 (12), 1995 г. - 1.797 (12).

Причин такого катастрофического положения несколько: во-первых, резкое снижение материального положения россиян, а во-вторых, и главное, это стремление почты любой ценой поправить свое материальное положение путем резкого повышения почтовых тарифов. В результате, услуги почты становятся недоступными все большему числу людей, доходы почты снижаются, и она вновь пытается повысить тарифы. Получается замкнутый круг.

Население либо вообще отказывается от услуг почты, либо ищет альтернативные способы отправки (например, с проводником пассажирского вагона). Это и выгоднее и надежнее. Сокращение участников филателистических выставок тоже напрямую связано с резким удорожанием услуг почты, которая берет огромные деньги за пересылку при отсутствии всякой гарантии сохранности. А стоимость доставки периодической печати подписчикам. Разве можно понять такой факт, что стоимость подписки через отделения связи может почти удвоится. Вот и возникают организации, занимающиеся альтернативной подпиской. А российская почта опять лишается огромного числа своих клиентов. А почта-монополист вновь и вновь будет поднимать тарифы. Как мы уже говорили, количеством корреспонденции иногда измеряют уровень культурного развития страны. В результате недальновидной политики российской почты страна скоро опять вернется к своим "достижениям" столетней давности. Не стоит говорить и о качестве обслуживания. Это проблема видимо не будет решена никогда.

Для примера можно привести исторический факт 300-летней давности. В XVII - XVIII вв. по почте пересылались в Россию грузы, которые мы назвали бы непочтовыми: в рогожных связках весом по 10 и более пудов посылали рыбу, бочки с икрой, с уксусом и вином. А. Виниус жаловался в 1699 г. на рижского почтмейстера Грена, что тот, "утеряв по почте посланную икру, писал вместо оправдания грубые ответы". Подобная картина часто встречается и в наши дни.

Но не будем больше говорить о грустных вещах. В настоящее время во Всемирный почтовый союз входят почти все государства мира[6], и письмо с маркой члена союза будет доставлено без дополнительной оплаты в любую другую страну. Все страны, через которые лежит путь письма, перевезут его бесплатно. Деньги получит только страна - отправитель. Но это справедливо, если учесть, что все страны пользуются такими же правами.

В заключении следует отметить, что в конце XIX века на конгрессе ВПС всерьез обсуждался вопрос о принятии международной почтовой марки, которая служила бы вместе с тем международной мелкой монетой в сношениях с разными странами. Идея эта не осуществилась, однако и не забылась. В 1909 году появились так называемые международные ответные купоны ВПС (COUPON_REPONSE INTERNATIONAL), которые выпускались во многих странах - членах ВПС. Этот купон можно было купить в своей стране и во время поездки обменять его на почтовые марки страны пребывания. В правилах ВПС говорилось: "Этот купон обменивается во всех странах Всемирного почтового союза на одну или несколько почтовых марок, представляющих стоимость оплаты простого письма, отправляемого за границу наземным путем". Некоторые специалисты относят купон ВПС к цельным вещам, поскольку он имеет номинал, а в местах покупки и использования его проставляются календарные штемпеля. Однако вопрос этот спорный, как и многие подобные вопросы, связанные с классификацией знаков почтовой оплаты и цельных вещей.

[1] В 1863 году в Германо-австрийский почтовый союз вступила Испания и Португалия.

[2] На ней были приняты следующие меры: посылаемые по почте виды разделены на шесть классов, установлена единица веса для почтового сбора, введена компенсация в 50 франков за потерю заказного письма и т.д.

[3] Название Всемирный почтовый союз (ВПС) было утверждено только на II почтовом конгрессе в 1878 году.

[4] "Правительственный вестник" 29 ноября 1899 года.

[5] "Русские ведомости" 27 сентября 1899 года.

[6] В 1999 году в Пекине прошел 22-й конгресс ВПС, на который собрались представителя более чем 170 стран и несколько десятков международных организаций.

Глава 7. Легендарные марки

"Черный пенни"
Знаменитые "Маврикии"
Треуголки Мыса Доброй Надежды
"Перевернутый лебедь"
"Тифлисская уника"


"Черный пенни"

Никто не предполагал в 1840 году, что марки, выпущенные огромным тиражом - 75 миллионов экземпляров, станут редкостью. Речь идет о двух первых марках мира - "Черном пенни" и "Синем двухпенсовике". В данном случае - о полном листе "Черного пенни", который совершенно случайно был обнаружен в архиве покойного сэра Роуленда Хилла. Сейчас этот уникальный, единственный лист хранится в британской королевской коллекции. Лишь изредка он демонстрируется на крупнейших международных и всемирных филателистических выставках.

Полный лист "Черного пенни" состоит из 240 марок, 20 горизонтальных рядов по 12 марок в ряду, что составляет по номиналу один фунт стерлингов - очень большую сумму для своего времени. Вероятно, именно это обстоятельство и удерживало покупателей от его приобретения. Каким чудом уцелел полный лист, остается только гадать: ведь найден он был приклеенным на стене почтовой конторы. И, несмотря на все предосторожности, при его отделении сохранить оригинальный клеевой слой не удалось.

Вот тут невольно вспоминаешь, что уже в апреле 1840 года, за несколько дней до официального выпуска "Черного пенни" в продажу, полиграфисты фирмы "Perkins, Bacon & Petch" плакались в интервью одной городской газете: "Вот уже пять дней мы занимаемся нанесением клеевого слоя на марки, и трудности, с которыми мы столкнулись, не поддаются описанию". Главным компонентом клея стала смесь картофельного и пшеничного крахмала со столярным клеем. Однако, несмотря на все трудности, свою работу полиграфисты выполнили великолепно... к огорчению последующих поколений коллекционеров, до сих пор не скрывающих сожаления, что единственный в мире лист первой марки не только местами лишен клеевого слоя, но и имеет повреждения бумаги: вот какой "хваткой" обладал клей!

Англичане очень любят и бережно сохраняют свою историю и традиции. Так в филателистической коллекции библиотеки Британского музея, бережно хранятся не только знаки почтовой оплаты, но и многие предметы, имеющие отношение к почтовым маркам. На этом прессе печатались первые почтовые марки Англии. Было сообщение в филателистической прессе, что в музей попали даже ножницы, которыми отделяли "черного пенни" от листа.

Автор "Черного пенни" художник Б. Чевертон, предложивший для рисунка репродукцию гравированного портрета королевы Виктории, подал идею проставить на всех марках миниатюрные буквенные индексы, определяющие местоположение каждой из них в печатной листе.

Например, марка с буквами С и Н находилась на пересечении третьего горизонтального и восьмого вертикального рядов, Печатались марки с 11 печатных форм. Автор и издатели обосновывали свою задумку борьбой с фальсификаторами, считая, что полностью повторить печатную форму будет сложно, а частое появление отдельных марок или пар с одинаковыми буквами выявит фальсификацию.

О "черном пенни" написаны сотни статей и книг. Да и в данной книге, мы уже касались истории его выпуска. В заключении хочется, чтобы вы посмотрели на уникальное почтовое отправление 1840 года. Напомним, что одновременно с "черным пенни" вышли и "конверты Малреди", историю которых мы тоже уже рассматривали. Так вот, 15 мая 1840 года на "конверт Малреди" были наклеены 5 первых марок Англии, и почтовое отправление отправилось в Бостон.


Знаменитые "Маврикии"

Остров Маврикий хорошо знают очень многие, и не только филателисты. Всемирную известность этому небольшому государству принесли две, выпущенные в 1847 году, почтовые марки. Множество статей, которые были опубликованы о них, привели к тому, что слово "Маврикий" стали символом редкости почтовых марок. Итак, как же появились эти легендарные марки.

Остров Маврикий был открыт португальцами в 1505 году, однако в 17 веке перешел под управление Голландии. Тогда же он впервые получил свое современное имя. Именно голландцы назвали его по имени Мориса (Маврициуса) Оранского. В 1715 году остров становится французской колонией с названием Иль де Франс. Естественно, что на острове стал применяться и прочно укоренился французский язык. В 1810 году остров захватывают англичане, и он становится британской колонией и получает свое прежнее название - Маврикий. Естественно, на Маврикии английский язык постепенно стал вытеснять своего предшественника - французский язык.

В 1846 году губернатор острова У.М.Гомм издал указ № 13 о перевозке и оплате почтовых отправлений. По примеру Англии, на Маврикии решено было выпустить свои почтовые марки. Пока шли переговоры об изготовлении марок в Англии, было решено изготовить первый выпуск самостоятельно. И тут за дело взялся известный на Маврикии ювелир и гравер Джозеф О. Бернард. В течение года Бернард работал над печатной пластиной. За это время он забыл содержание одной из надписей на марке. После недолгих размышлений, вспомнив, что на здании почтамта есть надпись "Post office", гравер с легким сердцем перенес ее на марку. Но все имеет свой конец. Работа закончена, тираж напечатан и в сентябре 1847 года марки поступили на почтамт. Обе марки имели тираж по 500 экземпляров.

Несколько ранее события развивались следующим образом. С 15 июля 1847 года в колонии запретили использование французского языка в судопроизводстве. 14 июля, возвращаясь с приема, супруга губернатора была окружена возмущенной толпой, требовавшей отмены этого решения. Страсти накалились до такого предела, что пришлось вызывать солдат. Была создана, как сейчас говорят, согласительная комиссия, которая с большим трудом урегулировала этот конфликт. Для того, чтобы продемонстрировать окончательное примирения сторон на 30 сентября был назначен большой костюмированный бал в резиденции губернатора. Эпизод этого бала изображен на марке Маврикия, выпущенной к юбилею легендарных марок.

Вот тут и пригодились первые почтовые марки Маврикия. Первой покупательницей новых марок стала леди Гомм, жена губернатора. Она наклеивала модные новинки на пригласительные письма, которые рассылала всем влиятельным лицам. Приглашения рассылались 21 сентября 1847 года. Эта дата и считается датой выхода в свет знаменитых "Маврикиев".

До наших времен дошло 3 конверта с приглашениями леди Гомм. Одно из них хранится в коллекции английской королевы Елизаветы II, другое в коллекции Британского музея, а третий конверт, после долгих странствий вернулся в 1993 году на свою историческую родину. 3 ноября 1993 года знаменитый конверт с синим и красным Маврикием был продан с аукциона в Цюрихе.

Вскоре заметили и ошибку гравера. Вместо "Post office" нужно было написать "Post paid" (почтовый сбор оплачен). Марок с данной пластины больше не печатали, т.к. были изготовлены новые пластины с правильным текстом. Коллекционеры узнали об этой интересной марке позднее, и началась охота за ними. В настоящее в коллекциях почтовых музеев и частных коллекционеров находятся 14 экземпляров красного "Маврикия", и 12 экземпляров голубого "Маврикия". Большинство из них находятся на письмах.

И последнее. В 1912 году, в бумагах губернатора, обнаружили пластину, с которой Бернард печатал свои марки. Пластина представляет собой большую ценность. Поэтому, она с большим успехом выставлялась на филателистических выставках. После находки, знаменитая пластина сменила несколько хозяев, один из которых, лондонский торговец Сидней Лодер в Париже совместно с предприимчивыми филателистами сфабриковали некоторое количество новоделов. Эти новоделы эффектно дополнили некоторые коллекции.

Сохранилась и калькуляция на изготовление знаменитых марок, составленная Бернардом собственноручно, и направленная для оплаты. Свою работу Бернард оценил в 59 фунтов 10 шиллингов, однако получил только 10 фунтов 10 шиллингов. Как видно и в те далекие времена практиковались приписки. Номинальная же стоимость выпущенных марок едва превысила 6 фунтов.


Треуголки Мыса Доброй Надежды

Первые марки Мыса Доброй Надежды - мечта любого филателиста. Они были первыми марками Африки и первыми марками необычной треугольной формы. Идея выпустить собственные почтовые марки возникла уже в 1846 году. По этому поводу было издано специальное распоряжение, а лондонская типография "Перкенс, Бэкон & Петч" получила даже заказ на изготовление матриц и печатных форм, который вскоре был аннулирован. В августе 1852 года к заказу вернулись вновь, но проект марок был уже другим. Марки должны были быть треугольными. Существует множество гипотез о необычной форме марок, иногда очень экзотичных. Однако подлинное объяснение носит весьма прозаичный характер. В то время в почтовых отделениях, особенно в глубинке, работало много местных жителей, которые почти все были неграмотны и при сортировке писем не могли отличить внутреннюю корреспонденцию от писем, прибывших из-за границы. Это навело генерального почтмейстера Чарльза Белла на мысль выпустить марки необычной формы, которая бы легко позволяла неграмотным почтовым служащим различать характер почтовой корреспонденции. Белл, сам подготовил эскиз, и заказ оправил в Лондон. Почтовые марки Мыса Доброй Надежды были отпечатаны фирмой "Перкинс, Бэкон & Петч" и поступили в продажу 1 сентября 1853 года. Они сразу приобрели большую популярность.

В 1960 году запасы марок подходили к концу. Очередная готовая партия почтовых марок из Лондона запаздывала, и почтовым властям пришлось заказать небольшую партию в местной типографии "Соул Соломон & Компани". Фирма заказ выполнила, однако ее продукция выглядела довольно кустарно. Однако делать было нечего, и марки поступили в обращение. Среди коллекционеров они получили название "Вудблокс" (деревянная форма). Дело в том, что фирма печатала эти марки с деревянных печатных форм. Следует сказать, что в обращении находились две марки одинакового рисунка, но разных номиналов: 1 пенни - красного цвета и 4 пенса - синего цвета. При сборке печатной формы была допущена ошибка - один элемент четырехпенсовика попал в формы для марок 1 пенни, и соответственно "лишний" элемент марки 1 пенни тоже попал в "чужую" печатную форму. В результате получилась довольно редкая ошибка - имелись обе марки с "чужим" цветом. Для почты и населения это не имело никакого значения, так как неграмотное население ориентировалось на цвет марок.


Тет-беш маркок 4 пенса лондонской типографии.


Тет-беш местного производства с ошибкой. Верхняя марка номиналом 1 пенни ("чужой" цвет), а нижняя 4 пенса с "собственным" цветом.

Известность среди филателистов "Вудблоксов" с ошибкой в цвете мы обязаны двум английским морякам, которые привезли из Кейптауна в 1863 году пакет с гашеными "треуголками". Получив марки в виде лотерейного выигрыша, они решили избавиться от него, и продали все марки молодому Стенли Гиббонсу, который торговал в аптеке отца снадобьями и почтовыми марками. Именно в этом пакете Стенли Гиббонс обнаружил эти уникальные марки. Утверждают, что эта счастливая находка и крупная сумма денег, которую выручил Стенли, положила начало его карьеры и начало известнейшей во всем мире филателистической фирмы "Стенли Гиббонс".


"Перевернутый лебедь"

Нынешний штат Австралийского союза - Западная Австралия - до объединения в 1901 году существовал под таким же названием как самостоятельная британская колония. Здесь протекает река под названием Лебединая. Поэтому первоначально эта территория была известна как Сэттлмент Лебединой реки, а рисунок изящного лебедя стал эмблемой колонии, а затем и штата Западная Австралия. Этот же рисунок украшает и все изданные здесь марки, за исключением знаков с высоким номиналом серии 1902 года, на которых изображена королева Виктория.

Первая марка Западной Австралии в 1 пенни, получившая в филателии название "Черный лебедь", увидела свет в 1854 году. А в 1855 году произошла одна из самых удивительных в истории марок ошибок, создавшая знаменитую филателистическую редкость "Перевернутый лебедь". "Лебединые" марки в 1 пенни тиражом в один миллион были отпечатаны в Англии фирмой "Перкинс, Бэкон & Петч" и доставлены в колонию морем, а два других запланированных номинала в четыре пенса и один шиллинг - было решено напечатать в самой Западной Австралии. Заказ на их изготовление был дан правительственному печатнику Самсону. Для печатания марок в четыре пенса синего цвета, которые получили впоследствии, имя "Голубой лебедь", Самсон использовал литографский камень. Рисунки наносились на камень в два приема: сначала - лебедя, а затем уже рамки. Во время этой процедуры и была допущена ошибка: один рисунок рамки был наложен вверх ногами. Известно, что таким образом было отпечатано два полных листа марок с ошибкой. Хотя перевернута была рамка, марка получилась с перевернутым лебедем. Этот случай - единственный в своем роде, учитывая, что рисунок и рамка были выполнены в одном цвете. Ошибка была обнаружена и при печатании следующей партии марок исправлена. Однако филателисты вариант "Перевернутого лебедя" открыли лишь в 1871 году. Их сегодня найдено 16 экземпляров с ошибкой - все прошедшие почту. Один из них имеет интересную историю.

Он был обнаружен много лет назад в Ирландии школьником, который увидел эту необычную марку в коллекции своего учителя. Она привлекла внимание мальчика, но хитрец не выдал своего интереса, а рассказал о марке богатому филателисту герцогу Лайнеру. Герцог дал предприимчивому мальчику 16 долларов, чтобы приобрести марку у учителя. Школьник купил ее и был вознагражден большим количеством марок из дубликатов герцога. После смерти коллекционера "Перевернутый лебедь" нашел свое место в дублинском музее.Еще один экземпляр марки находится в Королевской библиотеке лондонского Британского музея: в коллекции марок, собранной бывшим вице-президентом лондонского королевского филателистического общества Томасом Тэплингом, который завещал ее музею в 1891 году. Естественно, что сохранившиеся марки "Перевернутый лебедь" высоко ценятся филателистами. На аукционе в Сиднее в 1981 году экземпляр такой марки был продан за 100 тысяч долларов.

В начале 80-х годов в Австралии был найден литографский камень, использовавшийся для печати "Голубого лебедя" номиналом в 4 пенса. Австралийский коллекционер обнаружил его на старом складе. Камень был отправлен в Сидней на выставку, а затем на постоянное хранение в столицу Западной Австралии город Перт.

В 1996 году в Австралии вышла телефонная карточка с изображением знаменитого "Перевернутого лебедя". Таким образом, 10 тысяч владельцев карт могут полюбоваться на знаменитую марку в своей коллекции, пусть и не филателистической.


"Тифлисская уника"

Начиная с 1845 года, резко увеличились объемы корреспонденции, проходящей через Тифлисскую городскую почтовую контору. Однако, несмотря на увеличение времени, отведенного почтой для приема денежных пакетов, писем и посылок, многие клиенты все же оставались недовольными.

В рапорте наместнику управляющий почтовой частью на Кавказе и за Кавказом И. И. Назоров 13 января 1848 года сообщал: "Некоторые из корреспондентов, теряя терпение при выжидании очереди для записи своих писем и посылок в подавательскую книгу, с ропотом возвращаются с оными и вынуждаются посылать с оказиею, через что казна терпит ущерб".

Возникла необходимость создать в Тифлисе городское почтовое отделение в помощь губернской почтовой конторе. Открытое в Тифлисе с 1848 года городское почтовое отделение тогда еще не пересылало корреспонденцию из одной части города в другую. Но к 1857 году происходят большие перемены в жизни города. Тифлис того времени - провинциальный город, но очень оживленный. Здесь резиденция наместника Кавказа, здесь пересекаются торговые и военные пути, через город идут войска (идет Кавказская война), едут офицеры и чиновники. Официальные инстанции, организуют, обеспечивают потоки людей и грузов. Десятки торговых контор работают на подряде у армии и тыла. Понятно, что поток документов и переписки был велик. Связь посыльными уже никого не удовлетворяла, и дальнейшее развитие городской почты стало необходимостью.

10 апреля 1857 года наместник на Кавказе князь А.И.Барятинский назначает нового управляющего почтовым округом на Кавказе и за Кавказом. Им стал энергичный чиновник Николай Семенович Коханов. Первым мероприятием нового управляющего было создание городской почты на базе существовавшего там городского почтового отделения. За короткий срок подготавливаются "Правила для городской почты в Тифлисе и развозки на дом журналов и газет", которые 14 июня 1957 года утверждаются наместником. А с 20 июня внутри города и с 15 июля между Тифлисом и Коджорами (летняя высокогорная резиденция наместника кавказского) начинает действовать городская почта.

Для оплаты писем и пакетов были введены специальные 6-копеечные почтовые марки, названные тогда "бумажными штемпельными печатями, имеющими свойства облатки", причем для почтового отправления по городу требовалось наклеить одну марку ("штемпельную печать"), а для пересылки в Коджоры (или обратно) - три.

Оплаченные марками ("штемпельными печатями") письма и пакеты либо сдавались на почту, либо опускались в почтовые ящики, установленные для этой цели в различных местах города и в местечке Коджоры. Пригласительные билеты и визитные карточки должны были сдаваться только в городское почтовое отделение с записью в особые реестры и оплачиваться наличными деньгами. В "Правилах", к сожалению, ничего не сообщалось о способе гашения марок.

Итак, Коханову потребовалось всего два месяца, чтобы организовать городскую почту. Если принять во внимание, что в течение того же времени были изготовлены и почтовые марки, то становится ясно, сколько энергии приложил Коханов для осуществления этого нововведения.

В такие сжатые сроки у организаторов, конечно, не было достаточного времени для тщательной подготовки рисунка будущих марок. По эскизу гравер изготовил клише, с которых в типографии наместника рельефно были отпечатаны бесцветные марки. Тифлисские марки печатались, вероятней всего, полосками по 5 штук в листе. Вот почему продажа тифлисских марок, установленная "Правилами", была определена в количестве не менее 5 штук одновременно. В тот период марки не могли быть отпечатаны большими листами из-за отсутствия в России мощных типографских прессов для рельефного оттиска.

Разница между стоимостью и тарифом, установленным для писем, отправляемых внутри города, была в одну копейку. В цену марок был включен сбор за их изготовление. Почтовая история "Тифлисской уники" началась. Однако была она очень недолгой, т.к. вскоре были введены в обращение общегосударственные марки России.

Короткое время обращения тифлисских марок и небольшой тираж сделали ее одной из самых редких марок мира. Впервые наши филателисты смогли воочию увидеть марку тифлисской городской почты на всемирной выставке "Москва-97". Приехала марка не из Тбилиси, а из Швейцарии. Привез их (марок было две) известный швейцарский коллекционер Збигнев Микульский. Доставлены они были, как величайшая ценность, и на выставке заняли место в "Почетном классе", то есть там, где размещаются редчайшие марки мира и где выставлены коллекции английской королевы Елизаветы II и принца Монако Ренье III. По данным З.Микульского сегодня известны всего три такие марки. А появление ее на аукционе рассматривается как мировая сенсация, о которой сообщают многие филателистические журналы.

До сих пор идут споры специалистов о классификации "Тифлисской уники". Известный коллекционер почтовых марок России М.Липшюц относил тифлисский выпуск к категории провизориев или местных выпусков. С.Блехман считал ее как первую государственную марку России, И.Брауштейн - как марку земской почты, П.Лавров - как полуофициальным местным выпуском, К.Бернгард - первым выпуском городской почты Тифлиса.

О марке городской Тифлисской почты написано немало. Любая книга по филателии не обходится без информации о ней. Однако во всех источниках приводится одна и та же иллюстрация. И это объяснимо - данная марка очень большая редкость и ее мало кто видел. Тем приятнее возможность показать ее во всей красе.

Любая редкая марка - предмет гордости ее владельца. Естественно, что появляются копии этой марки. Редкость же Тифлисской марки можно подчеркнуть тем, что существуют несколько копий, изготовленных в 19 веке, но которые очень отличаются друг от друга. Таким образом, можно сделать вывод, что марка была недоступна даже для автора Парижской копии, появившейся в 1870-1880 годах. Авторы же второй копии, изготовляли ее, по-видимому, имея перед собой тот самый схематичный рисунок, о котором мы уже говорили. Впрочем, смотрите сами. А окончательные выводы делать пока еще не будем.


Парижская копия


Парижская копия (черно-белый вариант)


Копия №2

Другие марки, представленные в книге:
«Британская Гвиана»
Марка Котельнического уезда
«Черная королева Канады»
Желтая 3-скиллинговая Швеции
"Саксонская тройка"
"Гавайские миссионеры"

Глава 8. Знаменитые филателисты

Филателистические заслуги некоторых коллекционеров и энтузиастов знаков почтовой оплаты были так велики, что отмечены выпуском персональных памятных марок различных стран. О некоторых из них уже рассказано в главе "Рождение почтовой марки", а сейчас речь пойдет о крупнейших коллекционерах, оставивших большой след в истории филателии. Расскажем о некоторых из них более подробно. Следует отметить, что обо всех известных коллекционерах рассказать невозможно, а любой небольшой список вызовет возражение, почему эти, а не другие. Автор решил ограничить этот список и включить в него Филиппа Феррари ("короля филателистов"), родоначальника тематического коллекционирования Теодора Стейнвея, эксперта и "отца научной филателии", родоначальника филателистической журналистики Эдварда Лойнс Пембертона и одного из самых удачливых торговцев Теодора Шампиона.

 Филипп Феррари (1848-1917 гг.) - итальянец по происхождению. Он создал коллекцию, о которой и сейчас ходят легенды. Она включала в себя "все когда-либо вышедшее из-под печатного станка, чтобы исполнять функцию знака почтовой оплаты". Достаточно сказать, что в его коллекции были все почтовые марки, о которых мы говорили в главе "Легендарные марки", а многие из них даже в нескольких экземплярах.

Ф. Феррари родился в 1848 году в семье герцога Кальярского, предки которого родом были из Генуи. С раннего детства большое влияние на ребенка оказывала его мать, считавшаяся богатейшей женщиной Европы. Она и привила сыну страсть к филателии, даже приобрела ему самые дорогие коллекции, включая и те, известные, что продавал барон Ротшильд. Довольно скоро имя Феррари стали с почтением произносить в филателистических кругах. В поисках редких марок он разъезжал по Европе, иногда в сопровождении Стэнли Гиббонса, основателя ныне ведущей английской филателистической фирмы. Торговцев он "очаровывал" тем, что никогда не спорил из-за цены марки: если она ему была нужна, готов был выложить за нее столько, сколько запрашивали.

Сохранились свидетельства, как Феррари совершал покупки: "Просматривая коллекцию, он выбирал, как правило, множество марок и складывал их горкой. Затем доставал из своих бесчисленных карманов одну за другой золотые монеты до тех пор, пока рядом не вырастала еще одна такая горка. Если продавец принимал это предложение, сделка считалась совершенной. Феррари брал марки руками и размещал их в своих карманах, отчего их качество едва ли становилось лучше. Дома Пьер Маэ (хранитель коллекции Феррари) классифицировал марки, не обращая внимания на их состояние".

С годами коллекция Феррари приобретала все большую известность, хотя сам он рекламы избегал, в выставках не участвовал и вообще старался держаться в тени. Под марки у него была отведена отдельная комната, альбомов он не признавал, а вместо них использовал листы плотной бумаги размером 35х15 см. Марки располагались на них в два ряда, по десять в каждом. Специальное помещение предназначалось для почтовых карточек и конвертов.

Феррари исколесил почти всю Европу, бегло говорил на шести языках и имел друзей в разных странах. В начале первой мировой войны Феррари, имевший германское подданство, вынужден был покинуть Францию и перебраться в Швейцарию. Однако он всю свою коллекцию завещал Германии. Его коллекция должна была занять почетное место в Имперском почтовом музее.

Судьба уникальной коллекции трагична. После смерти Феррари в 1917 году, Франция конфисковала коллекцию, и объявила об ее распродаже. Все вырученные деньги должны были пойти в счет репарационных платежей Германии. Несколько аукционов 1921 - 1925 годов уничтожили крупнейшую коллекцию почтовых марок. Сегодня, конечно же, мы можем лишь сожалеть, что уникальная коллекция, принадлежавшая "пионеру филателии" Филиппу Феррари, вопреки его воле разошлась по частным собраниям, оказавшись "за семью печатями", а не стала бесценным достоянием почтовых музеев. Однако следует отметить, что на одном из аукционов представители Советского Союза приобрели часть коллекции Феррари, содержавшую марки земской почты. В настоящее время она хранится в Музее связи им. А.С.Попова в Санкт-Петербурге.

В почтовой серии Лихтенштейна, рассказывающей о наших выдающихся коллегах-филателистах, есть марка с портретом американца Теодора Стейнвея (1883 - 1957). Внук основателя всемирно известной фирмы по производству пианино Г. Э. Стейнвея, Теодор с юных лет был, можно сказать, обречен на карьеру бизнесмена. Но к тому времени, когда настал его черед возглавить фирму, он уже был вполне сформировавшимся филателистом. Круг его интересов охватывал европейскую классику, в особенности эмиссии германских государств, а также почтовые гашения на первых выпусках Маврикия, Барбадоса, Тринидада, острова Св. Елены и других небольших британских колоний. Признание Стейнвею принесла его организаторская работа в клубе коллекционеров Нью-Йорка, выросшем на базе местного филателистического общества, созданного на заре филателии в 1887 году. Много времени он отдавал созданию и каталогизации филателистической библиотеки клуба. Стейнвей основал Американскую филателистическую федерацию и Ассоциацию марочных выставок, в которой на протяжении 35 лет являлся казначеем.

Деятельность Стейнвея не осталась незамеченной в Европе. Его избрали членом Британского королевского филобщества, а в 1947 году пригласили для подписания списка выдающихся филателистов, который периодически составляется в Англии. По инициативе Стейнвея и при его содействии были проведены международные выставки в Нью-Йорке в 1913, 1926 и 1936 годах. В них он участвовал и как член жюри.

Теодор Стейнвей одним из первых понял и оценил возможности тематического коллекционирования. Если заслуга многих "пионеров филателии" в том, что они стремились придать этому виду коллекционирования черты научности и систематики, обратить внимание на необходимость глубоких исследований, то Стейнвея больше помнят за другое: за неустанные попытки превратить филателию в массовое увлечение. Некоторые люди, знавшие его, утверждали, что способности Стейнвея - организатора превзошли способности Стейнвея-филателиста. Иногда его даже называли "филателистом по связям с публикой".

"Музыкальная" родословная Т. Стейнвея не могла не отразиться на его увлечении. Он одним из первых в мире стал собирать мотивную коллекцию "Музыка". Среди почтовых миниатюр, повествующих о крупнейших музыкальных событиях и деятелях музыки, жемчужинами выглядели письма, отправленные великими композиторами, певцами и исполнителями. Стейнвей дружил с польским пианистом и государственным деятелем Яном Падеревским, посещавшим США с гастролями в годы, предшествовавшие первой мировой войне.

Теодор Стейнвей умер в апреле 1957 года в Нью-йорке в возрасте 74 лет. Один из журналов писал в те дни: "Он (Стейнвей) занимает место в ряду гигантов американской филателии, и его яркой личности будет недоставать по обе стороны Атлантики".

 Два человека, внешность которых не вызывала никаких подозрений, оглядываясь по сторонам, подошли к одному из стендов и попытались извлечь из-под защитного стекла дорогие марки. Попытка не удалась, их немедленно арестовали, доставили в полицию. Когда личности злоумышленников были установлены, полицейские своим глазам не поверили: перед ними сидели два известнейших на всю Европу человека - барон Альфонс де Ротшильд и крупнейший филателист и торговец Теодор Шампион.

Нет, они совсем не собирались грабить. Шел 1933 год. К власти в Германии пришел Гитлер, антисемитская кампания набирала обороты, и барону Ротшильду, еврею по происхождению, пожелавшему участвовать в крупной филателистической выставке в Вене, пришлось это делать анонимно. Однако опасения за судьбу выставленной им коллекции оставались, и Шампион предложил своему приятелю незаметно изъять некоторые ценные экземпляры.

Несостоявшихся грабителей отпустили, и в биографии Шампиона этот эпизод так и остался приключением, нисколько не повлиявшим на его репутацию. А она складывалась годами. Клиентами его магазина на парижской улице Друо, 13 были английский король Георг V, румынский Кароль I, египетский Фуад, принц Монако Фердинанд. Когда приезжал за марками Альфонс XIII, близлежащие кварталы оцеплялись полицией, стремившейся не допустить покушения на жизнь испанского монарха. Но, пожалуй, более всего, Шампион гордился тем, что ему приходилось выполнять заказы некоронованного короля филателии Филиппа Феррари, часто посещавшего магазин на улице Друо.

Как отмечали современники, для Теодора Шампиона марки были больше призванием, нежели выгодным коммерческим предприятием. К филателии он обратился еще в детском возрасте, в 1880 году, и так серьезно проявил себя на новом поприще, что один из цюрихских торговцев предложил ему, девятилетнему пареньку, ряд образцов уже тогда знаменитой "базельской голубки" 1845 года. Теодор отказался - откуда у мальчика могли быть такие деньги?

Т.Шампион родился в Швейцарии в 1873 году. В юности привязанность к маркам делил пополам с велоспортом, но потом филателия окончательно взяла верх. После переезда в Париж он участвовал в работе французского филателистического общества, выступая как редактор разного рода изданий. Довелось ему внести свою лепту в организацию почтового музея в Париже, а в 1902 году Луи Ивер, основатель популярнейшего справочника для филателистов, пригласил его редактировать каталог. Для этого он прилежно изучил все подобные издания, которыми так богата Франция. Здесь вышел первый в мире каталог - назовем так тонюсенькую книжечку 1861 года, выпущенную страсбургским печатником М. Бергером-Левро. Год спустя в Париже появляется первый альбом для марок "Лаллье". Филателистическая жизнь в Париже шла в гору, Париж постепенно превратился в Мекку филателистического мира.

Жизнь в "столице филателии" давала владельцу магазина на Друо превосходные возможности для пополнения своей коллекции редчайшими марками. Его заслуги и знания не остаются незамеченными: в Англии и Франции, Шампион удостаивается высших филателистических почестей. А адрес "Старинный дом, Друо, 13" есть в Париже и сейчас. В нем, как и прежде, находится филателистический магазин.

 

Эдвард Лойнс Пембертон родился в 1844 году в Нью-йорке, куда эмигрировал из Англии его отец. Эдвард рано осиротел, и его отправили назад, к родственникам в Бирмингем. Как и многие мальчишки, коллекционировать начал в детстве. Первым среди британских филателистов он осознал, что почтовые выпуски требуют подробной научной систематизации, и всегда отвергал попытки тех, кто стремился упростить понятие коллекционирования, сводя его к чистому собирательству.

В сентябре 1861 года в журнале "Битон'с Бойз Мэгэзин" появилось объявление: "Э. Л. Пембертон, Уорстон Хаус, близ Бирмингема, будет рад обменяться марками по почте". Примерно тогда же он подготовил список, который можно считать первым печатным прейскурантом марок (один экземпляр сохранился в Британской библиотеке).

В те далекие времена, английские филателисты к своему увлечению относились, как правило, не очень серьезно, собирали марки, не придерживаясь никакой классификации. На Пембертона же сильное впечатление произвела переведенная на английский язык книга о марках-подделках, написанная знаменитым бельгийцем Моэнсом - одним из первых филателистов мира. Пембертон начал досконально изучать имеющиеся почтовые марки. В 1863 году в соавторстве с Торнтоном Льюсом он издал получивший широкое признание труд "Поддельные марки: как их определить".

Далее Пембертон решительно двинулся завоевывать мир филателистической журналистики. В 60-х годах XIX века несколько филателистических изданий возникли, но быстро закрылись, оставив еле заметный след на филателистическом горизонте. В 1864 году Пембертон мог убедиться, что филателистическая журналистика - достаточно рискованное предприятие. Он стал редактором "Стэмп коллектор'с рекорд", но сумел выпустить всего семь номеров. Правда, вскоре ему удалось основать журнал "Филателик джорнэл" и издать справочник для коллекционеров и довольно скоро завоевал репутацию филателистического эксперта.

В качестве эксперта Эдвард Лойнс Пембертон пользовался таким признанием, что ни в одном крупном филателистическом начинании не могли без него обойтись. Он принимал самое активное участие в открытии Лондонского филателистического общества, следил с большим вниманием за тем, как повсюду в Париже, Лондоне и Нью-йорке появлялись аукционы почтовых марок.

Эксперт из Бирмингема сделал очень много для коллекционирования, особенно если принять во внимание, что он умер очень молодым, в возрасте всего 34 лет.

 К числу известных российских филателистов того времени следует отнести Ф. Л. Брейтфуса (1851-1907), жившего в Петербурге, чья коллекция марок считалась третьей в мире после собраний Феррари в Париже и Т. Тэмплинга (1855-91) в Лондоне. Незадолго до кончины Брейтфус продал свою коллекцию английской торговой фирме "Стэнли Гиббонс".

Собрание Тэмплинга было передано самим владельцем в Британскую библиотеку в Лондоне и послужило основой при формировании национальной филателистической коллекции Великобритании. Из всех выдающихся филателистических собраний начала 20 в. в полном виде до настоящего времени сохранилась лишь эта.

Другим выдающимся российским филателистом был А. К. Фаберже (сын знаменитого ювелирного мастера К.Г.Фаберже), обладавший уникальным собранием марок и цельных вещей Российской империи. Его коллекция вне конкурса экспонировалась в 1933 на Международной выставке в Вене и произвела фурор в мировой филателии. Это собрание было распродано в 1939 на аукционе в Лондоне.

Глава 9. Знаменитости - филателисты

Коллекционированием знаков почтовой оплаты посвящали и посвящают свое свободное время многие известные люди. Может быть потому, что на первых почтовых марках большинства стран изображали портрет главы государства, коллекционирование почтовых марок стало буквально королевским хобби. Расскажем немного об филателистических пристрастиях королевских особ.

Королевская династия Англии

В доме № 41 на Девоншир Плейс в Лондоне находится старейшее в мире объединение коллекционеров "Королевское филателистическое общество" (Fellow Royal Philatelic Society, London - FRPSL). Год его основания 1869.

В 1906 году король Эдуард VII прибавил к названию слово "королевский". Его сын герцог Йоркский был президентом Общества до вступления на британский трон под именем Георга V (1910), а в 1924 году пожаловал ему право изображать королевский герб на своих деловых бумагах.

Именно Георг V и является основателем королевской коллекции. Георг V, не жалел денег на пополнение королевской коллекции. О Георге V в Англии до сих пор рассказывают следующую историю. За 1450 фунтов стерлингов король приобрел на филателистическом аукционе в Лондоне легендарную марку острова Маврикий 1847 года, одну из наиболее редких марок в мире. Разумеется, эта покупка была сделана инкогнито, Георг V считал, что ему случайно удалось купить эту марку, и очень любил хвастать своим успехом. Однажды, принимая гостей, он рассказал одному из приглашенных друзей, что знает счастливца, который совершил доходную операцию, купив по сказочно низкой цене марку Маврикия. Выслушав рассказ о таинственном человеке, друг сказал, что, наверное, это был кто-то очень легкомысленный и наивный, потому что только такой человек мог заплатить огромную сумму за маленький кусочек бумаги. Георг V рассмеялся и признался, что этот человек - он сам. С той поры король часто рассказывал эту историю. А в королевской коллекции появилась легендарная марка.

В 1922 году на парижском аукционе коллекций Феррари, посредник Георга V проиграл битву за единственный в мире экземпляр Британской Гвианы, который приобрел тогда американский миллионер Артур Хинд. Тут же победитель в поистине американском стиле захотел подарить свое приобретение своему сопернику, королю Георгу V. Но королевская гордость, не позволило ему принять этот дар. Именно тогда королевская коллекция могла пополниться уникальной маркой, а филателистическая судьба Британской Гвианы могла определиться окончательно. Ведь известно, что шедевры королевской коллекции не продаются. Более чем полвека жизни отдал коллекционированию почтовых марок Георг V. Следует заметить, что король действительно был коллекционером такого класса, что нередко поражал своими обширными познаниями почтовой истории даже знатоков.

Для его преемника Георга VI внимание к филателии было не только данью традиции, которой следуют английские монархи. С детских лет он интересовался почтовыми марками и имел свою собственную коллекцию.

Став монархом Георг VI получил к своей "голубой" (альбомы были переплетены голубым сафьяном) коллекции еще и "красную" королевскую, находившуюся в альбомах из красной кожи. Обе они соседствовали в "комнате марок" - специальном помещении Букингемского дворца. Король любил проводить здесь долгие часы, и никто не смел тревожить его, когда он перелистывал страницы, заполненные такими уникумами, от которых бы замерло сердце любого филателиста. Своей привычке Георг VI не изменял и в годы второй мировой войны.

В 1947 году королевская коллекция насчитывала 350 фолиантов, включавших эскизы всех марок Британской империи. Сэр Джон [1] утверждал, что содержимое их бесценно, поскольку не имеет аналогов, но накануне войны, когда в Лондоне устроили выставку к 100-летию "Черного пенни", газеты называли примерную стоимость королевских сокровищ. По некоторым данным, она превышала миллион фунтов стерлингов [2].

Пополнение коллекции, разместившейся в Букингемском дворце, происходило постоянно. Ее хранитель стремился к тому, чтобы в ней не возникало пропусков. Что же касается редкостей, то они появлялись не только из прошлого, но и из настоящего.

Стало неписаным правилом: любая марка, издаваемая в странах Содружества, присылается на рассмотрение монарху. Известный филателист Э. Глазго в одной из своих статей вспоминает, например, такую историю. В 1948 году в Лондоне отпечатали восемь (два квартблока) марок Сент-Винсента, чтобы отметить серебряный юбилей свадьбы королевской четы. Всю партию погрузили на корабль, направляющийся в Вест-Индию, но судно попало в шторм и затонуло. В альбоме Георга VI оказались уникальные экземпляры, поскольку при переиздании цвет марок изменили.

В 1952 году Георг VI умер, и на трон вступила его дочь - Елизавета II. Я не встречал нигде сведений о филателистических пристрастиях нынешнего монарха Англии. Но Англия - страна, где традиции свято сохраняются многие столетия. А королевская коллекция уже давно является незыблемым символом Британии. Ее знаменитая коллекция регулярно участвует во всех всемирных выставках. Вот интересный эпизод из выставочной жизни королевы.

В 1976 году коллекция королевы Елизаветы II на выставке в Копенгагене получила свою очередную золотую медаль. На той же выставке "Хафния-76" получил аналогичную награду и другой английский коллекционер Фрэнк Дикин. Вместо, того, чтобы радоваться своему успеху, золотой медалист пишет многочисленные жалобы на таможенную службу Англии. Дело в том, что бдительные таможенники требуют заплатить пошлину за ввоз золотой награды на Британские острова. Сумма в шесть фунтов конечно не проблема для маститого коллекционера, но чувство справедливости заставила Ф.Дикина обратиться даже к своей коллеге королеве Елизавете II. А вот предъявила ли таможенная служба Англии подобные требования к самой королеве, история об этом умалчивает.

В 1997 году на всемирной филателистической выставке в Москве коллекцию Елизаветы II могли увидеть и в России.

Николай II

Впервые, я узнал, что последний русский царь - Николай II - был филателистом, читая одну из немногочисленных книг по филателии [3], издававшихся в СССР в шестидесятых годах XX века [4].

Следует сказать, что данный факт, в то время, не отложился у меня в памяти. А в более поздних книгах этот факт и вообще никогда не освещался по идеологическим причинам. Да и в книге В.Алексеева освещение данного факта идет с нормальной идеологической подоплекой, как из рубрики "Их нравы". Хочется привести этот отрывок полностью, чтобы современный читатель мог оценить это.

"Нельзя не упомянуть об одной из редчайших марок мира, которая сохранилась только в нескольких экземплярах. Это марка Тифлисской городской почты. Известно, что одна из марок находится в Советской государственной коллекции почтовых марок в музее связи имени Попова (Ленинград), а вторая - в Британской государственной коллекции [5]. Много самых противоречивых историй об этой марке могут рассказать филателисты. Вот одна из них: В начале нашего XX века жили два монарха - русский царь Николай II и английский король Георг V. Оба они собирали почтовые марки и не прочь были похвастаться своими коллекциями.

И вот случилось так, что у Николая II появились две марки Тифлисской городской почты, интересные только тем, что других марок, кроме этих двух, по-видимому, не сохранилось...

Узнал английский король об этом, и захотелось ему тоже иметь редкую тифлисскую марку. И так он, и этак - не отдает царь марку, да и все. Как они там договаривались - неизвестно, но общий язык нашли. Николай II отдает марку, а Георг V в обмен присылает полк шотландских стрелков. И вот, когда кусочек бумаги пересекал Ла-Манш в одном направлении, навстречу ему шел корабль, "а на том корабле, ой, да полк солдат", как поется в русской народной песне...

Шотландские стрелки пересекли Ла-Манш, выстроились на берегу и под дробь походного барабана двинулись в дальнюю дорогу - в город Петербург, взамен кусочка бумаги. Трудно сказать, что в этой истории сказка, что быль, но одно можно утверждать - нравы монархов-"филателистов" она отражает правильно".

Только публикации за последние десятилетие немного раскрыли правду о коллекционере Николае Романове и судьбе его немалой коллекции. Если бы не роковая судьба, которая постигла последнего российского царя и всю Россию, то мы могли бы, наверное, увидеть филателистическое соперничество королевской и царской коллекций.

1988 год. Берн. В столице Швейцарии была устроена филателистическая выставка, посвященная 130-летию выпуска первой русской почтовой марки. Одним из инициаторов выставки был известный швейцарский коллекционер Збигнев Микульский. В его экспозиции можно было увидеть многочисленные цельные вещи, франкированные русской маркой № 1, а также пробные выпуски марок серии 1913 года. Как утверждает З.Микульский, его собрание включает свыше тысячи таких проб, принадлежащих ранее русскому царю Николаю II.

Сам Николай II, судя по части коллекции, выставленной Микульским, являлся серьезным филателистом. Мы все знаем о знаменитой "Романовской" серии, на которой впервые появился и портрет Николая II. Эта серия была выпущена в ознаменовании 300-летия дома Романовых. Так вот замысел ее создания принадлежал самому Николаю II. Коллекция Николая II сопровождала его до самой смерти - после отречения он взял ее сначала в Тобольск, а затем и в Екатеринбург. После расстрела царской семьи многое было разграблено, однако значительная часть коллекции попала за границу и продана с аукциона в Лондоне в 1936 году.

И только в конце девяностых годов часть коллекции Николая II вернулась на родину. Возвращение части коллекции произошло на основе филателистического обмена с Микульским. Подробности обмена не разглашаются.

И последнее, впервые наши филателисты смогли воочию увидеть марку тифлисской городской почты на всемирной выставке "Москва-97". Привез их (марок было две) известный швейцарский коллекционер Збигнев Микульский. Доставлены они были, как величайшая ценность, и на выставке заняли место в "Почетном классе", то есть там, где размещаются редчайшие марки мира и где выставлены коллекции английской королевы Елизаветы II и князя Монако Ренье III. По данным З.Микульского сегодня известны всего три такие марки. Эти сведения хорошо укладывается в информацию В.Алексеева о наличии в коллекции Николая II двух тифлисских марок. Возможно, Микульский получил эти раритеты вместе с другими, купив на аукционе коллекцию русского царя.

Заговорив о "Почетном классе" крупнейших филателистических выставок, следует рассказать еще об одном монархе, чьи коллекции регулярно появляются в этом классе.

Князь Монако Ренье III

Если о коллекции королевы Елизаветы II, довольно много писалось, то о коллекции князя Монако Ренье III известно гораздо меньше. Коллекция князя была начата еще его дедом, филателистом по призванию, который задался целью сохранить все знаки почтовой оплаты, имеющие отношение к развитию почты Монако. Вместе с престолом любовь к коллекционированию унаследовал и отец нынешнего главы Монако.

Что касается Ренье III, чье правление насчитывает более 50 лет [6], то он принимает самое деятельное участие в формировании коллекции. Коллекция князя состоит из нескольких разделов: домарочный, классический, полумодерн и модерн. В отличие от королевской английской филателистической коллекции, коллекция князя Монако включает только материалы своей страны.

Многие монархи отдавали свое свободное время коллекционированию знаков почтовой оплаты. Не буду утомлять читателя деталями, назову лишь имена. Король Испании Альфонс XIII был страстным филателистом. Очень часто лично приезжал к известным торговцам различных стран для пополнения своей коллекции. В 1931 году, когда Испания была провозглашена республикой покинул страну, захватив с собой только самое необходимое и свою коллекцию почтовых марок. Так же поступил египетский король Фарук, который был вынужден отречься от престола в 1952 году после переворота во главе с Г.Насером. Был коллекционером король бельгийцев Бодуен I. Покопавшись в истории этот список можно сильно увеличить. Но перейдем от монархов к выборным государственным деятелям.

Франклин Делано Рузвельт

8 ноября 1932 году население США избрало своего 32-го президента. Им стал Франклин Рузвельт. Страна переживала в те времена не лучшие времена. Великий кризис переживала экономика США. К моменту вступления Рузвельта на пост президента большинство американских банков были на грани разорения. Решительное проведение "нового курса" вывело Америку из кризиса и поставила ее во главе всего мира в качестве ведущей державы. Все эти усилия нового лидера США были по достоинству оценены народом США. Действительно, в нарушении всех правил [7] Рузвельт четыре раза избирался президентом США. И долгие годы в руках этого человека находилась огромная власть, которая легко могла менять ход истории целых стран и народов.

Нам же Франклин Рузвельт интересен тем, что он был довольно известным филателистом того времени. Особенно он увлекался почтмейстерскими марками США. Знатоки отмечали, что его коллекция почтмейстерских марок была одной из лучших во всем мире.

История российской (советской) филателии знает два факта с известной во всем мире советской маркой с надпечаткой "Перелет Москва - Сан-Франциско через Северный полюс 1935". Эта марка была выпущена очень маленьким тиражом.

В канун знаменательного события филателисты с утра осаждали Московский почтамт. Один из них, впоследствии известный советский филателист С. М. Блехман рассказывал, как в операционном зале два окошка "работали на полет Леваневского". В одном продавали вожделенную марку с надпечаткой, отпуская по одному экземпляру в руки. В другом окошке принимали заказную почтовую корреспонденцию, адресуемую в Сан-Франциско с гарантией возврата конверта отправителю. Вскоре прием заказных писем прекратился - приняли их не более 100. Один из конвертов был адресован президенту США Франклину Рузвельту.

Большинство зарубежных каталогов описывают два вида надпечаток на данной марке: одна, более распространенная, с большим "Ф" в слове "Франциско" и другая, встречающаяся значительно реже,- с маленьким "ф". Известны и марки с перевернутой надпечаткой. Любопытные подробности о них сообщил в свое время старейший филателист Чехословакии профессор Лавров, обладатель крупнейшей коллекции марок России и СССР. По его словам, надпечатка с маленькой буквой "ф" сделана на пяти марках нижнего ряда одного из марочных листов, состоявших из 25 марок, Кроме того, такая же надпечатка по ошибке была сделана в перевернутом виде. Профессор Лавров утверждает, что известно только два экземпляра таких марок с двойной ошибкой: одна - в его собственной коллекции, другая - в коллекции президента США Франклина Рузвельта. Эта марка была подарена президенту лично И. В. Сталиным во время Ялтинской конференции 1945 года. Очевидцы вспоминают, что в этот момент можно было видеть, как он рад полученному подарку. Представьте себе, один из самых могущественных людей мира, очень радуется небольшому кусочку бумаги. Да, воистину есть что-то притягательное в коллекционировании почтовых марок. В связи с этим эпизодом, представьте состояние человека, у которого "реквизировали" эту марку для президентского подарка.

Видимо, учитывая филателистическую биографию Франклина Рузвельта, его изображение довольно часто появлялась на почтовых марках различных стран. Пожалуй, только Джон Кеннеди, с его трагической судьбой, может составить ему конкуренцию в этой номинации.

По сообщению журнала "Вестерн Стемп Коллектор" Джеральд Форд - второй из президентов США, собирающий почтовые марки. В интервью Д.Форд сказал: "Я собирал марки с детства, сохранил интерес к ним сейчас, и считаю филателию прекрасным хобби". Д.Форд серьезно собирает почтовые марки США, есть в его коллекции марки и других стран.

Французский журнал "Эко де ля тэмброложи" опубликовал интервью с еще одним президентом, президентом Международного олимпийского комитета Хуаном Антонио Самаранчем. Президент МОК сообщил, что филателия у него в семье - давнее увлечение. Сам он занялся марками еще в детстве, следуя примеру своего отца. Его любимые темы "Спорт" и "Олимпийское движение". Изюминками коллекции считает квартблоки греческих олимпийских марок 1896 года. Он занимается также коллекционированием спортивных медалей.

По инициативе Х.А.Самаранча 7 декабря 1983 года была создана Международная федерация олимпийской филателии (ФИПО), которая, как подчеркнул президент МОК, поддерживает тесные контакты с президентом Международной федерации филателии.

Увлекались и увлекаются филателией А.П.Чехов, командир крейсера "Варяг" В.Ф.Руднев, чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов, известный политический деятель Пакистана Беназир Бхутто и многие, многие другие.

Стоит только обратить свое внимание на почтовые марки, и вы окажетесь в одной компании с самыми известными людьми планеты. Удивительный мир филателии открыт для всех.

[1] Джон Вильсон - королевский хранитель коллекции.

[2] В сюжете по телевидению об открытии всемирной филателистической выставки в Лондоне "The Stamp Show 2000" называлась оценочная стоимость королевской коллекции - 150 миллионов фунтов.

[3] В.Алексеев "Говорят марки", Харьковское книжное издательство, 1961 год.

[4] На рубеже XXI века всякий раз приходится уточнять о годах, какого века идет речь.

[5] И то и другое не соответствует действительности.

[6] Князь Ренье III Гримальди правит Монако с ноября 1949 года.

[7] В оправдании решения Рузвельта баллотироваться на третий срок приводились памятные слова "отца нации" Джорджа Вашингтона: "нет оснований отказаться от услуг человека, который в условиях чрезвычайного положения окажется, по всеобщему мнению, наиболее способным к несению службы на пользу общества".

Глава 10. Знаменитые фальсификаторы

Исследовательская филателия, как это ни парадоксально, родилась вместе с фальсификатами. В 1862 году в Брюсселе вышла книга Д. Моэнса "О фальсификации почтовых марок". Несколько месяцев спустя книга вышла в одном английском издательстве и сразу стала предметом изучения. Неточности в книге не ускользнули от внимания 18-летнего англичанина Эдуарда Пэмбертона. Подвергнув книгу резкой критике, он сам составил справочник под названием "Как распознавать поддельные почтовые марки". Публикация работы Пэмбертона утвердила за ним репутацию единственного человека в Англии, который всерьез занялся изучением почтовых марок. Как видно фальсификаторы почтовых марок появились одновременно с первыми почтовыми марками. На первых порах фальсификаторы "работали" в ущерб почте, т.е. занимались почтовыми марками, находящимися в обращении в данный момент.

Первые в мире марки - "черный пенни", выпущенные в Англии в мае 1840 года, печатались в листах по 240 штук - 20 горизонтальных рядов по 12 марок в ряду - и все они отличались друг от друга буквами латинского алфавита, помещенными в нижних углах каждой марки. Буква слева определяла горизонтальный ряд, справа - вертикальный. Например, марка с буквами А и В находилась на пересечении первого горизонтального и второго вертикального рядов. Это хорошо видно на сохранившемся угловом квартблоке "черного пенни" из королевской коллекции Елизаветы II.

Автор идеи и издатели обосновывали свою задумку борьбой с фальсификаторами, считая, что полностью повторить печатную форму будет сложно, а частое появление отдельных марок или пар с одинаковыми буквами выявит фальсификацию.

На практике оказалось, что "черный пенни" своим цветом просто идеально служит для повторного использования. Красный штемпель на марке черного цвета был виден очень плохо, и экономные граждане вновь и вновь клеили марку на конверт. В конце концов, в 1841 году цвет "черного пенни" был изменен на красный, а цвет штемпеля - на черный. Подобные инциденты имелись и в других странах. Приведем несколько характерных примеров.

Пожалуй, классической может считаться операция мошенников, известная под названием "фондовая биржа". Речь идет о подделке английской марки зеленого цвета достоинством в 1 шиллинг, выпускавшейся в 1867 - 1873 гг. Лица, печатавшие эту марку, вступили в сделку с клерком, работавшим в почтовом отделении лондонской биржи в 1872 - 1873 гг. К телеграммам, которые отправлялись оттуда, приклеивалось большое количество 1-шиллинговых марок. Так что клерку достаточно было приносить по утрам целые листы подделок и продавать их здесь же за прилавком или же самому наклеивать эти марки на телеграммы, а плату класть себе в карман. Дело было поставлено на широкую ногу. Считают, что почтовое ведомство потеряло на этом десятки тысяч фунтов стерлингов. Фальшивые марки отличались высоким качеством исполнения, в результате чего обман обнаружился достаточно случайно лишь спустя 25 лет.

"В Вильне обнаружена полицией мастерская почтовых марок. При осмотре шкафа и комода найдено несколько коробок с подчищенными марками, но без наклейки с обратной стороны гуммиарабика. По счету марок оказалось более 2600. Были вскрыты секретные ящики комода, в которых обнаружено более 1000 марок, частью уже подчищенных, но без наведенного клея, а частью подготовленных к подчистке. Тут же найдена книжка, из которой вынуто более 600 марок, готовых к обращению. Подчистка произведена настолько искусно, что нет возможности узнать, что это марки, бывшие уже в употреблении".[1]

Несколько лет тому назад один молодой человек во Франции нарисовал марку с портретом генерала де Голля. Недолго думая, он наклеил свое произведение на конверт и опустил его в почтовый ящик. Он попросту хотел подшутить над почтой. Оказалось, однако, что у служащих французской почты отсутствует чувство юмора, потому что они сразу же оповестили полицию. После энергичного расследования молодого человека арестовали (кстати, он был талантливым графиком) и обвинили в изготовлении фальшивых знаков почтовой оплаты. Ему грозило серьезное наказание, и только благодаря способному адвокату и интеллигентному судье дело легкомысленного "творца марок" было прекращено.

Эти примеры показывают, что почтовые ведомства всего мира энергично охраняют себя от подделок. Но, несмотря на суровые приговоры, время от времени в том или ином государстве кто-либо из "любителей" решается на риск производства фальшивых марок "в ущерб почте". Встречаются такие факты и в настоящее время. Особенно много подделок в ущерб почте появилось в России в момент экономического кризиса девяностых годов. Сильная инфляция рубля вынуждала почту часто менять почтовые тарифы. Печатать почтовые марки с новыми номиналами государство просто не успевало. И почты была вынуждена изготавливать провизории на местах, делая надпечатки на стандартных почтовых марках, имеющихся в наличии, а когда запас подходил к концу изготовлять и суррогатные знаки почтовой оплаты. Вот тут-то и появились многочисленные фальсификаторы. Пользуясь тем, что почта не имеет информации обо всех изготовленных на местах провизориях, и, имея доступ к современным полиграфическим средствам, была изготовлена масса фальсификатов, многие из которых выполняли функции знаков почтовой оплаты, т.е. был нанесен прямой ущерб почте[2].

На фрагменте конверта, прошедшего почту Санкт-Петербурга (январь 1993 года), в качестве знака почтовой оплаты выступает купон "ленинской серии" 1970 года. На нем нанесены надписи "Почта СССР 1990" и номинал "2 руб.". На втором фрагменте конверта, прошедшего почту из Екатеринбурга в Шауляй (октябрь 1993 года), наравне с почтовыми марками России, наклеен фальсификат из 2-х стандартных марок СССР, на которых сделана на компьютере надпечатка "Екатеринбург - Ekaterinburg 1723 - 1993" и номинал "45 р.".

Однако, как выяснилось, гораздо безопаснее фальсифицировать почтовые марки, которые уже вышли из обращения. В этом случае фальсификатор избегает пристального внимания государства и начинает "работать" с коллекционерами. В истории фальсификации почтовых марок есть свои гениальные, другого слова просто не найдешь, персонажи. С деятельностью некоторых из них следует ознакомиться.

К сожалению, на земном шаре существуют десятки тысяч фальшивых марок, а связанные с их подделкой аферы зачастую достигали миллионных сумм и нанесли колоссальный ущерб, как фирмам, так и отдельным коллекционерам. Иногда подделки марок напоминают подделку картин знаменитых художников. Случалось также, что некоторые марки были так хорошо подделаны, что лучшие эксперты становились жертвами ошибок. Мало того. Бывало так, что марки подделывали с учетом спроса на них со стороны некоторых коллекционеров.

Ульрих Шпоркман, комиссар уголовной полиции немецкого города Штаде, никогда не имел дела с почтовыми марками, разве что в тех случаях, когда нужно было отправить письмо. Однако в последнее время ему пришлось с головой окунуться в филателию, причем исключительно по долгу службы.

Дело в том, что Шпоркману в 1975 году было поручено расследовать несколько сотен случаев подделок ценных марок, на которые "клюют" даже весьма опытные филателисты. Шпоркман обнаружил, что и в этой безобидной области существует своя всесильная мафия, состоящая из многочисленных "торговцев", "реставраторов" и "антикваров". Но начались подделки марок для коллекционеров значительно раньше.

"Королем" фальсификаторов был когда-то Франсуа Фурнье[3]. В конце 19 века на филателистическом рынке неожиданно появились многочисленные подделки самых старых и одновременно самых ценных марок. Создателем их был некто Л.Х. Мерсье, который в 1891 году основал в Швейцарии небольшую типографию и начал легальное производство некоторых фальшивых марок. Стремясь не вступать в конфликт с законом, Мерсье называл свою продукцию "факсимиле" и иногда даже делал такую надпечатку на обратной стороне выпускаемых им марок. Подчеркиваем - иногда,- потому что подавляющая часть его продукции не имела таких надпечаток, и многие тогдашние филателисты приобретали эти марки, не ведая правды, не подозревая, что они заполняют свои коллекции фальшивками. Хотя Мерсье не был знатоком марок и не углублялся в дебри филателии, его типография процветала, и дела шли прекрасно. Причиной успеха был, наверное, низкий уровень филателистических знаний тогдашних коллекционеров. Ну и еще отсутствие информации о фальшивках. Впрочем, расчет делался на наивных людей, что вполне оправдалось.

Производство типографии Мерсье получило широкий размах после приобретения ее Франсуа Фурнье, человеком безграничной фантазии и необычайной предприимчивости. В отличие от прежнего владельца типографии Фурнье был хорошим знатоком филателии. Он выпускал собственный филателистический журнал, в котором рекламировал свои марки. Он даже выдвинул своеобразную "теорию", оправдывающую их необходимость. В то время были модны альбомы с изображениями марок всех существовавших тогда государств мира. Мечтой каждого филателиста было заполнить все свободные места в альбоме. Основываясь именно на таких амбициях коллекционеров, Фурнье умело их использовал, утверждая в своих статьях, что каждый филателист обязан всеми доступными способами стремиться к заполнению альбома и что помещение в него ненастоящих марок не является постыдным. Наоборот, это здоровое и понятное стремление.

Статьи Фурнье вызвали волну протестов, но одновременно раздавались и голоса одобрения. Именно этого он и добивался, поскольку как протесты, так и одобрение способствовали рекламе и успеху фирмы. Следует, таким образом, признать, что это не был обычный подделыватель, а подделыватель с открытым забралом. Он не скрывал характера своей продукции и выпускал ее легально, в соответствии с тогдашним правом. Другое дело, что подделки Фурнье продавались как оригинальные марки там, где это удавалось. И дела его процветали до самого начала первой мировой войны.

Фурнье подделывал почти все, что в филателии заслуживало внимания и, разумеется, приносило доход. Он оперировал целой гаммой возможностей, осуществлял полные и частичные подделки, подделывал надпечатки, его перфорационные машины наносили на марки размеры зубцовки, на которые был наибольший спрос на рынке, а поддельные штемпеля на фальшивых марках - он занимался и этим - дополняли перечень его "способностей".

Война замедлила развитие филателии. Деятельность типографии Фурнье значительно сократилась. В годы войны умер и сам Фурнье. Следующий хозяин типографии, Л. Гиршбергер, не обладал способностями предшественника. Его типография постепенно приходила в упадок и закрылась в 1927 году одновременно со смертью ее последнего владельца.

Однако смерть Гиршбергера не полностью покончила со знаменитой типографией. В ней оставались еще запасы фальшивок, которые попадали на филателистический рынок. Тогда члены клуба филателистов Женевы решили оградить филателистов от потока подделок. Типографию выкупили у наследников Гиршбергера. Это была действительно достойная и ценная инициатива. В ходе осмотра странного "наследства" оказалось, что только до начала первой мировой войны в типографии было напечатано около 4 тысяч различных фальсификатов, размноженных тиражами, размеры которых уже нельзя было определить. Итогом исследований стал выпуск 480 идентичных альбомов с фальшивыми марками Фурнье, их подробный анализ и описание. Альбомы разослали многим экспертам и филателистическим обществам как документацию для выявления описанных фальшивок. Все оставшиеся материалы бывшей типографии Фурнье (матрицы, клише, штемпеля и т. д.) повредили, чтобы их нельзя было больше использовать, и передали в Женевский музей. Такова история одной из крупнейших типографий фальшивых марок. А "альбомы Фурнье" изредка появляются на филателистических аукционах и сразу же находят своих новых хозяев.

В 1909 году в филателистической печати впервые появилось имя следующего гениального фальсификатора - Жана де Сперати. В то время оно было почти неизвестно, и первые читатели репортажа в "Вегlinеr Вriеfmarken Zeitung", конечно, не предполагали, что речь идет о крупнейшем фальсификаторе марок. "Фальшь работы Сперати - это настоящая марка, только сделанная немного лучше" - такое высказывание одного филателиста как нельзя лучше характеризует деятельность Сперати и ее результаты.

В 20 - 30-х годах филателистические журналы не раз сообщали о распространяемых Жаном Сперати и его братом Мариано коллекционных марках как об опасных подделках. Сам Сперати расценивал свою продукцию как произведения искусства, считая себя никоим образом не фальсификатором, а художником. Он подделывал не только марки, но и гашения, надпечатки, образцы и даже цельные вещи. Последние были особенно трудны для распознавания, так как во многих случаях Сперати печатал поддельные изображения на подлинной бумаге с водяными знаками. Это делалось путем удаления оригинального рисунка, в то время как подлинные водяные знаки и даже гашения оставались нетронутыми. Лишь способ печати помогал филателистам распознать фальшь Сперати. Он всегда использовал литографию, в то время как многие оригиналы печатались металлографией. Таким образом, настоящая трудность для экспертизы создавалась лишь в тех случаях, когда подлинные марки также изготовлялись литографией.

Расцвет деятельности Сперати пришелся на послевоенный период. После 1945 года ни у кого не вызывало удивления или подозрений неожиданное появление различных филателистических раритетов. Во время войны многие коллекции были разграблены и теперь стали объектом торговых махинаций. Кроме того, люди, разоренные войной, продавали сохранившиеся собрания марок.

Все шло своим чередом - "филателистический Рубенс", как он себя сам называл, работал, и на рынках регулярно стали появляться различные редкости, появление которых связывали с последствиями мировой войны. Но однажды Сперати решил поехать с "товаром" в Испанию. На границе французский таможенник нашел в чемодане путешественника коллекцию марок. Поскольку французские правила предусматривают пошлину в зависимости от стоимости марок, как ввозимых, так и вывозимых, таможенник задержал не указанную в декларации коллекцию. Таможенное управление, не зная ценности марок, вызвало эксперта. Оказалось, что в коллекции имелись марки колоссальной стоимости! Коллекция была задержана. Однако Сперати не особенно огорчился и заявил потрясенным таможенникам, что марки не представляют никакой ценности, потому что все они фальшивые. Вновь пришлось вызывать экспертов. Мнения разделились. Одни специалисты признали марки настоящими, другие - прекрасной имитацией. Среди прочих эти марки исследовал известный шведский коллекционер Имре Вайда. Именно он определил, что марки Сперати - блестящие подделки. Особенно внимательно он стал изучать шведские марки и с большим удивлением обнаружил у Сперати десять экземпляров самой редкой шведской марки 1855 года. Речь шла об известной 3-скиллинговой марке желтого цвета (вместо зеленого). Эта уникальная марка известна в единственном экземпляре[4] а здесь сразу десяток прекрасных экземпляров.

Сперати был задержан, а его коллекция конфискована. Примерно в то же время выяснилось, что Сперати нелегально высылал за границу крупные партии марок из Франции. Он не отрицал и этого, утверждая, что экспорт имитаций марок не запрещен и не карается законом.

Сперати предстал перед парижским судом. Процесс доставил много трудностей как обвинению, так и защите, и прежде всего - судьям. В ходе судебного разбирательства оказалось, что во французском кодексе имеются многочисленные лазейки, а скорее, устаревшие положения. Дело в том, что, когда принимался этот кодекс, слово "филателия" не было известно. Что же говорить о положениях, касающихся порядка вывоза за границу имитаций марок! В конце концов, он был оштрафован на символическую сумму в 5 тысяч франков. Видимо, с него сняли и обвинение в намеренном обмане филателистов, тем более что Сперати написал и издал брошюру под названием "Филателия без экспертов", в которой пытался доказать, что при современных технических средствах можно сфабриковать подделку, распознать которую невозможно. После отбытия наказания Сперати продал свои подделки и свою мастерскую Британскому союзу филателистов, который составил списки марок, им подделанных. "Орудия труда" Сперати и его фальшивки были помещены в филателистический музей. К сожалению, процесс Сперати, вызвавший многочисленные дискуссии среди юристов, до сих пор не привел к модернизации французского кодекса, и он не предусматривает наказания за подделку марок в ущерб коллекционерам.

Предметом особой гордости Сперати были изготовляемые им пробы с клише. Они представляли собой изображения, отпечатанные в центре большого листа картона или бумаги. Под рисунком почти на всех листах стояла подпись самого Сперати. Такие пробы он делал далеко не для всех своих подделок, и, конечно, они встречаются гораздо реже, чем его "массовая продукция". В декабре 1974 года на аукционе английской фирмы "Стенли Гиббонс" впервые появилась целая коллекция - 455 экземпляров различных "проб" Сперати. Трудно представить, что такая коллекция вообще могла быть собрана, настолько редки многие из представленных в ней листов. Она дала современным филателистам широкое представление о "поле деятельности" Сперати. Выяснилось, что он фальсифицировал 358 марок и 1635 штемпелей из 96 стран мира. Цена каждого листа на аукционе определялась в 30 - 40 фунтов стерлингов, тем не менее, интерес к подделкам Сперати оказался выше, чем к подлинникам. Ими заинтересовались не только филателисты тех стран, подделки которых были представлены на аукционе, но и многочисленные коллекционеры поддельных марок, исследователи истории почты и филателии.

Чтобы подчеркнуть место Жана Сперати и истории филателии, следует отметить, что в Мадриде состоялась, как сейчас говорится, персональная выставка фальшивых марок и штемпелей, изготовленных Жаном Сперати в 1930-48 годах. Наибольший интерес он проявлял к маркам Испании, из которых подделал 47 штук. На выставке были представлены различные фальсификаты и подлинные экземпляры. Испанская почта отметила экспозицию памятным штемпелем с надписью "Филателистическая выставка Жана Сперати. 15-18 марта 1983 года. Мадрид".

Когда было сказано, что марками Сперати на Лондонском аукционе очень интересовались коллекционеры поддельных марок, то это была не оговорка. Действительно существует такая группа филателистов.

Например, шведский филателист Вилкштром посвятил 27 лет коллекционированию поддельных почтовых марок. Когда же он решил продать свою коллекцию фальсификатов в 1975 году, то эксперты установили, что почти половина из его собрания состоит из подлинных экземпляров. Такой вот курьез! Кстати, вы можете верить или не верить, но некоторые поддельные марки стоят гораздо дороже своего подлинного экземпляра[5].

Ну а фальсификаторы знаков почтовой оплаты существуют и в настоящее время. А иногда и сами коллекционеры, в погоне за редкостями, побуждают изготовлять все новые и новые редкости. Приведу отрывок из книги братьев Ульямс[6] с описанием виртуального диалога Ф.Феррари и членов злодейского лондонского триумвирата фальсификаторов, вошедших в историю под именем "лондонской шайки". Они открыто торговали своим хламом и даже нагло рекламировали его в таких выражениях: "Продажа всех видов факсимиле, поддельных надпечаток и гербовых марок. Лондон, Каллам-стрит, 1. Фальшивки любой категории поставляются по первому требованию".

Несмотря на всю неприглядность лавки, ее часто посещали видные филателисты, в том числе и Феррари. Нет сомнения, что шайка считала его своей жертвой, но скорее можно предположить, что Феррари, склонный к филантропии, просто закрывал глаза на истинный характер некоторых своих покупок, лишь бы незаметно оказать финансовую помощь "фирме", всегда стоявшей на краю банкротства. Фред Мельвиль (известный английский коллекционер и журналист), приводит типичный разговор:

Феррари (входит): Доброе утро, господин Сарпи! Есть у вас что-нибудь для меня?

Сарпи (в раздумье): Думаю, что есть. Перевернутая надпечатка на марке Стрэйтс-Сеттльменте. (Замолкает, затем говорит громче). Послушайте, Бэн, есть у нас перевернутая надпечатка из Стрэйтс? Господин Феррари хочет взглянуть на нее.

Бэнджамин (из-за перегородки): Кажется есть, Сарп. Сейчас проверю. (Через несколько минут он передает марку Сарпи, тот показывает ее Феррари, который берет марку).

Феррари: Нет ли у Вас марки, с двойной надпечаткой, одна из которых перевернута?

Бэнджамин (за перегородкой): Была где-то. Да где же она? (Небольшая пауза, во время которой Бэнджамин изготавливает нужную марку) ...

[1] "Сын отечества", 20 сентября 1896 года.

[2] Хотя объектом фальсификации, по моему мнению, выступала все же не почта, а коллекционеры.

[3] Интересная закономерность. "Король филателистов" - Филипп Феррари. "Король фальсификаторов" - Франсуа Фурнье. Наверное, это судьба.

[4] Смотри главу "Легендарные марки"

[5] В истории филателии известен такой факт. Гравер Вальтер Фишер из Сент-Этьена (Франция) в продолжение многих лет занимался фальсификацией почтовых марок. Но в отличие от своих "коллег по профессии" он интересовался только теми марками, о которых было точно известно, что они фальшивы. Например, подлинная почтовая марка номиналом 15 сантимов выпуска 1880 года стоила в 6 раз дешевле, чем ее редкая фальшивая копия. Копии таких марок и создавал Фишер. На суде он заявил, что не может быть обвинен в преступлении, так как продавал свои изделия именно как фальшивые марки. Суду не осталось ничего иного, как согласиться с ним.

[6] Л. и М.Ульямс "Почтовая марка, ее история и признание" М. "Связь", 1994 год.

Глава 11. Почты разные нужны, марки разные важны. Часть 1

Познакомившись со знаменитыми коллекционерами, пора перейти к более детальному разговору о самих знаках почтовой оплаты. Первые знаки почтовой оплаты носили универсальный характер, т.е. ими можно было оплатить доставку чего угодно. Но бурное развитие почтовой службы потребовало выделять некоторые виды почтовой корреспонденции. И начали возникать знаки почтовой оплаты для указания специфики почтового отправления. Жизнь продолжается, и появляются все новые и новые виды способов доставки почты и новые виды в классификации знаков почтовой оплаты. Бывает и наоборот, какой то способ доставки почты отмирает, а с ним и специализированные знаки почтовой оплаты. Развитие почты в настоящее время привело к тому, что знаки почтовой оплаты опять стали универсальными, а характер почтового отправления, чаще всего определяется наличием специальных почтовых ярлыков или штемпелей. Однако выпуск некоторых видов знаков почтовой оплаты продолжается исключительно по традиции.

Я не буду приводить строгую классификацию знаков почтовой оплаты. Мне хочется просто рассказать читателю о различных, часто довольно необычных, видах доставки почты и о различных филателистических материалах, возникающих при организации данного вида почты. Разделить понятия "почта" и "почтовая марка" невозможно. Поэтому названия глав обязательно кончаются этими словами. А почему иногда "...почта", а иногда "... марки", да просто так мне удобнее. Вот и все. Да и в последовательности изложения не нужно просматривать строгую систему. Просто идет разговор о различных видах почт.

Часть 1. Газетные марки

История газетных марок началась в 1851 году в Австрии. Летом 1850 года в Австрии появилась первая почтовая марка. Новшество одобрили как чиновники, так и население. Однако были и недовольные, причем очень влиятельные люди. Это были издатели газет. Дело в том, что почта потребовала на каждую газету наклеить почтовую марку для оплаты доставки. Для почты доставка газеты ничем не отличалась от доставки письма. Однако издателям это обходилось очень дорого, поэтому они стали развивать службу собственной доставки газет подписчикам. А это уже было невыгодно почтовикам. Выход вскоре был найден. В 1851 году появились специальные марки, получившие название "газетных".

Было выпущено три марки с изображением головы Меркурия (Меркурий посланец богов Олимпа, который разносил вести в самые отдаленные уголки земли). Эти марки не имели номинала и различались только по цветам (синяя, желтая и розовая). Синяя марка применялась для отправки единичных экземпляров газеты, желтая для пакета из 10 газет, а розовая для пакета из 50 газет. Газетные марки продавались только издателям и наклеивались на газеты и тюки с газетами. На почте обертку срывали и уничтожали вместе с погашенными марками. Это и объясняет то, что в настоящее время многие газетные марки являются редкостью. В 1856 году были выпущены марки красного цвета, которая является одной из редчайших марок Европы.

Трудно поверить, но даже синий "Меркурий" при тираже почти 12 миллионов является редкостью. Об этом говорит такой факт, что многие информационные агентства мира сообщили о "филателистической краже века" 17 марта 1970 года.

В тот мартовский день в пражский почтовый музей пришли двое молодых людей. Воспользовавшись тем, что залы были пусты, они вскрыли застекленную витрину, где хранился один из наиболее ценных экспонатов - единственный в мире полный лист "голубых меркуриев". Пригрозив пожилой служительнице музея, которая пыталась усовестить грабителей, молодые люди скрылись, унеся с собой добычу. На следующий день весть о похищении редких марок взволновала весь филателистический мир.

Журналисты высказывали предположение, что этот уникум будет вывезен за границу и продан какому-либо богатому коллекционеру или еще хуже будет разрезан и продан по частям. Таков был первый акт этой филателистической драмы. О краже был поставлен в известность Интерпол, было обещано большое вознаграждение.

Второй акт разыгрался на чехословацко-австрийской границе, когда к контрольно-пропускному пункту Ново-Быстрица подъехал роскошный лимузин с дипломатическим номером. Чехословацкие пограничники, как всегда с должным уважением отнеслись к дипломатическому паспорту владельца и водителя автомобиля советника-посланника греческого посольства в ЧССР Л. Лимберопоулоса. Но на этот раз у пограничников возникло подозрение, что в багажнике машины кто-то скрывается. В ответ на вежливую просьбу открыть багажник, греческий дипломат запротестовал в отнюдь не дипломатических выражениях. Но багажник, в соответствии с действующими правилами, был все же открыт, и пограничники извлекли оттуда насмерть перепуганного человека. Это и был организатор кражи в почтовом музее. По его заданию два младших брата преступника похитили для него блок "голубых меркуриев". А господин Лимберопоулос "любезно согласился" вывезти обладателя филателистического уникума за пределы страны.

Удача в этот раз сопутствовала сыщикам, и сокровище вернулось на свое место. Пресса же еще раз порадовала нас рассказом о знаменитых марках.

Интересна история находки блока желтых "Меркуриев". В феврале 1926 года, по сообщению журнала "Illustrierter Briefmarken-Journal", был найден блок из 12 марок желтого "Меркурия". Эти марки были наклеены на большой пакет с газетами, отправленный 17 мая 1856 года из Вены в Прагу на имя бывшего австрийского императора Фердинанта. Отставной монарх после отречения жил в Праге, но живо интересовался Венскими новостями. Адресат, по каким-то причинам газеты не прочитал, а вышколенная прислуга не посмела выбросить пакет. В конце концов уникальный блок возвращается в Вену и долго не находит своего покупателя из-за огромной цены на него. Появился даже слух, о том, что это блок будет разрезан и продан по частям. Когда эти слухи появились в прессе, то вся мировая филателистическая общественность возмутилась, но все кончилось благополучно - вскоре он нашел своего владельца.

А розовый "Меркурий" даже дал свое имя для книги филателистических рассказов известного чешского писателя Франтишека Лангера, которая вышла в нашей стране в 1969 году. Один из рассказов Ф.Лангера называется "Квартблок розовых Меркуриев". Вот как описывает свои впечатления главный герой рассказа Игнац Крал, когда он увидел "... чистый нештемпелеванный квартблок розовых Меркуриев.

Разумеется, вы сначала должны знать, что такое Меркурии, квартблоки и, наконец, квартблок розовых Меркуриев. Встаньте же на колени и поклонитесь им - они это заслуживают! Так знайте: Меркуриями назывались газетные марки, их наклеивали вместе с адресом прямо на газеты или на газетные тюки. Я не хочу обижать газеты, но кто их сохраняет после прочтения? Так что наклеенные марки выбрасывались вместе с ними. Поэтому вы теперь и за десятку не найдете, скажем, даже синюю с Меркурием, которая стоила чуть больше половины крейцера.

Розовую, стоившую 30 крейцеров, которую клеили, как известно, только на обертку больших газетных тюков, вы не найдете даже за две тысячи крон. А теперь представьте, что на меня с оставшегося в наследство альбома глядят эти четыре розовые, с головой Меркурия, прелестный полный квадратик, две и две, отчего их цена удесятеряется, и вдобавок, заметьте себе, неиспользованные, а это означает, что ценность их настолько повышается, что они были бы приличным приданым для невесты! Для богатой невесты! Невозможно понять каким чудом они сохранились! И даже всей четверкой. Из этого чуда следует вычесть то, что умерший дядюшка был советником министерства почт и телеграфов. Так или иначе, их вообще могли приобретать только газетные экспедиции для своих крупных посылок". Продолжение интересной истории можно узнать, прочитав эту книгу Ф.Лангера.

 

Через 14 лет после появления австрийских Меркуриев в США вышли три американские газетные марки с портретами Вашингтона (5 центов), Франклина (10 центов) и Линкольна (25 центов). Так как газета - вещь крупная, то газетные марки США выпустили рекордных размеров (10х5.5 см). Однако встал вопрос - как гасить такие большие марки. Заказывать штемпель большого размера? А как с ним потом работать? Почтовики поступили гораздо проще. Кисточка и чернила позволили надежно гасить марки. Но после этого лица американских кумиров оказывались в очень неприглядном виде. Целых 10 лет терпели американцы это издевательство, но, в конце концов, выпустили газетные марки уже нормальных размеров. На этих марках номиналами от 1 цента до 100 (!!!) долларов были изображены скульптуры символов и аллегорические скульптуры.

Кроме Австрии и США подобные марки применялись в Чехословакии, Бельгии и некоторых других странах. Посмотрите, например, на фрагмент аргентинской газеты "La Reaccion Civica" от 16 августа 1902 года с газетной маркой. По нему можно представить, как это выглядело в действительности.

В России роль газетных марок играли полоски бандерольной бумаги с напечатанной маркой достоинством в 1 копейку. Применялись бандероли и в других странах. Вот перед Вами маркированная бандероль Австралии 1950 года.

По иронии судьбы последняя газетная марка вышла в 1954 году в той же Австрии, страны, которая начала интересную историю семейства газетных марок. Интересно, что голова Меркурия есть и на них. Ну а доставка огромного количества газет во всем мире производится почтой или специальными организациями по заключенным с издательствами договорами.

В заключении хочется показать читателю оригинальный конверт, на котором наклеены 12 почтовых марок романовской серии, номиналом 15 копеек. Это письмо прошло почту в начале 1918 года. Оригинальность данного почтового отправления заключается в том, что на этих марках были сделаны надпечатки трех типов, один из которых воспроизводит первую страницу газеты с текстом отречения Николая II от 4 марта 1917 года. Газета "Известия" была единственным изданием, выходившим в те дни в Петрограде. И газетчики поспешили распространить эту новость и таким образом. Конечно, это было сделано в виде символа. Данные надпечатки - предмет большой дискуссии в филателистическом мире. Официальные советские каталоги никогда не признавали и отвергали их почтовое использование. Но все же часть этих марок была использована по назначению. Так получились оригинальные "газетные" марки.

Далее >>>